Accessibility links

Суд над Пермяковым и пассивность властей


Рядовой Валерий Пермяков уже был приговорен армянским судом в августе 2015 года к десяти годам лишения свободы за дезертирство и хищение оружия. Дело об убийстве было выделено в отдельное производство

Рядовой Валерий Пермяков уже был приговорен армянским судом в августе 2015 года к десяти годам лишения свободы за дезертирство и хищение оружия. Дело об убийстве было выделено в отдельное производство

В Армении, на территории 102-й российской военной базы в Гюмри начался суд над рядовым Валерием Пермяковым, который обвиняется в убийстве семьи Аветисян. Российская сторона, пойдя навстречу Еревану, согласилась на проведение суда в Армении, однако отказалась перенести слушания в здание суда общей юрисдикции.

Рядовой Валерий Пермяков уже был приговорен армянским судом в августе 2015 года к десяти годам лишения свободы за дезертирство и хищение оружия. Дело об убийстве было выделено в отдельное производство, сам процесс формально начался еще 18 декабря прошлого года, но был отложен на 30 дней. Суд, проходящий на территории военной базы в Гюмри, отказался перенести его в здание суда общей юрисдикции по соображениям безопасности обвиняемого.

Впрочем, как рассказывает корреспондент армянской службы Радио Свобода Сатеник Кагзванцян, никаких препятствий желающим наблюдать за процессом руководство базы не создает. Для журналистов и желающих наблюдать за процессом жителей Гюмри обустроены две военные палатки. Однако последних немного.

«Военная палатка, предназначенная для жителей Гюмри, пустует уже второй судебный процесс. Никто не желает идти. Они бойкотируют, говоря, что легитимируют судебный процесс, если придут на территорию военной базы», – сказала она.

Сам подсудимый, по словам Сатеник Кагзванцян, отказался покидать стеклянную клетку, запрещенную в армянском судопроизводстве, также ссылаясь на опасения за свою безопасность.

«Его спросили по поводу переселения судебного процесса суда общей юрисдикции Ширакской области, на что он сказал: «мне все равно». Я могу сказать, что он как-то равнодушен во время судебного процесса. Я не видела в его действиях, даже во взгляде, чтобы он раскаивался. Я не думаю, что он был неадекватен в своих действиях – я такого не ощущала. По этому поводу есть также судебно-медицинские заключения», – добавила Кагзванцян.

Между тем в Гюмри продолжают задавать вопросы, на которые пока не дали ответы ни следствие, ни первый суд. Горожане продолжают подозревать, что у Пермякова были сообщники. И в версию случайного убийства жители города тоже не верят.

«Как может военнослужащий, который служит в Гюмри только месяц, так хорошо знать город, а также где находится турецко-армянская граница? Как он прошел почти 20 километров? Есть много вопросов и по поводу 102-й базы. Почему они так поздно об этом сообщили полиции?» – возмущается журналистка.

Есть вопросы в армянском обществе и политического свойства. Хотя беспокойство российской стороны по поводу безопасности Пермякова президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян считает отчасти оправданным:

«Я, например, тоже с трудом бы себе представил, чтобы без какой-то специальной, тщательной подготовки процесс мог проходить в каком-то из городских судов Гюмри, учитывая тот накал в городе по поводу данного преступления. Хотя понятно, что невозможно полностью избавиться от подозрений в том, что Пермяков находится в определенной степени под контролем каких-то лиц, которые не хотели бы раскрыть это преступление во всей его глубине».

Преступление, совершенное год назад, вызвало в Армении серьезные политические последствия, став год назад началом довольно бурного политического сезона. Немало вопросов услышало тогда руководство Армении и по поводу его неготовности вступать в дискуссию с Москвой. Именно с этим Навасардян, в частности, связывает и часть политического контекста дела Пермякова.

«В период протестов по поводу повышения цен на электроэнергию российская сторона дала согласие на то, чтобы процесс проходил в армянском суде, – во всяком случае, так это было воспринято тогда. В тот период это подействовало в основном позитивно на армянскую общественность, хотя, скорее, было воспринято не как добрая воля Москвы, а как результат давления армянской общественности в связи с ценами на электроэнергию. Сейчас же это воспринимается совсем по-другому, поскольку та часть армянской общественности, которая продолжает следить за судебным процессом, крайне не удовлетворена тем, что он проходит на военной базе», – сказал Борис Навасардян.

Год назад армянское руководство оказалось в довольно узком политическом зазоре между традиционным партнерством с Россией и нарастающим давлением общества. Сегодня, по мнению Навасардяна, власть не испытывает подобных проблем, в том числе и потому, что интерес к делу Пермякова, несмотря на активность отдельных представителей гражданского общества, не сравнить с тем, что было год назад.

«Армянская власть становится чувствительной тогда, когда есть реальный многочисленный протест на улице. Если этого протеста нет, то они достаточно спокойно переживают любые недовольства гражданского общества и активных граждан. В данной ситуации протестов на улице нет, поэтому они вряд ли сильно озабочены тем, что происходит. То есть отсутствие волнений на улицах, отсутствие протеста на улицах позволяет армянской власти чувствовать себя достаточно спокойно», – добавил он.

Следующее заседание суда состоится 22 января.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG