Accessibility links

Обезьян снова выпустят в лес?


Знаменитый Сухумский обезьяний питомник остается сегодня одной из визитных карточек туристической Абхазии, а в институте, который работает в тесном сотрудничестве с российскими научными учреждениями, продолжаются медицинские исследования

Знаменитый Сухумский обезьяний питомник остается сегодня одной из визитных карточек туристической Абхазии, а в институте, который работает в тесном сотрудничестве с российскими научными учреждениями, продолжаются медицинские исследования

«Планете обезьян» на склоне горы Трапеция в Сухуме в будущем году исполнится 90 лет. Ведь днем основания Сухумского обезьяньего питомника считается 24 августа 1927 года, когда пароход «Пестель» доставил в Сухум по паре павианов анубисов и шимпанзе, купленных в Гвинее (заказаны были пятнадцать приматов, но остальные погибли по дороге из Африки). На базе питомника в 1958 году был основан научно-исследовательский институт экспериментальной патологии и терапии АМН СССР, в советское время ставший центром изучения приматологии международного значения и научной базой по борьбе с онкологическими заболеваниями. С первого дня его возглавил Борис Аркадьевич Лапин, которому сейчас уже 94 года.

А я задумался сегодня о том, что больше половины довольно уже долгой истории питомника обезьян мне доводилось наблюдать ее собственными глазами. Помню, в частности, еще школьником, в каких просторных вольерах, а не только в клетках, жила тогда часть обезьяньего стада. Но особенно часто доводилось подниматься мне в питомник в середине 90-х, после разрушительной грузино-абхазской войны, когда из довоенной тысячи голов приматов там оставалось их только 220. Все они были в депрессии, с облезлыми шкурами и страшно голодные: когда у меня заканчивалось печенье, которое брал с собой, макаки резусы ели и траву, которую срывал у клеток и протягивал им. В те годы некоторые рассуждали на тему: а нужно ли Абхазии, несмотря ни на что, пытаться сохранить этот питомник, если и люди в ней едва выживают, не проще ли передать оставшихся обезьян в Адлерский питомник, куда бывший директор Сухумского ИЭПиТа академик Лапин предусмотрительно перевез большую часть поголовья незадолго до распада СССР? Кстати, он и сейчас возглавляет НИИ, созданный на правом берегу Псоу. К счастью, победила другая точка зрения, и знаменитый Сухумский обезьяний питомник остается сегодня одной из визитных карточек туристической Абхазии, а в институте, который входит теперь в систему Академии наук Абхазии и работает в тесном сотрудничестве с российскими научными учреждениями, продолжаются медицинские опыты и исследования.

Директором НИИЭПиТа с 2009 года работает академик РАЕН, ЕАЕН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Абхазии Зураб Ясонович Миквабия. Сегодня я беседовал с ним в его кабинете. По его словам, в питомнике теперь 537 обезьян, то есть почти в два с половиной раза больше, чем было сразу после войны. Я спросил о результатах экспедиций института в верховья реки Гумиста, так как знал, что сразу после того, как Миквабия возглавил институт, он настойчиво занялся поисками стада павианов гамадрилов, которые были выпущены там для жизни в естественных условиях. И вот что он сказал:

«В семидесятых годах, это 73-й и 77-й годы, в урочище реки Западная Гумиста были поселены павианы гамадрилы. Это те обезьяны, которые боятся воды, поэтому естественные водные преграды там являются барьером, чтобы обезьяны переходили в те места, которые были плотно заселены людьми. И несмотря на то, что было очень много пессимистов, этот эксперимент, как ни удивительно, удался. Эти обезьяны, как ни удивительно, адаптировались к новым условиям существования и благополучно размножались».

Почему это было «удивительно» – потому, что в природе обезьяны обитают гораздо ближе к экватору, где климат намного жарче. А в урочище реки, где их выпустили, не было клеток с обогревом в зимнее время. Сотрудники института регулярно привозили им корм, но это было скорее формальное кормление, чтобы они не уходили далеко от данного места. А в основном пропитание им давал лес: каштаны и другие плоды, трава, листья. В суровые снежные зимы они даже, как северные олени, разрывали снег и доставали из-под земли съедобные коренья. Шла в ход и кора деревьев. Война и послевоенное лихолетье, конечно, прекратили наблюдения за обезьянами в урочище, лишили их помощи человека. И тем не менее есть свидетельства, что отдельные особи там попадались людям на глаза и немало лет спустя после войны.

К сожалению, ни одна из 12 экспедиций, проведенных сотрудниками института, не дала положительного результата. Причиной гибели пятисот обезьян в урочище стали не только морозные зимы и бескормица, но и человек с автоматом. Охотники находили тушки обезьян, ставших жертвами бессмысленной, ради развлечения, стрельбы по ним. А три года назад один охотник увидел обезьяну, сидевшую на мушмуле, в районе села Мясниковка Гулрыпшского района. Очевидно, это была какая-то из двух тысяч особей, которые обитали до войны в питомнике в очамчырском селе Тамыш и во время войны разбежались оттуда. Из долины Гумисты обезьяна туда никак не могла попасть из-за водных преград. Институт послал в тот район экспедицию, но она тоже результатов не дала.

Зураб Ясонович полагает, что эксперимент по помещению павианов гамадрилов в природные условия в урочище Западной Гумисты следует повторить, выпустить там в лес хотя бы 30-50 особей. Конечно, там им гораздо комфортнее, чем в тесных клетках, и с помощью человека они без труда могут там жить и размножаться. Кроме этого, содержание их в таких условиях обходится почти в два раза дешевле, чем в клетках и вольерах. (Сейчас, кстати, на одном из склонов «Обезьяньей горы» оборудован новый большой вольер.) Обезьяны привлекали бы в урочище и туристов. Для проведения этого эксперимента необходимо финансирование, но не такое уж большое. В будущем оно, несомненно, окупилось бы.

Обезьяны по-прежнему нужны науке. В институте на них проводятся испытания новых лекарств, производимых российскими фармацевтическими фирмами. Они помогают в поиске средств борьбы с онкологическими заболеваниями.

К сожалению, после ухода из жизни руководителя одного из подразделений «Роскосмоса» и смены там руководства заглохла программа сотрудничества с институтом по подготовке обезьян для экспериментов в космосе. Но продолжается совместная работа с российскими медиками по поиску «эликсира молодости». Те препараты, которые готовились когда-то с помощью семенников обезьяны, а сейчас получаются как химический аналог соответствующего гормона, дают явный эффект омоложения, правда, пока кратковременный. Тесные контакты институт поддерживает с клинической центральной больницей Москвы, с Лейпцигским университетом.

Что касается одной из любимых тем бульварной прессы – что в конце двадцатых годов руководивший Сухумским питомником обезьян профессор Иванов активно работал над скрещиванием человека и обезьяны и даже давались объявления в газете по приглашению добровольцев для участия в экспериментах подобного рода (за гонорар в 200 рублей), то Зураб Ясонович считает все это выдумкой. Никаких материалов о подобных экспериментах в архиве института не сохранилось.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG