Accessibility links

Шумим, братец, шумим!


Никакого влияния на количество абортов, причем легальных, и на демографическую ситуацию в стране законодательный запрет не произведет

Никакого влияния на количество абортов, причем легальных, и на демографическую ситуацию в стране законодательный запрет не произведет

Чем больше в Абхазии разгорается дискуссия вокруг законопроекта «О здравоохранении» и поправки к Конституции о защите прав ребенка с момента зачатия, тем больше вся эта шумиха вызывает у меня недоумений и даже усмешек. Объясню, почему вызывает, несмотря на всю в общем-то серьезность темы. Дело в том, что весь этот выплеск эмоций, все страстное желание участников дискуссии во что бы то ни стало доказать свою правоту имеют, на мой взгляд, в итоге, «в сухом остатке», только один практический результат – пиар этих самых участников. Ибо никакого влияния на количество абортов, причем легальных, и на демографическую ситуацию в стране этот запрет, полагаю, не произведет. Ведь достаточно потратить два часа на поездку на маршрутке, чтобы доехать из Сухума до абхазско-российской границы, а там, за Псоу, запрет абхазских законодателей никого в учреждениях здравоохранения волновать уже не будет. А некоторые поедут и через Ингур – там для них будет бесплатно…

Но давайте по порядку. Множество моих сухумских знакомых, в первую очередь женщин, было шокировано, когда парламентарии почти единогласно (в первый раз при одном «против» и одном воздержавшемся, во второй раз, когда конституционная поправка принималась во втором чтении, – при двоих «против» и двоих воздержавшихся) поддержали предложение о запрете. «Это какое-то коллективное помутнение разума, мракобесие, средневековье, – возмущалась одна из них. – Эти депутаты с дуба что ли рухнули? Они никогда не слышали, что решение проблем запретительными мерами обычно не только неэффективно, но и контрпродуктивно? Что даже при Сталине запрет абортов ничего не дал, кроме роста числа криминальных, и пришлось его отменять?

Почему их так и тянет наступить еще раз на грабли, на которые уже наступали во многих государствах? Неужели все дело в их стремлении набрать политические очки перед новыми выборами – за демонстрацию заботы о решении демографических проблем страны? А они не подумали, что многих эта их позиция, наоборот, отшатнет от них?» Она добавила, что, мол, когда в кулуарах второго заседания, на которое привели для моральной поддержки законопроекта и священнослужителей в рясах, кто-то спросил у одного из депутатов: «А что делать в случаях, если по медицинским показаниям – такое тоже встречается – продолжение беременности грозит жизни женщины?» – тот ответил: «Молиться».

Подавляющее большинство интернет-комментаторов тоже приняли идею о полном запрете абортов в штыки. Кто-то из них задался таким давно известным вопросом: «А если женщина забеременела в результате насилия над ней и не хочет рожать от насильника, у нее тоже нет права выбора?»

Согласно результатам интернет-опроса на сайте «Аиааира», поддерживают запрет пока около 14% проголосовавших, почти все остальные в той или иной форме возражают против него или сомневаются в его действенности. Среди них около 40% ответило, что решать это – дело женщины.

В тот же день, когда конституционная поправка была принята во втором чтении, зам. главврача по родовспоможению Республиканской больницы Рита Трапш в интервью «Sputnik Абхазия» высказала аргументы против и упрекнула депутатов, что они не сочли нужным поинтересоваться мнением медиков. Та же позиция прозвучала через несколько дней в интервью сухумского гинеколога Фатимы Харзалия на «Эхе Кавказа».

Но сторонники запрета, явно возмущенные негодованием своих оппонентов, перешли в контрнаступление. В конце декабря на сайте «Аиааира» появились статьи «Альтернативы немедленному запрету абортов просто не существует» председателя абхазского благотворительного фонда Духовного просвещения апостолов Андрея Первозванного и Симона Кананита Даура Когониа и «Врачи Абхазии должны отказаться делать аборты, их долг спасать, а не убивать» научного сотрудника биологического факультета МГУ, эмбриолога Александра Молчанова. Последний полемизировал с доводами Трапш.

Были подтянуты и другие силы из Москвы. 30 декабря, в ходе беседы за круглым столом в Сухуме с участием депутатов парламента и Сухумского городского собрания, кроме Молчанова, на нем выступил и начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем института стратегических исследований при президенте РФ Игорь Белобородов.

«Абсолютно уверен, – сказал он, – если то, что вы делаете, состоится, то по-абхазски заговорят во многих странах мира. Может быть, не в буквальном смысле, но это событие обязательно всколыхнет многих. Очень важный тест сегодня проходит абхазское общество – на выживаемость, на жизнеспособность. И самым лучшим ответом, правильна ли инициатива законодателей, является реакция врагов РА. Как они прореагируют? А они будут указывать пальцем и говорить: у нас демократия, а у них ее нет. Но есть одна закономерность в странах, узаконивших аборты, – будучи извращением, этот факт постепенно превращается в легализацию однополых браков. Это звенья одной цепи!.. Именно Абхазия стала первой страной в православном мире, где внесена такая законодательная инициатива. И в том, что она повлияет на политику в этом вопросе в России, – я вас уверяю!» По его словам, неправильна сама постановка вопроса: запретить можно только что-то естественное, но нет ни одной традиции в обществе, которая приветствовала бы аборты. «Неизвестно, сколько в России и в Абхазии потеряли, производя аборты, выдающихся людей», – сказал Белобородов. Другое возражение – а если родится больной ребенок? «Но разве мало гениальных людей, которые являются инвалидами! И очень много примеров, когда такие люди влияли на историю».

С радикальных позиций выступил на круглом столе председатель комитета по здравоохранению и социальной политике Сухумского городского собрания Энвер Чамагуа. Он дал такую оценку и деятельности врачей, производящих аборты, и родителей, готовых на это:

«На совести у гангстеров в белых халатах тысячи убитых. Если бы их бросили в яму, наполненную кровью убитых ими детей, они бы захлебнулись в ней. Убийство детей – это сгусток эгоизма, жестокости, трусости и лицемерия… Те родители, которые убивают младенцев, убивают будущее своей Родины. Они ведут геноцид против собственного народа. Никакой альтернативы запрету абортов в Абхазии нет и быть не может. Это вопрос выживания нашего народа, вопрос национальной безопасности».

Менее категоричен был в своем выступлении врач-неонатолог Азамат Хибба, высказавший озабоченность возможностью претворения инициативы в жизнь:

«Построение общества, полностью свободного от абортов, от преступлений, от человеческих пороков, – это утопия. Но сама цель – благая!» При этом он отметил, что закон разрабатывается мужским коллективом. А женская логика такова: в том государстве, где женщина не уверена в будущем своего ребенка, она пойдет на аборт. «Поэтому нужно прописать этапность поддержки женщин, определить меру ответственности родителей».

Дело дошло и до социальной рекламы, в частности, до ролика, содержащего протест против абортов, который теперь крутится на телевидении… Мне все это напомнило знаменитую реплику Репетилова из грибоедовского «Горя от ума»: «Шумим, братец, шумим!» Цель – не уступить в полемике! Но тех женщин, кто поедет в случае принятия закона делать аборт за пределы Абхазии, эта полемика, думается, мало интересует.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG