Accessibility links

Грузия-2015: политика примирения


С 2009 по 2015 год российскими пограничниками за пересечение административных линий, которые власти де-факто республик Абхазия и Южная Осетия называют государственными границами, были задержаны 2117 граждан Грузии

С 2009 по 2015 год российскими пограничниками за пересечение административных линий, которые власти де-факто республик Абхазия и Южная Осетия называют государственными границами, были задержаны 2117 граждан Грузии

В течение 2015 года правительство «Грузинской мечты» стремилось не только к интеграции c евроатлантическими структурами. Тбилиси старался наладить отношения с Москвой и продвинуться вперед в мирном урегулировании конфликтов с Сухуми и Цхинвали.

К концу 2015 года, 23 декабря, вслед за согласием Брюсселя установить для граждан Грузии безвизовый режим со странами ЕС упростила процедуру пересечения для них российской границы и Москва. Тогдашний глава правительства Ираклий Гарибашвили назвал это решение Кремля «шагом в правильном направлении». Тем не менее часть общества и наблюдателей насторожились, опасаясь, что за упрощение визового режима, а тем более, его возможную отмену, Москва потребует от Тбилиси определенных уступок. В частности, это может быть восстановление дипломатических отношений при сохранении российских диппредставительств в Сухуми и Цхинвали, или согласие на открытие железной дороги через Абхазию. В Тбилиси в правящей коалиции поспешили успокоить: такого не произойдет. Об этом заявил Георгий Квирикашвили, сменивший Гарибашвили на посту премьера:

«Мы продолжим прагматизм в отношениях с Россией. Безусловно, с учетом того, что РФ должна уважать суверенитет и принцип территориальной целостности Грузии».

Для уменьшения рисков на пути евроинтеграции страны Квирикашвили считает необходимым сохранить формат переговоров между спецпредставителем премьер-министра Грузии Зурабом Абашидзе и замминистра иностранных дел РФ Григорием Карасиным.

Абашидзе и Карасин встречались в Праге несколько раз. В ходе встреч помимо экономических, гуманитарных и культурных вопросов взамен на согласие Грузии на вступление РФ в ВТО обсуждалась и возможность задействования договора, оформленного еще в 2011 году. Этот договор должен был позволить грузинским властям получать данные о грузопотоках из России в самопровозглашенные республики Абхазия и Южная Осетия. Мониторинг товарооборота должна была осуществлять посредническая швейцарская компания. В итоге Россия оказалась в рядах ВТО, однако информации о грузах и товарообороте на границе Тбилиси так и не дождался.

Но это было не единственным разочарованием «Грузинской мечты» в отношениях с Кремлем в 2015 году. 23 января российская Государственная дума ратифицировала договор о союзничестве и стратегическом партнерстве между РФ и самопровозглашенной республикой Абхазия. А 18 марта 2015 года президент России Владимир Путин подписал с коллегой из де-факто республики Южная Осетия Леонидом Тибиловым договор о союзничестве и интеграции, из-за чего очередной 31-й раунд Женевских дискуссий оказался на грани срыва. Между тем это единственный формат, в котором при участии западных партнеров представители РФ и Грузии ведут официальные переговоры. Совпадение даты переговоров с подписанием соглашения о сотрудничестве между Москвой и Цхинвали в Тбилиси назвали «преднамеренной и циничной провокацией».

Глава грузинской делегации Давид Дондуа тогда признал, что приложил немало усилий в Женеве, чтобы до начала переговоров сопредседатели женевских международных дискуссий – представители ООН, ЕС, ОБСЕ и США – осудили подписание договора о союзничестве между Москвой и Цхинвали:

«В противном случае нам было бы очень трудно параллельно здесь обсуждать какие-то вопросы, в то время как в Москве разыгрывается этот фарс (подписание договора). И вчера (17 декабря 2015-го) эти заявления были сделаны».

Между тем в столице Грузии с новой остротой вспыхнули дискуссии вокруг волнующего всех вопроса: «Как реагировать на действия России?» Наряду с призывами оппонентов власти отказаться от формата переговоров Карасин-Абашидзе и сменить конструктивный тон правительства «Грузинской мечты» с Россией на более жесткий прозвучала и идея устроить временный демарш на Женевских дискуссиях. Эта идея оказалась не по душе большинству наблюдателей. Отказаться от единственного формата, в котором при содействии западных партнеров представители РФ и Грузии ведут официальные переговоры и где представлены абхазские и югоосетинские стороны, конфликтолог Леван Герадзе считает недопустимым:

«Россия все равно бы подписала этот договор. И от своей политики так легко она не откажется. И здесь демаршами не поможешь. Грузинская сторона максимально должна использовать женевский формат, чтобы донести информацию о сложившейся ситуации до всех уровней международного сообщества. Она должна продемонстрировать, как российская сторона на самом деле мешает грузинской и населению конфликтных регионов найти общий язык, восстановить доверие и урегулировать конфликт».

Леван Герадзе с сожалением отмечает, что женевские дискуссии с каждым разом проходят все труднее.

На грани срыва встреча в Женеве оказывалась каждый раз, как только Грузия активно продвигала вопрос о возвращении беженцев или проблемах обучения грузинских школьников Гальского района. Так произошло и в июне 2015 года. В рамках 69-й Генеральной ассамблеи ООН прошло очередное голосование по резолюции, поддерживающей право грузинских беженцев на возвращение в Абхазию и Южную Осетию. Документ, подготовленный грузинской стороной, осуждает демографические изменения в Абхазии и Южной Осетии, осуществленные насильственным путем, и призывает участников женевского формата приложить усилия для возвращения беженцев в свои дома. В 2015 году за резолюцию «О статусе вынужденно перемещенных лиц и беженцев из Абхазии (Грузия) и Цхинвальского региона/Южной Осетии (Грузия)» проголосовали 75 государств, тогда как в прошлом году таких стран было 69.

Увеличение числа сторонников резолюции правительство Грузии оценивает, как очередную дипломатическую победу. Однако грузинский политолог и специалист по международным отношениям Шорена Лорткипанидзе считает, что голосование по резолюции, скорее, нужно рассматривать в контексте отношения стран ООН к политике России в целом. Само голосование давно превратилось в поединок между Тбилиси и Москвой, а страны все чаще голосуют не столько за текст документа, сколько «за» или «против» России.

«Возможно и то, что Россия больше не в силах контролировать страны ООН, которые принимают участие в голосовании. Но думаю, что число поддерживающих резолюцию растет, скорее, из-за событий в Украине и из-за роли и позиции России в этих самых событиях. Многие страны ищут возможность всячески выразить протест против действий Москвы, показать свое отношение. Думаю, это очень хорошо проявилось и во время голосования», – говорит Лорткипанидзе.

В отличие от Женевских дискуссий, на встречах в рамках механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них в селе Эргнети в 2015-м «план перевыполнялся». Наряду с ежемесячными состоялись и внеочередные встречи. Одна из них была созвана 20 июля. Причиной послужило обострение ситуации в селах Хурвалети и Цителубани, расположенных у административной линии. 10 июля российские пограничники перешли на контролируемую грузинскими властями территорию вблизи этих сел, а также продвинулись к центральной автомагистрали Тбилиси-Гори и установили опознавательные знаки так называемой границы де-факто республики Южная Осетия. В результате более 10 гектаров обработанных земельных участков, принадлежащих грузинскому населению, и часть нефтепровода Баку-Супса оказались по ту сторону колючей проволоки.

Опознавательные знаки на де-факто границе вызвали возмущение и протест грузинских активистов, оппозиционеров и журналистов. Несколько представителей СМИ снесли установленный баннер, поставив на его место флаг Грузии. Последовала ответная реакция и югоосетинской стороны. На месте появились вооруженные лица в масках под руководством Роберта Газзаева. Они водрузили баннер на прежнее место, сняли флаг Грузии и унесли его с собой. Представитель осетинской стороны Хох Гаглойты ответственность за произошедшее возложил на МВД Грузии:

«Надо четко обозначить, что именно сообщения департамента МВД Грузии о смещении границы на 300 метров и легли в основу той реакции, которая пошла со стороны гражданских активистов».

Особую критику со стороны оппозиции и общественности пришлось выслушивать по поводу случившегося госминистру по вопросам примирения и гражданского равноправия Паате Закареишвили. Однако в эфире «Эха Кавказа» он заявил, что эта территория уже давно не находится под юрисдикцией грузинских властей:

«На линии соприкосновения между Россией и Грузией, т.е. вдоль оккупационной линии, нет миротворцев. В результате этого все угрозы и риски пошли только на одно и то же действие России – снятие баннеров на оккупированной территории, на той территории, подчеркиваю, которую в свое время «Национальное движение» обозначило как территорию Югоосетинской автономной области, то есть они сами передали России право управлять этой территорией, назвав ее оккупированной территорией. Все колючие проволоки, баннеры, которые устанавливаются (естественно, незаконно с российской стороны) с провокационной целью, они ставятся на той территории, которая уже признана законом Грузии как оккупированная территория. Дальше той оккупированной территории, которую признало само «Национальное движение», пока никаких действий Россия не предпринимала».

Между тем в ходе встречи в Эргнети представитель Грузии – глава аналитического департамента МВД Шалва Энукидзе – предпочел тогда заострить внимание на другом аспекте:

«Мы хотим разрешить конфликт мирным путем. Мы поставили вопрос о том, чтобы местное население могло без проблем собрать урожай. Представители де-факто властей и оккупационных сил заявили, что у населения не будет проблем по данному вопросу. Мы также еще раз подчеркнули, что во избежание напряжения, провокаций целесообразно как со стороны де-факто властей, так и с нашей стороны воздерживаться от передвижения каких-либо военных группировок».

Примечательно, что последняя 61-я встреча в 2015 году в Эргнети оказалась результативной – стороны договорились возобновить работу так называемого трехстороннего механизма под эгидой Международного комитета Красного Креста. Это тот механизм, который был создан после августовской войны 2008 года и благодаря которому осуществлялся поиск пропавших без вести и решался вопрос перезахоронения погибших в ходе боевых действий. Формат был приостановлен в 2010 году.

На всех встречах в Эргнети главной обсуждаемой проблемой оставалось свободное передвижение местного населения вдоль де-факто границы. Весной, когда начинается сбор грибов и клекачки, и в преддверии зимы, когда люди собирают хворост, число задержаний граждан Грузии российскими пограничниками резко возрастает. Одна из «горячих точек» в это время – село Адзви.

Жители рассказывают, что пребывают в постоянном страхе быть задержанными на той территории, по которой раньше свободно передвигались. Российская военная база, построенная после августовской войны, находится очень близко, сетует одна из жителей села Адзви Вера:

«Мы так напряжены. Я 50 лет строила дом, обустраивала хозяйство с моими детьми, а сейчас рядом военную базу построили. Меня каждый раз такой страх берет, когда ночью прожекторы включают и военные машины начинают передвигаться. Мы ведь близко очень живем. Каждую ночь в страхе провожу, чтобы что-то не случилось, какая-нибудь неприятность не произошла».

У местных жителей есть свои предположения, почему за последнее время участились задержания граждан Грузии. Эту версию не исключает и заместитель гамгебели (глава управы) Горийского муниципалитета Георгий Цверава:

«По нашим неофициальным данным, российские пограничники, которые задерживают граждан Грузии, награждаются премиями».

Институт развития свободы информации обнародовал данные, предоставленные МВД Грузии. С 2009 по 2015 год российскими пограничниками за пересечение административных линий, которые власти де-факто республик Абхазия и Южная Осетия называют государственными границами, были задержаны 2117 граждан Грузии. За последние два года их число увеличилось – только за первый квартал 2015 года таких оказалось 139 человек.

Госминистр по примирению и гражданскому равноправию Паата Закареишвили назвал статистику «тревожной, показывающей лицо оккупационного режима». Но уже к концу 2015 года, выступая перед парламентом, столь удручающей он ее уже не нашел. Он отметил, что вдоль разделительных линий с отколовшимися регионами «идет процесс деэскалации»:

«Наша совместная политика – моя и моих коллег, направленная на восстановление территориальной целостности, более или менее результативна. Считаем, что нужно продолжить эту политику. Практически на нет сошло количество инцидентов вдоль разделительной линии. А где они есть, в основном это касается похищения людей, хотя и здесь до минимума доведены сроки их заключения в тюрьме (Цхинвали). Их держат там приблизительно два-три дня, не больше».

Паата Закареишвили отметил, что раньше этот срок был гораздо длиннее. Госминистр также считает, что за это время «был налажен диалог с абхазами».

Шагом вперед считают грузинские власти и то, что все больше жителей Абхазии и Южной Осетии приезжают в Тбилиси на предлагаемое государством «бесплатное» лечение. Правительство «Грузинской мечты» предлагает населению отколовшихся регионов также воспользоваться и благами визовой либерализации – взять грузинский или так называемый нейтральный паспорт и с лета 2016 года свободно ездить в Европу.

Попытки грузинских властей сделать возможным доступ международных миссий к отколовшимся регионам тщетными оказались и в 2015 году. В основном из-за позиции России, обладающей правом вето во многих международных организациях, а также непосредственно влияющей на представителей де-факто республик. Однако на критику грузинских политиков и международных посредников Москва отвечает, что претензии звучат не по адресу, и советует непосредственно вести переговоры с властями де-факто республик Абхазии и Южной Осетии.

Тем не менее у многих пострадавших в ходе августовской войны 2008 года в 2015-м появилась надежда, что Международный уголовный суд в Гааге сможет установить не только виновников, совершивших военные преступления, но и степень вовлеченности России в этот конфликт. Об этом говорится в более чем шести тысячах обращений, направленных в офис прокурора МУС Фату Бенсуда. 13 октября она обратилась к судьям с просьбой позволить ей начать полноценное расследование событий августовской войны. Тогда же она призвала пострадавших в этом конфликте поддержать ее инициативу.

Координатором процесса подачи заявлений с грузинской стороны выступал «Фонд открытое общество – Грузия». Представитель организации Ника Джеиранашвили рассказывает:

«Заявления пострадавших объединены в группы по категориям преступлений, таких как: уничтожение имущества, вынужденное перемещение, некоторые из них объединены по географическому признаку. Например, от тех граждан, которые пострадали в ходе августовской войны в Кодорском ущелье. Так, в заявлении прокурора МУС о выдаче разрешения на расследование не говорится об этнической чистке грузин в Кодорском ущелье. Мы решили обратить внимание суда и на это обстоятельство, поэтому требуем расширения границ расследования, включив в него факты преступлений, совершенных в Кодорском ущелье».

Ассоциация молодых юристов в свою очередь потребовала расследования фактов пыток грузинских военных, а также негуманного обращения с мирными гражданами, содержавшимися в дни войны и после нее в Цхинвальском изоляторе. С этой целью молодые юристы рекомендовали МУС удлинить период, который попадает под расследование, и рассматривать события, происходящие с первого июля по 19 октября, а не по 10 октября 2008 года. Примечательно, что в докладе офиса прокурора содержится информация о преступлениях, совершенных 13 июля 2009 года.

Расширить временные рамки предполагаемого расследования призывает МУС и российский филиал нидерландской правозащитной НПО «Правовая инициатива по России». Она также вовлечена в процесс, поскольку сумела опросить 18 этнических осетин – жертв военного конфликта, проживающих на неподконтрольной грузинским властям территории Южной Осетии. В жалобах этих людей, направленных в МУС с помощью организации, описываются преступления, предположительно совершенные грузинской стороной. Чего ждут этнические осетины, пострадавшие в ходе конфликта, рассказывает юрист организации Диана Костина:

«Люди очень хотят, чтобы кто-то понес ответственность за то, что они потеряли детей, мужей, жен, родителей. В основном ожидания связаны с получением хоть какой-нибудь компенсации или информации о том, что произошло с их близкими и кто в этом виновен».

Из отправленных в МУС жалоб по делу «Ситуация в Грузии» 386 заявлений принадлежат этническим осетинам. В докладе офиса прокурора Фату Бенсуда отмечается, что почти во всех обращениях пострадавших говорится об их желании стать свидетелями «беспристрастного расследования преступлений, которые предположительно совершались обеими сторонами конфликта, узнать правду, услышать о наказании виновных». Есть и такие заявители, которые желают установить и степень вовлеченности России в этот конфликт.

Грузинские правозащитники ожидают, что палата предварительного производства МУС вынесет положительное решение о начале расследования преступлений, совершенных в ходе августовской войны 2008 года. Предполагается, что ответ станет известен в начале 2016 года.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG