Accessibility links

В первые дни нового года грузинское экспертное сообщество традиционно пытается изобразить Кассандру и без устали пророчествует, обратив к равнодушным звездам румяное от вдохновения и умеренной алкогольной интоксикации лицо. «Прогноз на будущий год» как жанр, безусловно, доминирует над «подведением итогов», и это неслучайно.

Должно быть, все началось в 90-х, когда в мутном небе обесточенного города, словно жаворонки смерти, носились трассеры и подслеповатые фары редких автомобилей вытягивали из темноты пугливые ломкие тени. Тогда гадание на кофейной гуще при свете керосиновой лампы превратилось для многих жительниц Тбилиси в своеобразный сеанс групповой психотерапии. Придирчиво изучая донышко чашки сквозь нервнопаралитический дымок дефицитных тогда сигарет с фильтром, они выдумывали друг для друга лакомые, сочные, неповторимые образы будущего. И еще постоянно повторяли про себя вслед за Скарлетт О’Хара: «Я пройду через все. А когда это кончится, я никогда, никогда больше не буду голодать».

Об этих красавицах-южанках в разгромленной стране можно вспоминать бесконечно, но сейчас речь о бытовом пророчестве как средстве преодоления убогой реальности с непременным обещанием счастливого финала или хотя бы полуфинала. При просмотре январской прессы может показаться, что эти правила были распространены и на политические прогнозы, словно их авторов кто-то гипнотизировал короткими фразами типа: «Удиви меня!», «Обмани меня!», «Успокой меня!», спаянными жарким шепотом в триединое заклинание.

Горит и кружится планета, а наш регион так вообще пылает как дирижабль «Гинденбург», но, судя по газетам, в Грузии не ждут ни войн, ни революций, ни даже особых сюрпризов на парламентских выборах. Спрос на стабильность порождает седативную аналитику с привкусом валерьянки. Большинство экспертов считает, что «Грузинская мечта», пусть и со скрипом, одержит четвертую по счету победу. Точнее, победит Бидзина Иванишвили, поскольку правящая коалиция является лишь одним из его инструментов, который вполне может быть заменен к 2020 году. Возможно, где-то здесь и кроется одна из основных проблем, отталкиваясь от которой можно конструировать самые смелые прогнозы.

Новейшая история Грузии уже дважды подтвердила, что восьми лет вполне достаточно для того, чтобы партия власти увязла в трясине деградации. После хищного расширения сфер влияния, на пике всевластия и безнаказанности начинается ожесточенная внутрипартийная грызня, за которой следуют разложение, интеллектуальный коллапс и, наконец, гибель режима. Жадность, наглость и выстраивание иерархии на основе близости к Верховному Правителю делают партию власти похожей на феодальную свиту, которая по определению не может очистить сама себя. Если Иванишвили пойдет на выборы 2020 года, не обновив «Грузинскую мечту» или, как бы странно это не прозвучало, не заменив ее (а может... подменив?!), то, вероятно, получит тот же результат, что Шеварднадзе в 2003-м и Саакашвили в 2012-м. И противостоять ему будут уже не трусоватые лидеры оппозиции – они-то в большинстве своем у него на коротком поводке (и на усиленном пайке), но широкие слои общества, которое при всех своих минусах не желает жить в ХХI веке по правилам не вполне просвещенного абсолютизма. На самом деле, все достаточно просто, даже грубо, почти по Дарвину: если партия власти не эволюционирует, то сгинет она как тот птеродактиль.

Бихевиорист-самоучка из стеклянного дворца, скорее всего, сделает все для того, чтобы голоса избирателей, разочаровавшихся в «Мечте», ни в коем случае не были бы консолидированы ни одной из оппозиционных партий, а тонким слоем распылены между лагерями «либералов-западников» и «консерваторов-почвенников» (все названия условны, а совпадения случайны). И постарается разжечь бесконечную, бесперспективную междоусобицу как между упомянутыми лагерями, так и внутри них (к примеру, между «националами» и партией Аласания, сторонниками Нино Бурджанадзе и Ирмы Инашвили и т.д.), да так, чтобы подтянуть слабых за счет сильных. Спокойно и вдумчиво провести жизненно важную для него перестройку правящей коалиции Иванишвили сможет лишь в том случае, если раздробит оппозицию на хилые, крикливые, блокирующие друг друга группы, неспособные сформировать единый фронт, на фоне которых «Мечта» будет восприниматься как меньшее (в меру конструктивное) зло.

Главный вопрос прозвучит несколько парадоксально: сможет ли Иванишвили добиться того, чтобы потеря «Мечтой» 15-20% процентов голосов не усилила, а ослабила его оппонентов? Сыграет ли он «за себя и за того парня в оппозиции», которого считает полезным? Или за ту девушку? Придет ли на смену биполярной, несколько манихейской и немножечко мазохистской модели («Грузмечта» vs. «Нацдвижение») полная пьянящей суеты, во многом иллюзорная многополярность?

Выборы-2016, скорее всего, станут лишь прологом к генеральному сражению 2020 года, когда противостоять друг другу будут, по сути, не партии, а власть и общество, которое к тому времени непременно возжелает большего и лучшего. Но до этого локального Армагеддона еще далеко, так что почти все прогнозы в Грузии пока завершаются щадящей формулой с терпким ароматом свежемолотого кофе: «Все закончится мирно. И все будет хорошо».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG