Accessibility links

Свои, но не полностью


Дискуссия в Южной Осетии – это внутриосетинский продукт. Поэтому стоит подходить к интеграционному процессу крайне размеренно и никуда не торопиться

Дискуссия в Южной Осетии – это внутриосетинский продукт. Поэтому стоит подходить к интеграционному процессу крайне размеренно и никуда не торопиться

В новой стратегии национальной безопасности России повторены тезисы, посвященные Абхазии и Южной Осетии. Поддержка продолжается, но без дальнейшего сближения.

Российский политолог Сергей Маркедонов говорит, что в новом документе мало что изменилось, если сравнивать его со стратегией национальной безопасности 2013 года.

Разве что в прежней стратегии много надежд возлагалось на евразийскую интеграцию Украины, поэтому и говорилось о ней в более позитивных тонах.

А в остальном все по-прежнему, говорит Сергей Маркедонов, в приоритете интеграционные процессы на постсоветском пространстве, Абхазия и Южная Осетия – в том числе, как составная часть мозаичного постсоветского пространства, и, кроме того, говорит он, как символически важный фактор внешней политики России:

«Абхазия и Южная Осетия – демонстрация того, что Россия может менять определенные устоявшиеся правила, даже когда это вызывает раздражение внешних игроков. Может менять их в том случае, если ее позиция не учитывается, как это было в случае с Абхазией и Южной Осетией, когда Россию в ее эксклюзивном качестве пытались вытолкнуть из мирного процесса. Кроме того, это первый случай признания автономных образований. Я сейчас не говорю, плохо это или хорошо, но это было сделано. Это особый тип взаимоотношений. Когда два образования не имеют достаточного признания, и понятно, что в полном смысле слова они не являются такими членами международного сообщества, как Армения, Таджикистан или Киргизия. Но, тем не менее, они и не субъект Российской Федерации. Вот такое состояние «между», их особый статус – важно для Москвы, как важно показать, что поддержка их продолжатся, несмотря на экономический кризис и некоторую изоляцию России.

– В этой стратегии постсоветское пространство рассматривается в качестве кого?

– В качестве приоритета, в первую очередь. А вот в качестве кого – здесь есть заковырка. Некоторые говорят, мол, Россия не рассматривает кого-то как союзников или рассматривает как вассалов… Проблема не в такой оценочности. Россия всех рассматривает в соответствии с таким реактивным принципом: вы к нам относитесь хорошо, тогда и мы к вам будем хорошо относиться, а если нет – значит, будем предпринимать какие-то сдерживающие действия. Даже то, что в стратегии не прописано, по сути, какое-то видение будущего, – это отличает почерк России во внешней политике. Это почерк по большей части тактический, а не стратегический, реактивный, а не проактивный».

По мнению руководителя российского Центра политической информации Алексея Мухина, подчеркнутое в документе стратегическое значение Южной Осетии и Абхазии говорит о том, что инвестиции в эти республики будут наращиваться без оглядки на финансовые трудности, которые сейчас испытывает Россия.

Соответственно, говорит Алексей Мухин, внимание к политическому, социальному и особенно к экономическому положению в республиках будет самое пристальное, причем не только со стороны Минфина, но также Генпрокуратуры и Счетной палаты:

«Речь идет не только о вложении денег в республики с целью получения прибыли, но и о том, чтобы на примере Южной Осетии и Абхазии сделать привлекательный пример российского проекта, что называется, на аутсорсинге, т.е. не включая территорию в состав Российской Федерации.

Если этот пример будет удачным, то, вполне понятно, подобная форма общения и отношений с Россией будет принята на вооружение и другими территориями, которые чувствуют потребность в национальной самоидентификации, но при этом недовольны тем, что входят в состав других, боле крупных территориальных образований.

– Вы сказали «не присоединяя», значит ли это, что дискуссия в Южной Осетии о присоединении к России неактуальна?

– Дискуссия в Южной Осетии – это внутриосетинский продукт. Понятно, что осетинский народ разделен на Северную и Южную Осетию. Понятно, что он стремится к воссоединению, но на данном этапе риски и негативные последствия перевешивают последствия позитивные от этого шага. Поэтому стоит подходить к этому интеграционному процессу крайне размеренно и никуда не торопиться».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG