Accessibility links

Курс национальной валюты трепещет, как барашек, завидевший мясника. На этом фоне ожидание снегопада из милой психологической игры превращается в навязчивое невротическое состояние. Что, в свою очередь, отражается на том, как столица воспринимает эпидемию гриппа, терзающую ее, словно орел Прометея. Невесомые нити причинно-следственных связей, еще недавно напоминавшие елочные гирлянды, провисли, налившись кровью и ржавчиной, будто колючая проволока Первой мировой. Почтенная публика начинает беспокоиться: самое время начать выяснять, как правящая коалиция будет обольщать отпрянувших от нее избирателей.

Если не самая крупная, то наиболее монолитная группа в этом сегменте состоит из радикалов, недовольных темпами наказания бывших чиновников. Режиссер Гога Хаиндрава скоро представит общественности фильм, в котором коснется темы пыток при старом режиме. Вместе с тем ряд депутатов намекает на обнародование новых разоблачительных видеозаписей. Примечательный нюанс: президент Маргвелашвили, не хватавшийся до сих пор за карающий меч, предчувствуя или точно зная, что произойдет вскоре, громогласно затребовал у прокуратуры статистику по данному вопросу. И получил ответ: по 191 делу проходит 124 бывших чиновника, в суд передано 40 дел, в рамках 23 из них 81 обвиняемый был признан виновным.

Показ этих страшных кадров на всех экранах страны может довести широкие массы до исступления, и если власти ничего не предпримут, рейтинг «Мечты» рухнет, как Вавилонская башня. А посему новые аресты представляются практически неизбежными. Не исключено, что прокуратура специально придерживает для этой цели несколько резонансных дел. Если же ничего подобного не произойдет, часть упомянутых избирателей, вероятно, отхлынет к «Альянсу патриотов», который предлагает весьма радикальные рецепты. Его относительное усиление выглядит желательным для Иванишвили в рамках стратегии достижения общего баланса между консервативными и либеральными политическими группами, но столь щедрого подарка ему он, скорее всего, не сделает.

«Арестовывать – это вам не лобио кушать», как могли бы сказать Лаврентий Берия и Джаба Иоселиани, дополняя друг друга. Предвыборные гонки на «черных воронках» даже при веских уликах могут возмутить европейских партнеров, поэтому власти, предположительно, тщательно выберут время, а также не станут форсировать события в деле «Рустави 2». И в целом не будут стремиться забить «Национальное движение» батогами народного гнева, а всего лишь попытаются убедить своих избирателей в том, что торжество справедливости близится.

Кстати, в этой связи, можно рассмотреть и такую версию новейшей истории Грузии – однажды старая элита пришла к тому же выводу, что и князь Танкреди Фальконери из «Леопарда»: «Если мы хотим, чтобы все осталось по-старому, нужно все поменять». И пропустила на авансцену перевозбужденных младореформаторов. А когда те, измазавшись в крови и в грязи, провели необходимую реконструкцию, их выставили вон, дабы не мешали вкушать плоды и, вообще, не шумели. И они, кажется, до сих пор не поняли, что с ними произошло, но впрочем, речь сейчас не об этом.

Более аморфная, но также значимая группа состоит из избирателей, недовольных внешней политикой «Мечты». Разочаровавшихся «западников», словно грибы в лукошко, собирает Ираклий Аласания, но у него в партии наметились серьезные кадровые и структурные проблемы, так как он всегда пренебрегал партстроительством. Любителей евразийской интеграции, покинувших Иванишвили, попытается сплотить Нино Бурджанадзе, хотя громокипящая предвыборная агитация никогда не была ее коньком. Но и правящей коалиции, приведшей страну к своего рода «ползучей финляндизации», будет что продемонстрировать публике: и близкие уже безвизовые поездки в Европу, и военные учения с американцами. А недовольным из «северного лагеря» правительство укажет на свободную от санкций торговлю с Россией, на туристов, умножающих километры на декалитры, и, прежде всего, на мирное небо.

Еще до лета мы, вероятно, увидим новые программы Минздрава и налоговые поблажки. А задабривать крестьян начнут чуть ближе к выборам. Кстати, не исключено, что именно здесь и зарыт сундук, в котором хранится и главная тайна выборов, и яйцо с иглой и кощеевой смертью.

Иванишвили опирается прежде всего на крестьян. За последнее столетие в Восточной Европе разве что болгарский премьер Александр Стамболийский настолько зависел от их поддержки. Со столичными патрициями и их присными, сыгравшими ключевую роль в разрушении старого режима, Иванишвили связывает лишь своеобразный пакт, и он не мешает сторонам втайне презирать друг друга. А вот для многих крестьян, которых столько обманывали и унижали, он является олицетворением их грузинской мечты, плотью от плоти, сельским пареньком, начавшим восхождение к вершине Олимпа, где деловито попыхивает трубкой одинокая фигурка в залатанном френче. Их вера в счастливую звезду Иванишвили кажется тяжеловесной и подслеповатой. Возможно, именно она и шепнет в решающий миг: «Голосуй сердцем!» Так что победить фигуранта, конечно же, можно, но только оторвав от земли, как Антея. А поскольку Геракла пока нигде не видать, он может продолжать дремать, не вмешиваясь в микроменеджмент предвыборной кампании, ведь архетипы и мифы, скорее всего, и на этот раз сделают для него намного больше, чем губернаторы и министры.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG