Accessibility links

Культура в Грузии – 2015


Выставки в Тбилиси проводятся часто. Еженедельно, а то и чаще частные галереи и музеи предлагают любителям искусства взглянуть на работы признанных или, напротив, молодых художников

Выставки в Тбилиси проводятся часто. Еженедельно, а то и чаще частные галереи и музеи предлагают любителям искусства взглянуть на работы признанных или, напротив, молодых художников

В этом году на родину в Грузию вернулось полотно, написанное рукой Нико Пиросмани, а в выставочных пространствах витал дух Сергея Параджанова. Фестивали театра, музыки, фотографии и кино: что запомнилось любителям искусства больше всего?

Были ли на самом деле розы – а если и были, то сколько: миллион или, может быть, чуть меньше, – точно не знает никто. Как бы то ни было, эта история о бедном художнике Нико Пиросманашвили, более известном как Пиросмани, мало кого оставляет равнодушным. Одна из его работ – «Арсенальная гора ночью» спустя 96 лет вернулась на родину и вновь экспонируется в Грузии. Этим летом картину на аукционе Christie’s приобрел бывший премьер-министр страны Бидзина Иванишвили, после чего передал ее Национальному музею. На ней освещенная светом белой луны хижина у подножья горы. Рядом греются у костра люди и быки, впряженные в повозку. Ночное небо над их головами темно-синего цвета, впрочем, где-то вдали оно уже начинает светлеть. Это ночь, за которой последует рассвет. Ночь, после которой наступит новый день.

Это полотно наряду с еще десятью картинами художника впервые было выставлено в Грузии в 1919 году, через год после кончины их автора. Инициатором этой выставки был грузинский художник, общественный деятель и, собственно, основатель Национальной галереи Дмитрий Шеварднадзе.

Именно он в свое время стал одним из первых, кто осознал, что работам Пиросмани место не в городских духанах, для которых он рисовал, чтобы как-то свести концы с концами, а в музее. Что это не просто экзотический наивизм, а яркий пример настоящего примитивизма, который имеет свое достойное место в изобразительном искусстве. После той выставки работ Пиросмани «Арсенальная гора ночью» попадает к коллекционеру Кириллу Зданевичу. В 1957 советское руководство дарит полотно на шестидесятилетие французскому прозаику и поэту Луи Арагону, рассказывает куратор Национального музея Грузии Эка Кикнадзе. После чего оно на десятилетия пропадает из поля зрения общественности и впервые появляется на аукционе Sotheby's в 2007 году, говорит куратор:

«Затем, через пару лет картина ушла с аукциона MacDougall's. И, наконец, третий раз 1 июня этого года на Christie’s ее приобрел грузинский меценат, который передал картину Национальному музею Грузии. Для нас крайне важен сам прецедент пожертвования. Ведь последний раз музей от частного коллекционера получил в дар экспонат подобной значимости в 1982 году. Мы надеемся, что это станет примером для грузинской общественности».

Выставки в Тбилиси проводятся часто. Еженедельно, а то и чаще частные галереи и музеи предлагают любителям искусства взглянуть на работы признанных или, напротив, молодых художников. Поэтому удивить посетителей довольно сложно. Одной из наиболее креативных и запоминающихся экспозиций стала совместная концептуальная выставка грузинских и украинских живописцев. В Тбилисском музее истории «Карвасла» в конце весны были выставлены работы, объединенные одним именем: Сергей Параджанов.

Вся экспозиция представляла собой цельный масштабный коллаж размером с выставочный зал, в котором художники, работающие в различных сферах искусства и техниках, представили свои творения, каким-то образом связанные с Параджановым или же инспирированные его творчеством. Здесь можно было увидеть и работу братьев-близнецов Василия и Ивана Костенко «Детство Параджанова»: яркий коллаж из битого стекла, бусин, миниатюрных фигурок и других мелочей в человеческий рост – воплощение детской, безгранично светлой фантазии. Сохранить ее под силу лишь единицам взрослых, и одним из них был Параджанов. Наиболее тяжелый период его жизни – тюремное заключение – был представлен фотоработами Ирмы Шарикадзе.

А картина Олега Тимченко «Мертвый воробей» когда-то висела дома у Параджанова. Не сумев убедить автора подарить или продать ему эту работу, он попросил Тимченко хотя бы одолжить ее на время. Получив согласие, Параджанов, по словам художника, выбрал для нее замечательное место на стене. Правда, повесил вверх тормашками и объяснил это тем, что так картина смотрится фатальнее. «Мертвый воробей» тоже стал частью экспозиции. Фотографии, отрывки из писем и дневников Параджанова, его цитаты, которые каждый желающий мог «выловить» из бассейна, установленного прямо в центре выставочного зала, – экспозиция получилась живой, объемной, в чем-то немного сумбурной, но красочной, как калейдоскоп. Эту выставку из всех, когда-либо посвященных Параджанову, фотограф Юрий Мечитов назвал наиболее созвучной характеру эпатажного самобытного мистификатора.

Идея объединить современных художников вокруг творчества Сергея Параджанова принадлежала Виктории Данелян – основательнице «Музея сновидений» в Киеве и сокуратору выставки «Параджанов. Сновидения XXI века» в Тбилиси. Вот в чем, по ее словам, состояла основная задача кураторов:

«Она заключалась в том, чтобы все это связать в единое целое. Это композиция, это дух, который нужно было воссоздать из всех этих предметов. Поэтому я и говорю, что этот коллаж – коллаж из кусочков, из маленьких деталек, из работ разных, из видео- и аудио-арта – стал целостной картиной».

Летом на территории, прилегающей к Тбилисскому морю, прошло самое масштабное музыкальное событие года – Tbilisi Open Air, гвоздем которого стала британская группа Placebo. Борис Гребенщиков, исполнив знаменитую «Стаканы», в очередной раз напомнил о вреде алкоголя и о том, что это его, как и раньше, нисколько не беспокоит. Земфира сообщила о том, что бросила курить и спела старые хиты, разбавленные последними композициями. А Бет Харт сыграла в эмоциональный пинг-понг со слушателем, доказав, что хорошему исполнителю ни дождь, ни ветер не помеха. Несмотря на достаточно прохладную погоду и сильный ветер, безжалостно уносящий звук в противоположное от зрителей направление, большинство уходило с концертов под сильным впечатлением. Некоторых, правда, пришлось увозить на «скорой» – одни не выдерживали эмоционального напряжения, другие – количества выпитого, а третьи – натиска толпы, которая то и дело норовила снести ограждения у сцены. Люди главным образом традиционно сетовали на организационные вопросы – задержку начала выступлений, отмену некоторых из них, большие очереди и прочее.

В этом году фестиваль закрепил за собой статус самого масштабного в регионе. Послушать любимых исполнителей в Тбилиси на фестиваль приехали меломаны из Армении, Азербайджана, Польши, Украины, России, Израиля и даже Ирана.

Для всех грузинских киноманов декабрь – особенный месяц. Именно в декабре проходит Тбилисский международный кинофестиваль. А это – возможность увидеть фильмы, показанные в рамках Берлинского, Каннского и Венецианского кинофестивалей. Всего за неделю в этом году было показано более 100 картин. «Золотого Прометея» за лучший фильм на этот раз получила картина турецкого режиссера Сенем Тюзен «Родина». А в национальном конкурсе лучшим художественным фильмом был выбран «Соломон» режиссера Зазы Халваши. Киновед Арчил Шубашвили считает, что обойти своих конкурентов в конкурсной программе «Соломону» удалось за счет искренности, неподдельности картины. А это то, считает он, чего часто не хватает современному грузинскому кино:

«Режиссер показывает нам мир, увиденный глазами Соломона, поэтому фильм кажется очень искренним, неподдельным. Это особенно важно, так как сюжеты остальных фильмов хромают в плане драматургии: неестественные, искусственные, фальшивые. Возможно, некоторые из них – это фильмы, скажем так, «с именами», то есть признанные на других фестивалях. Но это не имеет особого значения, потому что зритель к таким картинам, как правило, остается равнодушным. В них социальная острая проблема выносится вроде бы на первый план, но при этом на экране это так неубедительно. Режиссер «Соломона» нашел определенный оригинальный стиль, показал человека, у которого нет ничего, кроме его песен и любви к свободе. В фильме, конечно, есть недостатки, но все познается в сравнении».

По мнению искусствоведа Тео Хатиашвили, кино в Грузии на данном этапе развивается наиболее динамично. Церемонию вручения премии «Оскар» в феврале 2015-го в Грузии смотрели с небывалым интересом. Дело в том, что в пятерке номинантов на лучший фильм на иностранном языке оказались «Мандарины» режиссера Зазы Урушадзе. В конечном итоге статуэтку, правда, получил один из его конкурентов – Павел Павликовский с картиной «Ида», но само участие грузинского фильма в конкурсе такого масштаба Хатиашвили считает уже своего рода победой.

В 2015-м, продолжает искусствовед, вышло в свет немало новых картин. Понравились они ей или нет, – это уже другой вопрос, говорит Хатиашвили. Главное, что кино не стоит на месте и развивается. А количество когда-нибудь обязательно должно перейти в качество.

Что касается в целом культурной жизни страны, в этом году, говорит искусствовед, прошло всего несколько запомнившихся ей мероприятий: среди них Тбилисский международный кинофестиваль, два театральных фестиваля и «Артистериум» – ежегодная серия выставок современного искусства. Все перечисленные ею мероприятия – традиционные, проводятся в Грузии уже не первый год. В остальном, говорит Хатиашвили, ничего нового этот год не принес. Действия, а вернее сказать, бездействие Министерства культуры, по ее словам, не выдерживают никакой критики. А без поддержки ведомства, эффективных образовательных программ какого-то прогресса ждать не приходится, говорит Хатиашвили.

«Следует вкладывать деньги в образование. Вузы, в которых преподаются различные виды искусства, частично находятся на попечении Министерства культуры. Я, к примеру, преподавала в Университете театра и кино и хорошо знаю, насколько ничтожно его финансирование. Я часто с грустью думаю: чего мы можем требовать и ожидать от молодых авторов, которые заканчивают этот университет и не выносят оттуда практически ничего? Современный автор не может надеяться только на талант. В нашем культурном пространстве существует некая кустарность, закрытость в самих себе», – говорит Хатиашвили.

В свою очередь ее коллега, театровед Тамар Бокучава не столь критично оценивает ситуацию. По ее словам, за этот год действительно не произошло ничего из ряда вон выходящего. Тем не менее ситуация не ухудшилась по сравнению с прошлыми годами, а это тоже неплохо. Стабильность – это уже предпосылка прогресса. Бокучава отметила, к примеру, региональный театральный фестиваль, который впервые прошел в этом году в Поти:

«Это само по себе является важным и позитивным явлением. Дисбаланс, который существует между жизнью столицы и всей остальной Грузией, не может не сказываться и на культуре. Региональный театр испытывает огромный дефицит в зрителе. А без аудитории, какой-то коммуникации и оценки развитие становится крайне проблематичным. Соответственно, подобные мероприятия очень важны для них».

При всей ответственности, которая лежит на Министерстве культуры, продолжает Бокучава, следует отметить и некоторую пассивность самих представителей этой сферы, как, собственно, общества в целом. Многим, по ее словам, свойственно постоянно полагаться на чью-то волю: ждать, что некто сам запланирует мероприятие, а потом оплатит из центрального бюджета. Мол, сами придут и сами предложат. Поэтому роль министерства, говорит Бокучава, состоит в том, чтобы создать благоприятную, стимулирующую атмосферу, подразумевающую различные образовательные программы, обмен опытом и прочее. А самим представителям сферы искусства следует проявлять больше активности и творческой смекалки.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG