Accessibility links

Тегеран-16 и другие идеологические битвы


В Абхазии, к счастью, религиозного противостояния нет и не будет. Наверное, потому, в частности, что у абхазов и православные, и мусульмане умудряются совмещать это со следованиям обрядам традиционной абхазской религии

В Абхазии, к счастью, религиозного противостояния нет и не будет. Наверное, потому, в частности, что у абхазов и православные, и мусульмане умудряются совмещать это со следованиям обрядам традиционной абхазской религии

Как известно, самая хорошая новость – отсутствие новостей. Очередным тому подтверждением стала главная мировая новость, которая обсуждается в эти дни, – резкое обострение отношений между представителями двух доминирующих течений в исламе – суннитами и шиитами.

Едва успел наступить 2016-й, как в Саудовской Аравии, которая, впрочем, является единственной в мире страной, где празднование Нового года не только не принято, но и официально запрещено, за соблюдением этого запрета следит полиция, 2 января был казнен шиитский религиозный деятель Нимр аль-Нимр – в числе почти пяти десятков других заключенных, объявленных Эр-Риядом террористами. На следующий день толпы шиитов в Тегеране и Мешхеде разгромили посольство и консульство Саудовской Аравии. Эр-Рияд немедленно разорвал дипломатические отношения с Ираном, который является главной страной с шиитским населением и оплотом шиизма. За ним последовали Бахрейн, Судан… А вчера пришло сообщение, что Саудовская Аравия прервала воздушное сообщение и торговые связи с Ираном. Политологи рассуждают на тему о том, как далеко может зайти это внутриисламское противостояние. Один из них, кстати, упомянул вчера на Радио Свобода, что в Иране «имеют трогательную склонность к захвату и разгрому посольств иностранных государств, начиная с 1979 года». Но тут можно вспомнить и гораздо более давнюю историю – начала XIX века, когда погиб Александр Грибоедов.

Люди, какие бы одежды они ни носили, как бы ни отличались друг от друга цветом кожи, разрезом глаз и иными антропологическими особенностями, на протяжении вот уже нескольких десятков тысяч лет рождаются в массе своей одинаковыми по натуре. И одной из главных общих черт сменяющих друг друга человеческих поколений является неистребимое стремление большинства поделиться на две команды и устроить между ними войну. Существует мнение, что эти нескончаемые состязания являются двигателем прогресса. Не знаю, может, и так. Но платой за это стали кровопускания, которые человечество бесконечно устраивает самому себе.

Деление на команды бывало всякое, скажем, на кочевников и оседлых, земледельцев, напоминанием о чем служит самое большое творение человеческих рук – Великая китайская стена. Оснований для деления при этом – великое множество и разнообразие. Начиная с данных людям природой и условиями образования этносов, то есть все теми же антропологическими особенностями и языками, на которых они говорят, и заканчивая подобными тем, которые с гениальным остроумием описал Джонатан Свифт в «Путешествиях Гулливера». Помните войны лилипутов из-за того, что одни из них были убеждены: вареные яйца надо разбивать с тупого конца, а другие – с острого?

Последняя придумка была навеяна Свифту религиозными войнами в Европе предшествующей эпохи. Вспомним Варфоломеевскую ночь и все ужасы вооруженных столкновений XVI и XVII веков между протестантами и католиками, преследования старообрядцев в России в XVII веке… Большинство сегодня знает о последнем религиозном противостоянии лишь то, что старообрядцы крестились и крестятся по-старому, «двумя перстами», а последовавшие за реформами патриарха Никона – тремя. Но по большому счету и все остальные различия, из-за которых единомышленники боярыни Морозовой и протопопа Аввакума сжигали себя в скитах, не сильно, на мой взгляд, отличаются от дебатов о том, с какого конца разбивать яйца. Смешно? Как сказать…

Ислам – самая молодая мировая религия, христианство старше его на шесть с небольшим столетий. Вспомним, что крестовые походы, межконфессиональные войны в Европе относятся к эпохе, когда христианству было 12-16 веков. Ну, так и мусульманство сейчас в том же возрасте… И если год человеческой жизни считать за век религиозной истории, то у ислама ныне период подростковой агрессивности, направленной как против христиан, иудеев, так и на внутренний раздрай.

Сунниты составляют около 85% от 1,2 миллиарда мусульманского населения планеты, а шииты – менее 15%, проживая в основном в Иране и частично в соседних странах – Ираке, Азербайджане, Афганистане и той же Саудовской Аравии, где их около 10%. А противостояние суннитов и одного из шиитских течений – немногочисленных алавитов – в Сирии привело к идущей сейчас в этой стране гражданской войне. Начало же разделению положила еще смерть пророка Мухаммеда, после которой возникла борьба за власть между его духовными наследниками. Большинство выступило за кандидатуру друга пророка Абу Бакра, который являлся его тестем. Вторым претендентом на власть был двоюродный брат Мухаммеда и муж его дочери Фатимы Али ибн Абу Талиб. Именно его, по одной из версий, пророк Мухаммед назвал своим преемником. Сторонники Али, ставшие впоследствии шиитами, указывали на кровное родство своего избранника с пророком и требовали сделать халифом именно его. Сунниты убили сына Али, что привело к открытому противоборству, в котором победу одержали сунниты и погибли другой сын Али и он сам.

Вот такие дела давно минувших дней способствуют внутримусульманской борьбе и спустя почти полторы тысячи лет после них. В дальнейшем противоречия между суннитами и шиитами укрепились (хотя отличий между ними и сейчас меньше, чем между католиками и православными в христианстве). К догматическим расхождениям добавились обрядовые и идеологические. Шииты, помимо почитания Али, допускают существование «временного брака», выполняют иные молитвы, не входящие в перечень обязательных, имеют иное положение рук при молитве… В последнем случае как не вспомнить христианские споры о том, как правильно нужно креститься!

Лично мне все это кажется особенно непонятным потому, что вслед за одним из героев Адриано Челентано (в фильме «Белый, красный и…») мог бы повторить «Я, слава Богу, атеист».

Но зато тут спорить можно бесконечно. В XX веке идеологическое противостояние между западным блоком с его ставкой на частное предпринимательство и восточным блоком, где строили коммунизм по теории Маркса, поставило человечество на грань ядерной войны и взаимного уничтожения. Но тот спор довольно быстро разрешился, подтвердив, что «критерий истины – практика». И хотя особенно упертые и зашоренные коммунисты в разных странах мира по сию пору доказывают, что «проект был верен, но подвели исполнители», все это, конечно, выглядит как детский лепет. Ибо почему-то ни в одном уголке мира по марксистским чертежам не удалось построить ничего путного. Сегодняшнее экономическое положение на Кубе и в Северной Корее - наглядное тому подтверждение, а про Китай, пожалуйста, не надо, поскольку там только вывеска коммунистическая.

С религией все гораздо сложнее, потому что разные конфессии наверняка будут существовать еще века, появляться даже новые, но никто никогда не докажет, какая конфессия правильней другой.

В Абхазии, к счастью, религиозного противостояния нет и не будет. Наверное, потому, в частности, что у абхазов и православные, и мусульмане (которые четверть века назад даже не догадывались, что они сунниты) умудряются совмещать это со следованиям обрядам традиционной абхазской религии. Зато на межличностном уровне «процветает», без всякой идеологии, внутрицерковное противостояние. Человек есть человек.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG