Accessibility links

Лейла, Олланд и лагерная пыль


Первые кадры после освобождения Лейлы шокировали общественность – так она постарела за год, проведенный под арестом

Первые кадры после освобождения Лейлы шокировали общественность – так она постарела за год, проведенный под арестом

ПРАГА---9 декабря Бакинский суд освободил правозащитницу Лейлу Юнус из заключения, заменив 8,5 лет тюремного заключения на пять лет условного срока. Месяцем ранее, 12 ноября, из тюрьмы был освобожден ее супруг Ариф Юнус, его также перевели под домашний арест, скостив срок до пяти лет. Власти заявили, что отпустили его из гуманитарных соображений, сообщалось, что его кровяное давление поднялось до критической отметки и выпустить его рекомендовали врачи. Ранее поступала информация, что власти не собираются пересматривать планы в отношении Лейлы Юнус и намереваются отправить ее в женскую колонию.

Напомню, в августе 2014 супругов арестовали по обвинению в измене родине. Тогда их обвинили в шпионаже в пользу армянской разведки, а также в использовании средств из зарубежной помощи для вербовки в шпионы азербайджанских граждан. Позже добавились обвинения в экономических преступлениях, на основании которых и был вынесен вердикт.

Выйдя из зала суда, где ее встречал муж и ждали журналисты, Лейла заявила: «Я, выступая на суде, сказала, что из меня уже сделали лагерную пыль». И продолжила строчками Тютчева: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. И вам прощение дается, как нам дается благодать». Первые кадры после освобождения Лейлы шокировали общественность – так она постарела за год, проведенный под арестом. Ариф Юнус считает, что для того, чтобы восстановить прежнее состояние здоровья, ей нужно минимум два-три года.

По какой причине в действительности были освобождены супруги Юнус? На этот счет особая точка зрения у нашего сегодняшнего собеседника, активиста гражданского общества Зардушта Ализаде.

Катерина Прокофьева: Зардушт, как вы думаете, по какой причине освобождена Лейла Юнус сейчас – потому что ее состояние здоровья стало резко ухудшаться, или, может быть, на это повлиял ранее освобожденный ее супруг, или так изначально было задумано?

Зардушт Ализаде: Я думаю, что было изначально задумано. Когда освободили Арифа, понятно было, что скоро освободят и Лейлу. По этому делу если уж Арифа, которому было предъявлено более тяжелое обвинение и который получил меньший срок, все же освободили, то Лейлу тем более должны были освободить.

Катерина Прокофьева: То есть вы не думаете, что сам Ариф как-то повлиял на это своей голодовкой и ультиматумами...

Зардушт Ализаде: Нет, ни в коем случае. На наши власти такими способами невозможно повлиять.

Катерина Прокофьева: То есть освободили его не по гуманитарным причинам. А эти освобождения, точнее перевод под домашний арест, могут быть связаны с окончанием парламентских выборов? Ранее правозащитники прогнозировали, что после парламентских выборов будут освобождены некоторые политзаключенные, даже называли конкретные имена.

Зардушт Ализаде: Я не знаю, на чем основывались коллеги, когда связывали проведение парламентских выборов и поствыборный период с освобождением политзаключенных, потому что, на мой взгляд, парламентские выборы ко всем этим событиям не имели ни малейшего отношения. У нас вообще выборов не было. Была т.н. церемония утверждения через избирательные процедуры списка, который был уже заранее утвержден на более высоком уровне – в президентском аппарате. Избирательный же процесс был просто фикцией и полнейшей профанацией.

Катерина Прокофьева: Почему, по вашему мнению, именно они были сейчас освобождены и можно ли считать это прецедентом, хорошим знаком для остальных политзаключенных?

Зардушт Ализаде: Дай Бог, чтобы всех освободили. Большая часть этих людей абсолютно невиновна, в крайнем случае, во всех преступлениях, которые им инкриминируются. Но я думаю, что Арифа и Лейлу Юнус освободили все-таки по просьбе (не по давлению) французского МИДа, французских политиков, которые считают, что нехорошо, когда шевалье (кавалер) ордена Почетного легиона сидит в тюрьме и страдает. В общем, их освободили по просьбе французской стороны, и это был такой жест доброй воли со стороны азербайджанских властей на просьбу французской власти. Я полагаю, что скоро им заменят условное освобождение и их помилуют – признают виновными, но помилуют (проявят великодушие), а потом разрешат уехать во Францию, а оттуда, наверное, в Голландию к дочери. Что касается других политзаключенных, то я не вижу причин для того, чтобы их освобождали. Хотя могут освободить, потому что многие из них, как я полагаю, уже получили очень жестокий урок и будут остерегаться высказываться.

Катерина Прокофьева: Я помню, что Франсуа Олланд лично хлопотал за Лейлу, но как-то не предполагала, что именно он повлиял на это.

Зардушт Ализаде: Ведь когда не учитываются политические моменты, личные отношения выступают на первый план. Видимо, так Олланд хлопотал, что Ильхам Алиев счел нужным ему сделать одолжение, сказав: «Вот, ты попросил, и я ее освободил».

Катерина Прокофьева: То есть вы думаете, что Лейла и Ариф будут продолжать заниматься своей правозащитной деятельностью – тем, чем они занимались раньше?

Зардушт Ализаде: Нет, я так не полагаю. Я думаю, что они уедут из страны.

Катерина Прокофьева: Но там они будут продолжать заниматься этой деятельностью...

Зардушт Ализаде: У нас сотни людей уехали, даже более политически значимые люди. Но какой прок от того, чем они занимаются? Собирают какие-то жалкие пикеты перед посольствами Азербайджана за рубежом, проводят какие-то акции, пишут письма, протесты, собирают подписи, – и нулевое влияние на Азербайджан, потому что все-таки если делать политику, то нужно делать ее внутри Азербайджана, а не за рубежом.

Катерина Прокофьева: А чисто юридически вы вникали, как это было обставлено? В смысле, суд исключил из обвинительного приговора статью 320 ввиду ее давности, опять же решение о конфискации дома на имя их дочери тоже исключено из приговора – это на каких основаниях было сделано?

Зардушт Ализаде: Юридическая сторона дела в Азербайджане имеет абсолютно нулевое значение. Если исключили, то не потому, что обстоятельства дела, расследование, аргументация, следствие что-то показали, а потому что решили изобразить некую юридическую активность, которая дала бы им возможность обосновать свое политическое решение о том, что их пора уже освободить. Их уже достаточно наказали, опустили, растоптали, запугали, а теперь пора освободить. Им нужно изображать какую-то юридическую активность – что-то исключить, что-то добавить, чтобы были обоснования.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG