Accessibility links

В Госдуму повторно внесен законопроект о беби-боксах. В новой редакции документа организацию и финансирование специальных пунктов, где можно анонимно передать новорожденного под опеку государства, отдали регионам. Сейчас возможности отказаться от ребенка без официальной процедуры нет. Это приводит к тому, что матери бросают младенцев в опасных местах или убивают новорожденных, отмечают авторы законопроекта члены Совета Федерации Вадим Тюльпанов, Лилия Гумерова и Елена Афанасьева. В пояснительной записке к документу сообщается, что в первой половине 2014 года полиция зарегистрировала 13 таких случаев.

Российский беби-бокс

Российский беби-бокс

Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов и некоторые депутаты Мосгордумы ранее выступали против организации беби-боксов. Таким образом, по их мнению, государство само как бы "подталкивает матерей к отказу от детей". В России беби-боксы существуют в Московской, Владимирской, Ленинградской, Курской областях, в Пермском, Краснодарском и Ставропольском краях.

Мама, оставившая ребенка в беби-боксе, не несет уголовной ответственности, если на нем нет повреждений

Беби-бокс выглядит как обычное окошко со стороны улицы. Открывая его, человек видит кроватку-люльку для ребенка. В боксе созданы оптимальные условия для малыша: подача воздуха, нужная температура. Женщина может открыть дверцу капсулы с улицы и положить сюда нежеланного младенца. После того как мать закроет дверь беби-бокса, у нее будет 30 секунд на раздумье. Затем замок камеры блокируется и в реанимацию роддома подается сигнал о поступившем младенце. Потом малыша осматривают специалисты, делают анализы. О найденном ребенке сообщают в полицию и органы опеки. Мама, оставившая ребенка в беби-боксе, не несет уголовной ответственности, если на малыше нет телесных повреждений. В противном случае ее будут разыскивать.

Если ребенок не объявлен пропавшим и его родители неизвестны, ему присваивается статус подкидыша. При этом мать может передумать и вернуть ребенка – после генетической экспертизы, но до того момента, пока его не усыновили.

Около "окон жизни" нет видеокамер и охраны – для сохранения анонимности биологических родителей подкидыша.

О том, кому помогают беби-боксы и почему этот проект нужно развивать и дальше, говорит руководитель социального проекта "Колыбель надежды" из Перми Елена Котова:

–​ В основном туда попадают дети, рожденные в домашних условиях, как правило, эти женщины не состояли на учете и не обращались в роддом. Дети оставляются в основном в первые дни жизни, иногда через несколько часов после рождения.

–​ В чем преимущество беби-бокса?

В Казани мама положила ребенка в сумку, повесила на заборе. Ребенок к утру замерз

–​ Приведу пример Казани –​ там мама положила ребенка в сумку, а сумку повесила на забор у роддома. Никто не пошел по этой дороге, не позарился на эту сумку, не услышал плача ребенка. Ребенок к утру замерз насмерть. Здесь мы получили маму, которая оставила в опасности ребенка, и погибшего ребенка. Если у нас есть беби-бокс, то мама, оказавшаяся в какой-то экстренной ситуации, когда ей не смогли оказать вовремя помощь, она оставляет ребенка в этом месте. А потом может хоть на следующий день вернуться за ним. Мы сохраняем двух людей для общества. Во-первых, мы понимаем, что есть семья, которая нуждается в помощи, которая, наверное, куда-то обращалась, но ей не оказали помощь. Мама обращалась за помощью, но не получила. Потом она в отчаянии оставила ребенка. Но прошел момент, и она поняла, что совершила ошибку. У нас есть возможность сохранить этих двух людей.

–​ Скольким детям таким образом удалось спасти жизнь?

Елена Котова

Елена Котова

–​ На сегодняшний день 39 российских детей были оставлены в беби-боксах. Кроме того, у нас есть кризисные центры для женщин, попавших в сложную ситуацию. Их телефоны есть возле боксов. Более полутора тысяч звонков к нам поступило, мы смогли помочь этим женщинам, устроить их в центры. И ни одного отказа от ребенка от этих женщин не поступило.

–​ А какие типичные ситуации?

–​ В данный момент я на связи с девочкой, которая находится в Москве. Я пытаюсь ей организовать приют, потому что ее близкие родственники выгнали ее из дома, хотя она и оставила ребенка в беби-боксе, но хочет вернуть его обратно и старается все для этого делать.

Закидать камнями у нас очередь выстраивается

Но каждый считает возможным поставить ей очередную подножку, чтобы ей было невозможно это сделать. Очень сложно найти людей, которые бы отнеслись к таким девушкам не с позиции осуждения, а просто протянули руку помощи. Потому что закидать камнями у нас очередь выстраиваться. У меня была девушка из Омска с двойней. Она рассказывала страшные, жуткие вещи. Она осталась одна, приехала в Москву, уже нашла, кто ей аборт сделает без документов... У нее две попытки суицида было. Человеку было очень плохо. Ей дали мой телефон, я была единственной, с кем она общалась все это время. Мы часами разговаривали по телефону. Ребята родились –​ все хорошо. У нее прошел этот этап.

Я забирала мамочку из роддома – ее родственники ее просто выгнали

На прошлой неделе я забирала мамочку из роддома, когда близкие родственники ее просто выгнали из дома. Некому было ее забрать, не во что было завернуть ребенка. Некуда было ехать. Я очень уважительно отношусь к психологам, но очень сложно объяснить женщине, которая спит в консьержной на 6-м месяце беременности, что жизнь прекрасна, что можно и помучиться немножко, но зато родить в этом подъезде.

–​ Каковы главные аргументы противников беби-боксов? И насколько это дорогой проект в принципе?

Беби-бокс в Перми сохранил жизни пяти детей. Одного мы вернули в семью. Это стоит 300 тысяч рублей или нет?

–​ Вообще, как только мы начали заниматься этой историей, я очень долго искала специалистов в этой сфере. На сегодняшний день могу сказать совершенно точно – нет вообще никаких специалистов в этой сфере. Эта сфера не изучалась. Есть штампы. Что все это происходит только с алкоголичками, пьяницами и наркоманками. На самом деле попасть в безвыходную ситуацию может любая женщина. А устанавливать эти "окна жизни" будут, как и раньше, скорее всего, за счет жертвователей. Это стоит порядка 200–300 тысяч рублей –​ установить одну такую конструкцию в медучреждении. Беби-бокс в Перми сохранил жизни пяти детей. Одного ребенка мы вернули обратно в биологическую семью. Как вы думаете, это стоит 300 тысяч или нет? Я считаю, что ребенку надо дать право на жизнь, – считает Елена Котова.

По мнению Павла Астахова, установка беби-боксов противоречит российским законам и моральным принципам

Однако идея установки беби-боксов в России нравится не всем. В июле 2015 года председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина утверждала, что в России нет необходимости принимать закон о беби-боксах, поскольку он будет способствовать "разрастанию этой практики". В марте уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов просил Генпрокуратуру разобраться с инициативой установки беби-боксов, которые, по его мнению, противоречат российским законам и моральным принципам. Координатор региональных программ Фонда профилактики социального сиротства Елена Чулкова также полагает, что беби-боксы не могут предотвратить убийства новорожденных:

–​ Я выражаю не только свою точку зрения, но и точку зрения многих представителей сферы профилактики социального сиротства. Беби-боксы бесполезны, поскольку они никак не решают проблему снижения детской смертности именно по причине убийств новорожденных детей. А именно так позиционируют эту идею авторы инициативы. Установка беби-боксов не решает проблему убийств, потому что новорожденных детей убивает совсем другая целевая группа матерей.

Беби-боксы бесполезны: они не снижают детскую смертность, потому что новорожденных детей убивает совсем другая целевая группа матерей

А в беби-боксы попадают дети, которые имеют явные признаки заботы. И опыт показывает, что матери поступают таким образом, исходя из своих лучших побуждений, думая, что они помогут своему ребенку. Не имя собственных сил помочь ему, они вверяют его государству. Целевая группа женщин, которые идут на эти убийства, совсем не мотивированы на использование беби-боксов. Для этих женщин важно избавиться от ребенка быстро и оперативно. Они не заботятся о сохранении здоровья и жизни ребенка. Соответственно, они не будут тратить время на то, чтобы привезти ребенка к месту, где установлен бокс, ведь для этого необходимо предварительно что-то сделать, чтобы ребенок не плакал, был сыт, одет.

Елена Чулкова

Елена Чулкова

Они не оденут ребенка, они его не покормят, они его не завернут в теплое одеяльце и не отвезут в то место, где ему смогут помочь. Кроме того, тут интересный такой момент получается. Установка беби-боксов на федеральном уровне, даже на уровне одного региона требует массированной широкой рекламы среди населения о том, что есть такие места, что туда можно приехать и оставить ребенка. Получается, что таким образом государство заявляет, что отказываться от детей можно. Это просто, это нормально, что в корне противоречит семейной политике. Государство своими руками разрушает семью, которую оно профилактической деятельностью могло бы сохранить.

–​ Насколько эффективна эта помощь?

Получается, что государство заявляет – отказываться от детей можно

–​ Доказано, что она достаточно эффективна –​ от 40 до 70–80% детей можно сохранить в кровной семье. Эти дети не попадут в учреждение. Они не получат психологическую травму на всю жизнь. Они будут расти в нормальной семье с мамой, которая их любит, которая получила поддержку, поверила в свои силы, повернулась к своему ребенку, увидела его глаза, почувствовала себя сильной.

–​ Выходит, беби-бокс –​ это зло?

–​ Это неэффективно, это бесполезно, это сомнительно с этической точки зрения. Потому что государство, таким образом, разрешает мамам думать о таком варианте вместо того, чтобы с точно такой же силой и интенсивностью предлагать женщинам свою помощь. Беби-боксы вредны для системы профилактики, потому что они не дают добраться до той женщины, которой нужна помощь. Ей ребенок нужен, просто она оказалась в очень трудной жизненной ситуации. Она чувствует себя совершенно беспомощной. Государство просто должно до нее дойти с помощью эффективной системы профилактики, –​ считает Елена Чулкова.

"Окна жизни" в той или иной форме существуют во многих странах мира. В Германии их около 100, в Пакистане – около 300. В 2006 году закон о беби-боксах приняла Чехия, сейчас в стране насчитывается 47 боксов, большая часть из которых расположена в крупных городах. На настоящий момент таким образом спасено 62 ребенка. Однако представители Комитета ООН по правам детей выступили с резкой критикой беби-боксов и призвали власти европейских стран как можно скорее ликвидировать "окна жизни". Они заявили, что беби-боксы нарушают права ребенка, который впоследствии захочет узнать, кто его биологические родители.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG