Accessibility links

Приплыли: манат в свободном плавании


21 декабря, в Азербайджане манат не просто упал, а рухнул, причем второй раз за год. Манат стал одной из самых обесцененных в 2015 году постсоветских денежных единиц

21 декабря, в Азербайджане манат не просто упал, а рухнул, причем второй раз за год. Манат стал одной из самых обесцененных в 2015 году постсоветских денежных единиц

ПРАГА---В понедельник, 21 декабря, в Азербайджане манат не просто упал, а рухнул, причем второй раз за год. Манат стал одной из самых обесцененных в 2015 году постсоветских денежных единиц. Девальвация в 48 процентов тут же сказалась на ценах на самое необходимое. Обе девальвации вместе взятые признаны финансистами самым крупным снижением курса национальной валюты в истории независимого Азербайджана. Международные эксперты уже назвали манат «худшей валютой в мире 2015 года». Азербайджанский Центральный банк отпустил манат в свободное плавание. Регулятор объяснил необходимость перехода на плавающий курс избытком предложения на рынке энергоносителей и ослаблением экономического роста в странах, являющихся основными потребителями нефти. Во что выльется экономический кризис? Об этом мы поговорили с экономистом, исполнительным секретарем гражданского движения «Республиканская альтернатива» Натигом Джафарли.

Катерина Прокофьева: Натиг, в феврале была первая девальвация маната, сейчас – вторая, очень чувствительная. Как люди реагируют, насколько они отчаялись, к чему готовы, кого винят, можно ли ожидать каких-то серьезных протестов, социальных катаклизмов или же просто население в курсе падающих цен на нефть и смиренно это воспринимает?

Натиг Джафарли: Честно говоря, население еще не переварило первую девальвацию, потому что были большие проблемы в бизнес-сфере, банковском секторе, люди не могут возвращать свои кредиты, очень сильно уменьшился торговый оборот внутри страны, закрываются магазины, торговые точки, и все это ощущается на каждом шагу. Первая девальвация еще не была усвоена экономикой, а вторая девальвация полностью добила и бизнес-сферы, и банковский сектор. Особенно сильно упали доходы населения, начинают подниматься цены – на лекарства цены поднялись на 50%, на продукты питания. Но пока это первая неделя после второй девальвации, люди пребывают в шоковом состоянии.

Я думаю, что через некоторое время люди начнут приходить в себя, и уже в социальных сетях есть консолидированное мнение о том, что во всем, конечно же, виновато правительство. Оно не смогло за эти годы сформировать нормальную экономику, не уменьшило зависимость от нефти, и падение цен на нефть полностью парализовало экономику страны. Люди отчетливо понимают, в чем дело, то есть не связывают это с нефтью. Естественно, правительство на всех телеканалах, во всех подвластных ему медиаструктурах усиленно ведет пропаганду о том, что виновато не правительство, а общемировые проблемы: есть некий большой заговор против России во всем мире, поэтому цены на нефть падают и Азербайджан параллельно страдает. Что касается каких-то социальных потрясений, я думаю, что после того, как шок начнет отходить, чем больше люди начнут ежедневно отчетливо чувствовать на своих карманах, на своем образе жизни уменьшение доходов, тем больше будет социальный протест. Я в этом уверен, потому что социальное положение населения сильно ухудшилось.

Параллельно стремительно увеличивается безработица. Даже в бюджетном пакете, который правительство Азербайджана уже приняло на следующий год, отразилось уменьшение ремонтно-строительных работ приблизительно на 4 миллиарда, а при нынешней структуре экономики Азербайджана будет примерно 120-130 тысяч безработных после того, как эти проекты остановят или вообще прекратят финансирование строительного сектора из бюджета. Так что безработица и падение доходов достигнут своего пика в следующем году, особенно ближе к весне, потому что цены на продукты питания в Азербайджане зимой естественным образом поднимались, так как спрос увеличивался, а предложение уменьшалось в связи с погодными условиями. Ближе к марту, я думаю, цены достигнут своего апогея, потому что у нас будут весенние праздники, и в это время «традиционно» всегда поднимаются цены. То есть ближе к весне люди будут ежедневно очень сильно чувствовать те процессы, которые сегодня происходят, и это вызовет социальный протест.

Катерина Прокофьева: Мне кажется, что еще и заявления, подобные тому, что сделал на днях министр спорта, о том, что девальвация не повлияет на бюджет «Формулы-1» и Исламиады, и прочие такие вещи вызовут еще большее раздражение азербайджанских граждан.

Натиг Джафарли: Да, конечно. В социальных сетях (в Азербайджане особенно популярен Facebook) это вызвало большой протест. Даже те люди, которые до вчерашнего дня вообще не писали на такие темы, некоторые бизнесмены, мелкие чиновники, даже средние чиновники, известные люди – певцы, писатели, актеры, даже они начали возмущаться этим. То есть это заявление было очень несвоевременным, мягко говоря, и вызвало какое-то недоумение: если страна должна уменьшить свои расходы, то почему же мы проводим «Формулу-1», Исламские игры и куда уходят эти деньги. Тем более, параллельно с этим было заявление министра туризма о том, что в этом году приток туристов в Азербайджан уменьшился. Всегда официальные лица твердили, что с помощью Европейских игр у нас произойдет большой скачок в туризме. Однако этого не произошло, и это официально подтвердилось. То есть и это тоже сильно действует на восприятие людей.

Катерина Прокофьева: Каковы ваши прогнозы, до каких пределов стоит ждать удорожания доллара?

Натиг Джафарли: Честно говоря, в Азербайджане нет нормальной экономики, нет институтов, рынка ценных бумаг, валютной биржи. У нас все регулируется административным путем, как в лучших традициях Советского Союза. У нас нет нормальных институциональных органов, которые могли бы помочь правительству выйти из этого кризиса и установить реальную цену маната. Есть единственный нормальный параметр, критерий – это торговый баланс страны. Если судить по торговому балансу, в следующем году Азербайджан при нынешних ценах на нефть ожидает прибыль всего чуть больше 3 миллиардов долларов, а ежегодное потребление иностранной продукции в Азербайджане – приблизительно 9-10 миллиардов долларов. Естественно, экономическое состояние ухудшается и потребление уменьшится, но я не думаю, что в два раза может уменьшиться, потому что страна ничего не производит, и мы вынуждены будем привозить из разных стран товары ежедневного потребления. В этом случае, если потребление уменьшится на 2 миллиарда, тогда приблизительная цена маната будет составлять 2:1 (2 маната – 1 доллар). Однако еще раз повторюсь, что это все зависит от цен на нефть. Если цены на нефть упадут ниже 30 долларов (такие прогнозы существуют), тогда невозможно угадать, в каких пределах будет стоить манат в ближайший месяц.

Катерина Прокофьева: Пишут о том, что Центробанк Азербайджана выиграл от девальвации более 3 миллиардов манатов...

Натиг Джафарли: Ну, это же глупо. Если это выигрыш, то почему бы не установить курс 10 манатов – 1 доллар, тогда бы Центробанк Азербайджана выиграл 30 миллиардов. Это нельзя назвать выигрышем. То есть они перевели в манаты ту сумму, которая находится на балансе Межбанка, и в манатном выражении получается, что после девальвации естественным образом манатное выражение увеличилось, но это нельзя назвать выигрышем.

Катерина Прокофьева: Учитывая все вышесказанное, нужно ли ожидать отток населения из страны?

Натиг Джафарли: Если бы экономическая ситуация в соседних странах, особенно в России, была лучше, то, естественно, отток бы увеличился в последнее время, но в Азербайджане существует еще и такая проблема: в страну поступали доллары через два канала – нефтяной сектор и наших соотечественников, которые работают за границей, в частности, в России. И объем был немалый. До кризиса в страну из России ежегодно текло около 4 миллиардов долларов. Сейчас экономическая ситуация в России тоже ухудшилась, и поэтому отток населения большими темпами из страны, особенно в Россию, не ожидается. Если бы там экономическая ситуация была бы лучше, то тогда, может быть, такой отток мы могли бы увидеть. Честно говоря, сейчас очень сложно гадать об этом, но люди постараются, во всяком случае, найти выход из положения, может быть, найти работу в соседних Грузии, Турции, скоро Иран открывается, и если будут отменены санкции, я думаю, иранский рынок, вполне возможно, может через годы заменить российский рынок для азербайджанских работников. То есть в этом направлении, конечно же, какие-то движения будут. Но такого массового оттока населения не ожидается именно из-за того, что в России ситуация не лучше, чем у нас.

Катерина Прокофьева: А как этот кризис может сказаться на внутренней политике?

Натиг Джафарли: Естественно, это уже отражается, и население и политические организации обвиняют во всем этом правительство. Просто власти Азербайджана должны понять, что в корне существующих проблем не стоят цены на нефть. Корни всех проблем упираются в то, что в Азербайджане нет прозрачной, нормальной выборной системы, нет демократии, не соблюдается верховенство закона. Ко мне часто обращаются (естественно, негласно) даже представители власти с вопросом, какой нужно сделать первый шаг для того, чтобы увеличить капиталовложения в стране. Я всегда говорю, что первым шагом является реформа судебной власти. Ни в одной стране мира экономические реформы не начинались без параллельных судебных реформ. У бизнесмена, у капитала должны быть гарантии, что в будущем у него не отнимут бизнес, объект, недвижимость. В этом плане политические реформы неизбежны, то есть и судебная власть должна реформироваться, и законодательная. Если бы правительство в этом году провело более или менее нормальные парламентские выборы, то сейчас намного легче было бы под эгидой парламента начинать дискуссии о выходе из положения, если бы там были представители оппозиции или гражданского общества. А правительство в последние годы всячески уничтожало гражданское общество, независимые СМИ, всегда почему-то думают, что именно они виноваты в том, что критикуют положение в стране. Сейчас сложилось такое положение, что правительство полностью подконтрольно, практически не осталось независимых СМИ, NGO практически прекратили свою работу, очень мало возможностей для политических партий работать в обществе. Но уже без политических реформ, без судебных реформ, без повторных выборов в парламент выйти из этого положения будет достаточно сложно и, я думаю, даже невозможно.

Катерина Прокофьева: На этом фоне Азербайджан решает еще ввести санкции против США...

Натиг Джафарли: Для этого нужно быть Кафкой, наверное, написать очередной какой-нибудь сюрный роман. Но Азербайджан это затевает для внутреннего потребления, скорее всего, потому что в стране распространялись слухи среди населения о том, что Америка вводит санкции против азербайджанской власти, а это может окончательно подорвать устои власти. Дабы прекратить эти разговоры и дать какое-то место для внутреннего потребления, они вывели на обсуждение такой абсурдный законопроект, в котором Америка даже обвиняется в том, что там нормальных выборов не существует, фальсификация на каждом шагу, то есть это все превратилось в сюр. Общество это восприняло очень креативно и с юмором. Честно говоря, большого ажиотажа по этому поводу в стране нет.

Катерина Прокофьева: Что касается внешней политики на фоне экономического кризиса, следует ли ожидать, например, обострения в Карабахе?

Натиг Джафарли: К сожалению, такая опасность существует, потому что для того, чтобы спала какая-то внутренняя напряженность, нужно перевести стрелки на внешнего врага. Это всегда было удобно не только в Азербайджане, но и во всем мире, даже в соседней России так часто происходит. Внутренние проблемы хотят скрыть от народа именно внешней угрозой. Поэтому такая опасность, к сожалению, существует, но я надеюсь, что ума и опыта у нашего правительства хватит для того, чтобы не ввести в страну хаос. Если, не дай Бог, начнется война в Карабахе, это ничем хорошим для властей не закончится.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG