Accessibility links

Год сирийской войны


Одним из лидеров ИГ является Тархан Батирашвили, он же Умар аш-Шишани. Бывший грузинский офицер, военный разведчик, ветеран российско-грузинской войны 2008 года Батирашвили теперь замыкает тройку самых «дорогостоящих» международных террористов по версии Госдепа США

Одним из лидеров ИГ является Тархан Батирашвили, он же Умар аш-Шишани. Бывший грузинский офицер, военный разведчик, ветеран российско-грузинской войны 2008 года Батирашвили теперь замыкает тройку самых «дорогостоящих» международных террористов по версии Госдепа США

Количество граждан Грузии, отправившихся воевать в Сирию и Ирак, в 2015 году значительно сократилось. Об этом под конец года сообщили в Службе государственной безопасности Грузии. Всего, по информации ведомства, в гражданской войне на Ближнем Востоке принимают участие около 50 грузинских граждан, преимущественно кистинцы и грузины-мусульмане. Между тем в Духовном управлении мусульман Грузии одной из причин ухода добровольцев в Сирию и Ирак называют недостаточное внимание со стороны государства к проблемам мусульманского населения. В целом в течение 2015 года о своих проблемах не раз заявляли и другие конфессиональные меньшинства.

Бороться с отъездом добровольцев на Ближний Восток власти Грузии пытались в течение всего 2015 года. Еще в январе МВД инициировало поправки в Уголовный кодекс, предполагающие уголовное наказание лиц за участие в НВФ за рубежом. Бывший министр юстиции Тея Цулукиани тогда рассказала, что изменения в Уголовный кодекс вносятся в первую очередь для того, чтобы воспрепятствовать добровольцам, желающим уехать в Сирию и Ирак. Кроме того, Цулукиани призналась, что попасть под уголовное преследование могут и грузинские добровольцы, воюющие в Украине. Но только в том случае, подчеркнула экс-министр, если они принимают участие в деятельности незаконных вооруженных формирований, воюющих на стороне сепаратистов.

Решение правительства вызвало озабоченность в Панкисском ущелье. Правозащитник Джокола Ачишвили не исключил, что поправки в УК скорее осложнят жизнь кистинцам, нежели остановят потенциальных добровольцев:

«Я не исключаю, что начнутся преследования, обыски, допросы. Нам усложнят выезд из страны и въезд. Хотя и сейчас нас на границе проверяют тщательнее и дольше остальных. Чего скрывать, многие местные ездят на заработки в Турцию, теперь иди и докажи, что ты едешь на работу».

Однако поправки все же были приняты. Первым, кто попал под действие закона, оказался доброволец из села Джоколо в Панкисском ущелье Давид Борчашвили, который вернулся в Грузию в конце ноября. Он покинул родину полтора года назад и отправился на заработки в Турцию, а оттуда перебрался в Сирию. Обвинение Давиду Борчашвили по статье 327 – «Участие в деятельности террористической организации» – было предъявлено в одной из больниц Тбилиси, куда его поместили сразу же после того, как он оказался на территории Грузии. У 29-летнего кистинца имелись осложнения от огнестрельного ранения, которое он получил во время боев в Сирии несколько месяцев назад. Борчашвили не стал скрывать, что принимал участие в вооруженном конфликте, однако с выдвинутыми обвинениями не согласился. Его адвокат Гела Николаишвили пояснил, что кистинец воевал в рядах Свободной армии Сирии. Эта группировка, по словам адвоката, не признана террористической организацией и даже пользуется «поддержкой западных государств».

«У стороны обвинения нет никаких доказательств. Они приводят лишь распространенную в интернете видеозапись, где Борчашвили запечатлен среди вооруженных людей в Сирии (на кадрах Давид Борчашвили вместе с несколькими чеченцами едет в военном пикапе по улицам одного из сирийских городов – З.М). Это видео аутентично, подзащитный этого не отрицает. Но эта видеозапись была сделана рядом с границей Турции, в сотнях километров от территории, подконтрольной «Исламскому государству». А потому никаких связей с ИГ у него нет. К тому же эта запись была сделана еще тогда, когда «Исламское государство» не было признано террористической организацией», – сказал тогда адвокат. Процесс над Борчашвили продолжается до сих пор, в случае если его вина будет доказана, ему грозит лишение свободы сроком от 10 до 15 лет.

По обвинению в соучастии в террористической деятельности в 2015 году на скамье подсудимых оказались и некоторые другие жители Панкисского ущелья, которые, правда, не воевали на Ближнем Востоке, но, по информации прокуратуры, могли быть причастны к вербовке людей для участия в боевых действиях. По крайней мере, такое обвинение было предъявлено в июне бывшему имаму мечети села Джоколо Аюбу Борчашвили. Вместе с ним по обвинению в пособничестве терроризму в Тбилиси были задержаны еще три человека. Судебный процесс над всеми ними продолжается до сих пор.

Следствие утверждает, что именно Борчашвили является представителем террористической организации «Исламское государство» в Грузии и что он способствовал переправке молодых людей из Панкиси в Сирию. Кроме того, следователи настаивают, что именно Борчашвили завербовал и отправил на Ближний Восток двоих учеников одной из школ Панкисского ущелья весной 2015 года. Второго апреля из села Думастури исчезли два школьника – 18-летний Ризван Багакашвили и 16-летний Муслим Куштанашвили. Утром они, как обычно, отправились в школу, которая находится в соседнем селе Омало, но обратно не вернулись. Спустя пару дней молодые люди связались с родителями и сообщили, что покинули Грузию, чтобы принять участие в войне в Сирии. Стало известно, что школьники из Тбилиси вылетели в Стамбул, а в Турции их уже ожидали проводники. В совете старейшин Панкисского ущелья не исключили, что ребят могли вывезти из страны обманом, кроме того, были слышны упреки в адрес властей. Представитель совета старейшин Хасо Хангошвили тогда заявил, что ответственность за случившееся лежит и на руководстве страны:

«Как несовершеннолетний без разрешающего письма родителей прошел контроль в аэропорту в Тбилиси? Это ведь незаконно! Значит, им кто-то помогал. Мы в своем обращении к властям призываем выявить тех лиц, которые агитировали этих детей, профинансировали и помогли пересечь границу».

Руководитель МВД (ведомство в ту пору возглавлял нынешний шеф СГБ Грузии Вахтанг Гомелаури) заявил, что пограничник в столичном аэропорту совершил непреднамеренную ошибку, пропустив несовершеннолетнего школьника:

«Генеральная инспекция МВД Грузии уже занимается этим случаем. Мы также связались с турецкой стороной, попросили содействия спецслужб в возвращении этого ребенка», – сказал тогда Гомелаури. Сам пограничник был наказан в административном порядке. Вернуть беглецов на родину так и не удалось.

Тем временем граждане Грузии, отправившиеся на чужую войну в Сирию, продолжали гибнуть и в 2015-м. Так, в феврале стало известно, что в ходе боев был убит выходец из кистинского села Халацани Давид Свиакаури, а в июне известие о гибели сына получили родители 23-летнего Турпала Борчашвили, убитого в боях за город Кобани. Всего погибшими на Ближнем Востоке числятся от 12 до 14 граждан Грузии, преимущественно выходцы из Панкисского ущелья.

Одним из лидеров ИГ является Тархан Батирашвили, он же Умар аш-Шишани. Бывший грузинский офицер, военный разведчик, ветеран российско-грузинской войны 2008 года Батирашвили теперь замыкает тройку самых «дорогостоящих» международных террористов по версии Госдепа США. За информацию о его местонахождении Государственный департамент Соединенных Штатов готов выложить пять миллионов долларов.

Грузинский эксперт по вопросам Кавказа Алеко Квахадзе между тем рассказывает, что в списках международных террористов, которые составляются в Госдепе, кроме Батирашвили как минимум есть еще один гражданин Грузии, который также является выходцем из Панкисского ущелья:

«Это амир Муслим аш-Шишани, он же Мурад Маргошвили, но он не является членом ИГ, наоборот, воюет в составе конкурирующей с ними организации, которая называется Джунд аш-Шам (Воины Сирии). Эта группировка обычно локализируется в провинции Латакия, где выступает против вооруженных сил, подконтрольных Башару Асаду. Внесение же в эти списки Тархана Батирашвили обусловлено тем, что он командовал штурмом курдского города Кобани, и, вообще, именно он руководил фронтом, который был направлен против курдских анклавов». По словам эксперта, один из эпизодов той битвы вошел в историю как «резня в Кобани», во время которой погибли около двухсот мирных жителей, еще столько же гражданских лиц получили ранения различной степени тяжести.

В конце ноября 2015 года в интернете появилась видеозапись, которая наделала немало шуму в Грузии. Именно тогда стало ясно, что проблема отъезда грузинских граждан в Сирию затрагивает не только Панкиси. На видеозаписи четыре молодых человека от имени террористической группировки «Исламское государство» угрожали жителям Грузии, «выступающим против мусульман». Авторы обращения пообещали, что скоро «халифат придет и в Грузию». Как выяснилось позже, все они – этнические грузины, выходцы из регионов Аджария и Гурия. Самому старшему из них, некоему Бадри Иремадзе, – 32 года.

Спустя несколько дней СГБ Грузии задержала четверых граждан, которых обвинили в связи с террористической группировкой «Исламское государство». Всех их связывают родственные узы и знакомство с авторами скандального видеообращения, по информации следствия, некоторые из задержанных принимали непосредственное участие в организации и осуществлении переброски грузинских добровольцев в Сирию. Первые предварительные слушания по их делу состоятся в январе 2016 года.

Также в ноябре в Грузии был заблокирован некий сайт islam.georgia.com, на котором неожиданно появилось обращение грузинского гражданина Мурмана Пайчадзе, воюющего в рядах ИГИЛ. Он рассказал, что в течение 10 лет был имамом села Кохта в Квемо Картли, затем уехал в Сирию. В своем обращении Пайчадзе призвал всех грузинских мусульман последовать его примеру: стать воином «Исламского халифата». Кроме того, Пайчадзе пообещал, что границы «ИГ» дойдут и до Грузии.

На фоне всех этих событий Духовное управление мусульман Грузии и ряд исламских организаций забили тревогу, обратив внимание на то, что существует риск радикализации мусульманской молодежи по всей стране. Так, глава НПО «Взаимоотношения грузинских мусульман» Рамаз Какаладзе тогда заявил, что меры, которые предпринимают власти для борьбы с угрозами экстремизма, недостаточны:

«Под влияние радикальных исламистов легко попадают люди, не имеющие фундаментальных знаний об исламе. Власти Грузии должны помогать традиционному исламу, открывать школы. Пока получается наоборот: наложены аресты на наши счета, и мы до сих пор не можем открыть школу, в том числе и медресе в Кобулети», – возмущался Какаладзе.

На недостаточное внимание со стороны государства пожаловались и представители Духовного управления мусульман Грузии. Надо отметить, что в течение года они не раз пытались привлечь внимание властей к проблемам грузинских мусульман. Одной из таких проблем муфтий Грузии Беглар Камашидзе считает «проникновение радикальных идей в сознание верующих». Однако он подчеркнул, что духовенство старается уделять максимальное внимание воспитанию мусульманской молодежи.

«Многие мусульмане не имеют возможности посещать мечети по ряду причин. У людей нет верных знаний, и они становятся жертвами интерпретаций. Духовное управление мусульман Грузии работает над этим. У нас есть теологи, несколько образовательных заведений, и мы стараемся, чтобы люди узнали тот ислам, который веками проповедовал в Грузии принципы любви и взаимопомощи». Однако Камашидзе при этом признал, что мусульманское духовенство все же не в силах противостоять процессу радикализации, так как возможности духовного управления ограничены.

Между тем в течение года о своих проблемах периодически говорили представители и других конфессиональных меньшинств. Практически все религиозные объединения указывали на то, что в ряде случаев их права ущемлены. Так, например, в октябре сразу восемь религиозных организаций Грузии обратились в Конституционный суд и потребовали признать неконституционным положение в Налоговом кодексе, согласно которому Грузинская православная церковь находится в привилегированном положении, поскольку освобождена от НДС, налога на прибыль и земельного налога. Иск внесли Грузинская евангелистская баптистская церковь, Апостольская администрация латинских католиков Кавказа, Союз мусульман, Церковь евангельской веры, Транскавказская унионная миссия Церкви христиан адвентистов Седьмого дня, Церковь слова жизни, Церковь Святой Троицы, Церковь Христа. Их интересы в суде взялась защищать глава НПО «Институт толерантности и многообразия» Эка Читанава:

«В иске содержится требование распространить те льготы, которыми сегодня пользуется ГПЦ, на остальные религиозные объединения. С этой рекомендацией на протяжении лет выступали Народный защитник, местные и международные организации, но проблема до сегодняшнего дня не решена». При этом правозащитница отметила, что иск религиозных меньшинств не означает их выступления против «особой роли ГПЦ в истории Грузии», на основе которой между ГПЦ и государством заключен конкордат. Речь идет лишь о Налоговом кодексе.

В октябре был опубликован ежегодный доклад «О религиозной свободе в мире», подготовленный Государственным департаментом США и посвященный 2014 году. В докладе говорится об участившихся фактах дискриминации религиозных меньшинств и о растущем влиянии Грузинской православной церкви не только на общественную, но и на политическую жизнь страны. Также в отчете отмечается, что в 2014 году грузинские правозащитники довольно часто фиксировали действия дискриминационного и даже насильственного характера по отношению к представителям иных вероисповеданий со стороны религиозного большинства. При этом грузинские правозащитники отмечают, что ситуация не многим отличалась и в 2015 году.

Так, например, руководитель НПО «Институт толерантности и многообразия» Эка Читанава рассказала, что в течение 2015 года неоднократно подвергался нападению офис общины Свидетелей Иеговы. Последний инцидент случился в ноябре, когда неустановленное лицо произвело пятнадцать выстрелов из огнестрельного оружия по зданию, где располагается офис. Никто не пострадал. Тогда же член общины Георгий Мурадов рассказал, что полиция, отделение которой находится в трехстах метрах от места происшествия, никак не отреагировала. Следователи и криминалисты приступили к осмотру места только утром, после того как к ним обратились сами представители общины.

В свою очередь, грузинские мусульмане, проживающие в Батуми и прилегающих селах, в течение года (и уже далеко не первый год) требовали построить новую мечеть, поскольку не умещаются внутри старой. При этом старая мечеть – Орта-мечеть – считается самой большой в Грузии, но, тем не менее, на каждый мусульманский праздник в социальных сетях разлетаются фотографии молящихся под открытым небом людей. Причем, их так много, что даже приходится перекрывать прилегающие к мечети улицы. В сентябре на празднике жертвоприношения Курбан-байрам председатель Союза грузинских мусульман Тариэл Накаидзе рассказал, что внутри здания умещается менее четверти прихожан из тех, кто обычно собирается на молитву.

«Грузинам-мусульманам в ненастье, в дождь и снег приходится быть во время молитвы снаружи. Это лучшее доказательство того, что в Батуми нужна новая мечеть», – в очередной раз подчеркнул Накаидзе.

В августе грузинские власти пообещали создать в Батуми «мусульманский центр». Речь идет о резиденции для муфтията и новом медресе. Кроме того, руководство страны принялось за составление списка мечетей, которые будут переданы Духовному управлению мусульман. При этом ничего не было сказано о возведении новой мечети, однако мусульмане надеются, что за счет строительства медресе, которое сейчас функционирует при старой мечети, в помещении высвободится дополнительное место.

Под конец 2015 года вновь всплыла тема ухода добровольцев на Ближний Восток, однако уже в положительном свете. В Службе государственной безопасности Грузии отрапортовали, что отток грузинских граждан в Сирию и Ирак для участия в боевых действиях значительно сократился. Это подтверждают и в Панкиси. Житель села Джоколо журналист Сулхан Бордзикашвили объяснял еще осенью это несколькими причинами:

«Это и события в самой Сирии, да и в ущелье наш местный джамаат усиленно работает над тем, чтобы молодые люди не уезжали. Государство, в свою очередь, также заметно ужесточило политику в этом направлении. Дошло до того, что домой вернули даже тех людей, которые на самом деле без всяких задних мыслей собирались ехать на заработки в Турцию. Однако сказать, что этот процесс полностью прекратился, я не могу, но по сравнению с тем, что было, подобных случаев однозначно стало меньше».

Журналист напомнил, что последний доброволец из Панкиси, студент Телавского университета, покинул свой дом и уехал в Сирию еще летом, тогда как до этого подобные случаи происходили практически ежемесячно.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG