Accessibility links

Андрей Бгажба: «Договор с Россией никто не отменял»


И сторонники, и противники продажи недвижимости сходятся в том, что надо провести зонирование территории, перепись населения, полную инвентаризацию недвижимости и земли в Абхазии, создать систему земельного кадастра

И сторонники, и противники продажи недвижимости сходятся в том, что надо провести зонирование территории, перепись населения, полную инвентаризацию недвижимости и земли в Абхазии, создать систему земельного кадастра

Вопрос продажи недвижимости иностранным гражданам вызвал в абхазском обществе бурную реакцию. Депутаты Сергей Шамба и Георгий Агрба внесли в парламент законопроект «Об обороте жилых помещений в Республике Абхазия». Наиболее рьяные противники продажи недвижимости призывают парламентариев отказаться даже рассматривать его. Их главные аргументы заключаются в том, что: все скупят иностранцы, демографический баланс нарушится, абхазы растворятся в чужом этническом мире и утратят государственный суверенитет. На эти опасения отвечает Андрей Бгажба, экономист Центра стратегических исследований при президенте.

Елена Заводская: Андрей, здравствуйте! В абхазском обществе сейчас идет полемика по вопросу продажи недвижимости иностранным гражданам. Как вы относитесь к этому вопросу?

Андрей Бгажба: Здравствуйте! Эта дискуссия в той или иной мере давно то вспыхивает, то затухает. Сейчас очередной пик, который вызван достаточно активными требованиями со стороны российских партнеров разрешить им приобретать здесь недвижимость. А также тем, что есть, видимо, внутренняя экономическая необходимость у ряда предпринимателей, которые вложились в строительство или владеют большим количеством недвижимости, получить такую возможность. Проект о продаже недвижимости был предложен парламенту, и ему неизбежно придется на комиссии его рассматривать. Мое мнение такое: если мы хотим строить рыночную экономику, то мы должны понимать, что такой сегмент рынка, как рынок недвижимости, у нас должен присутствовать и должен быть выведен из тени.

Не надо забывать, что мы подписали с Россией соглашение, где говорим о гармонизации законодательства. И это оказывает влияние на то, что рынок недвижимости у нас должен быть организован. Моя позиция такая: нужны четкие правила игры и система должна быть построена для выведения этого рынка из тени. А какой эффект от этого получит или не получит государство, – это вопрос второй, и его надо просчитывать и изучать. У меня применительно к этому проекту закона есть опасения вот какого плана: если мы примем только этот закон, мы, как всегда, можем совершить ляп. У нас многие законы принимаются с такой оговоркой: «если этот закон чему-то противоречит, то действуют положения этого закона, а другое должно быть изменено». Но, как правило, ничего не меняется и очень долго находится в процессе творческой переработки. Учитывая этот факт, я бы все-таки принимал все необходимые нормативные акты пакетом, и вводиться они должны одномоментно.

Елена Заводская: Есть ли у вас опасения по поводу тех демографических рисков, которые озвучивают противники продажи недвижимости?

Андрей Бгажба: Все те риски, о которых говорят, существуют. Когда я говорю о пакете законов, я имею в виду, что мы должны заложить и то, как эти риски снять. Надо смотреть, как это происходит в мире. Есть крайняя точка зрения, что ребенок, родившийся у тех иностранцев, которые приехали сюда жить, может получить наше гражданство. Это далеко не везде так. Есть в мире страны, которые защищают свою территорию от легкого получения гражданства. Нам говорят, что по закону иностранец, который прожил в Абхазии пять лет, может стать гражданином. Ну, измените эту норму, какая проблема?! Поставили вопрос об опасности изменения демографического баланса, он справедливый, но для того, чтобы этот рынок работал, нужно идти на обсуждение этого риска и поиск решения, исходя из мирового опыта, а он очень богатый и разный. Например, Андорра только недавно сняла жесткий подход к тому, кто может стать гражданином страны. Там это было возможно только в третьем поколении. Нам никто не мешает принимать необходимые нормы. Но надо быть договороспособными и внятно доносить свою позицию до российских партнеров. Да, у нас есть такие опасения. Абхазия – единственная страна в мире, где живут люди, которые могут свободно называть себя «абхазами». Если подытожить, то все эти риски обсуждаемы.

Елена Заводская: Андрей, разработчики закона говорят, что рынок недвижимости может дать бюджету 80 млн рублей дохода в год. Однако при этом в Абхазии поселятся 10 000 иностранцев. Что вы об этом думаете?

Андрей Бгажба: Я не готов комментировать эту цифру, но если этим ограничиться, то 80 млн рублей для нашего бюджета – это копейки.

Елена Заводская: А вообще, насколько реально, чтобы в год в Абхазии было куплено 2500 квартир?

Андрей Бгажба: Я думаю, что есть накопившийся фонд, который может быть продан. А дальше должна быть выстроена государственная политика. Государство должно определиться с тем, что оно от этого рынка хочет, как оно там собирается зарабатывать, какие вопросы будет решать с помощью этого рынка? Должна быть предложена система отношений. Допустим, государство дает разрешение на строительство многоквартирного дома, оно может требовать, чтобы часть квартир отдали ему? И что оно будет делать с этими квартирами? Выставлять их на продажу или передавать нуждающимся и молодым семьям? Мне кажется, надо сначала посмотреть, какая и кому будет выгода, какие возможны последствия для демографии. Если сам по себе этот закон будет принят, это может оказаться ляпом. В итоге рынок из серости не выйдет и цель не будет достигнута.

Елена Заводская: И сторонники, и противники продажи недвижимости сходятся в том, что надо провести зонирование территории, перепись населения, полную инвентаризацию недвижимости и земли в Абхазии, создать систему земельного кадастра. Противники продажи недвижимости говорят, что без этого нельзя даже обсуждать тему продажи недвижимости, а сторонники считают, что это нужно делать параллельно. Что вы думаете об этом?

Андрей Бгажба: Я считаю, что нужно делать параллельно. Если даже принять этот закон, то вводить его в действие только особым указом президента при наличии всего того, что вы перечислили. Ведь инвентаризация для чего необходима? Когда вы захотите на первом этаже какого-то дома что-то открыть, то сразу появятся десять хозяев. Государство должно знать, кому и что на самом деле принадлежит. И есть такая вещь, как налоги. Потихоньку надо заставлять людей выходить из тени. Если имущество твое, плати налоги на имущество.

Структурирование и организация рынка нужны, чтобы человек, который хочет купить здесь что-то, знал, как это сделать. Если мы просто плюхнем это решение, то, конечно, последствия могут быть, вплоть до непредсказуемых.

Елена Заводская: То есть вы разделяете опасения противников продажи недвижимости?

Андрей Бгажба: Но я называю их рисками, а любой риск диверсифицируется и каким-то образом снимается. Это решаемые вопросы.

Елена Заводская: Андрей, а что бы вы посоветовали, может быть, депутатам парламента или правительству, ведь вопрос стоит, и от нас требуют его решения.

Андрей Бгажба: Я бы прекратил фантазировать. Я бы создал реальную экспертную группу на платной основе, которая была бы многопрофильной и по разным отраслям могла бы дать проект закона. Надеяться на то, что комиссия парламента все решит, можно, но это очень долго происходит. Надо применить метод мозгового штурма и на гора выдать алгоритм решения проблемы продажи недвижимости.

Рано или поздно нам этот рынок вводить придется, потому что договор с Россией никто не отменял. Не надо забывать и о том, что мы имеем источник пополнения абхазского этноса за счет репатриантов. Тогда мы тоже должны иметь программу и должны понимать, что нам здесь даст продажа недвижимости и как она нам поможет. Поэтому наше законодательство в чем-то будет похоже на российское, а в чем-то нет. Поэтому бояться не надо, надо только уметь договариваться с Россией об этом и не надо обещать и не делать, как это было уже несколько раз.

Я не вижу ни в мировой практике, ни здесь невозможности купировать эти риски. Риски обозначены, опасности названы, давайте их купировать, а не запрещать. Давайте обсуждать, проводить дискуссии и решать, как мы это сделаем.

Елена Заводская: А мы не можем развиваться, предположим, на туризме и сельском хозяйстве, заморозив рынок недвижимости?

Андрей Бгажба: А что нам это даст? Он же все равно будет. Все равно будут находиться схемы, все равно будут находиться способы обхода запрета, будет это! Он есть, его просто надо организовать. Для этого есть много способов. Сиди и изобретай! Читай мировой опыт, читай книжки, где об этом написано.

Елена Заводская: Спасибо!

Андрей Бгажба: И вам тоже.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG