Accessibility links

От политических союзов никто не ждет особой щепетильности и прочих сходств с дружбами. Один лишь расчет, внутривидовая близость беспощадно разводит, другие сближения странные, но логичны. По крайней мере, должны быть. Если эту логику не заменяет обыкновенная безысходность.

Это ведь не просто вопрос политического выбора – с кем дружить. Это куда более обширный диагноз.

Вот, скажем, французские социалисты сняли своих кандидатов в пользу правых. Можно сказать, гражданско-политический подвиг. Пожертвовать в пользу Саркози, противника из противников, во имя общей победы над Национальным фронтом. Тут, правда, можно уточнить, что кандидаты эти не выглядели фаворитами, да и не все из них сошли, но жест получился, солидарность состоялась, никто, кроме ле Пен, не в убытке.

А под Москвой стали лагерем дальнобойщики, и либералы продолжают полемику: должны ли они, либералы и белоленточники, интеллигенты и очкарики, поддерживать настоящих мужиков, которые могут свернуть шею кому угодно. Может, им. А, может, если все правильно повернется, самой власти. Правильное ли это с какой-нибудь точки зрения дело – возить им бутерброды и солярку?

Кто-то возит. Кто-то вспоминает ленинские уроки работы с аполитичным пролетариатом. Кто-то недобро смеется, отмечая среди прочей атрибутики в их кабинах гвардейские ленточки и что-то их непременное про Крымнаш.

Крым их, и власть вместе с Путиным их, но они выступили против нее. Как когда-то против нее выступали пенсионеры, такие же социально близкие ей, как мужики на большегрузах. Еще были шахтеры, причем не только в России, а везде, где они отключают спасительные газовые датчики, чтобы никто не мешал им гибнуть. Ни одну власть они, впрочем, не свалили, но стуком касок запомнились.

А вот в Нардаране выступили исламисты, и кому-то из борцов с режимом это тоже показалось любопытным, к счастью, немногим. А в Армении никого не удивляет коалиция «Нет», в которой против нынешнего президента плечом к плечу сошлись два его предшественника, один из которых однажды сверг другого.

Противоестественность единства – штука нормальная, на то они и народные фронты. Только и они бывают двух типов. Одни создаются, чтобы победить. Как конце 80-х по всей территории пролетарского братства, от Чехии и Армении до Литвы и Азербайджана. Под едиными лозунгами бегства от империи рядом встали националисты, крестьяне, священники, интеллектуалы, в общем, такой политически пестрый люд, по сравнению с которым дальнобойщики и рафинированные либералы смотрятся политическими близнецами. И кого только не было на Майдане!

И есть второй тип – выморочная иллюзия, отчаянная имитация с попыткой в нее поверить, потому что больше верить не во что. Это – народные фронты эпохи 86-ти процентов. Дело не в цифрах и не социологии, с которыми можно спорить. Дело в эволюции протеста. Сторонники снабжения дальнобойщиков соляркой согласны, что их недовольство обывательски узко и корыстно, но, если его поддержать, из него возгорится пламя какого-нибудь значимого политического масштаба. В Армении ничего такого никто не говорит, потому что это как бы ясно из предыдущего опыта: главное – свалить президента, а там будет видно.

В общем, Народный фронт – сегодня. Спор продолжается, спорить не о чем, потому что по большому счету полемика не политическая, а политико-эстетическая. Потому что в глубине души все понимают, что ничего не возгорится. Но что делать, когда все, что не сделаешь, впустую? Когда-то давно оппозиция Саакашвили выглядела делом вполне безнадежным, грузинские демократы прекрасно понимали, что площадь, наполовину состоявшая из агрессивных неудачников и озлобленных пролетариев, – не их площадь, но логика политической борьбы не оставляла им выбора, и они шли на эту площадь. В Грузии все получилось по-другому, но то было потом, о чем на той площади никто не думал. Власть рухнула, но это вопрос не к оппозиции, не к площади, не к Народному фронту и даже не к Иванишвили. Это к самой власти, которая, что бы о ней ни говорили, причем справедливо, все-таки сделала страну, в которой власти приходится уходить.

Искушение толпой понятно. Дальнобойщиков, исламистов, озлобленных обывателей Исмаилинского района в Азербайджане власть, конечно, боится больше, чем идейных. Возглавить тех, кому ты не нужен, кто, даже победив, призовет какого-нибудь Бакиева, чтобы завтра его снова свергать, и снова без тебя? Можно верить, что возмущение дорожным тарифом может перерасти в понимание политической природы вообще, но не получается, и нет ничего похожего на конец 80-х. Между возможностью заработать хоть что-то с риском для жизни и требованием сделать эту жизнь достойной шахтеры везде выбирают первое, и это и есть аллегория тех 86-ти процентов, из которых все состоит почти везде, но в которые принято не верить. Помочь с соляркой, конечно, лучше, чем не помочь. И любая солидарность лучше, чем ее отсутствие, и мужикам, наверное, можно многое объяснить, и они согласятся, жаль, ненадолго. Слишком легко обмануться – это полбеды. Привычка обманываться, от безысходности вошедшая в обмен веществ, намного вреднее.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG