Accessibility links

«Проект российской стороны фактически предусматривает ликвидацию подразделений Минобороны Южной Осетии»


ПРАГА---Гостем нашего «Некруглого стола» сегодня должен был быть спикер парламента Южной Осетии Анатолий Бибилов, но, как нам стало известно, в эти минуты он встречается с президентом Южной Осетии. Предположительно, обсуждать с Леонидом Тибиловым он будет ту же тему, что и мы с нашим вторым гостем, депутатом от «Народной партии» Амираном Дьяконовым. Надеюсь, мы узнаем об итогах этих переговоров позже, а пока поговорим о процессе подготовки дополнительных соглашений в рамках Договора о союзничестве и интеграции между Южной Осетией и Россией, точнее, почему их не удается подписать в срок, до конца января. Острая дискуссия между представителями законодательной и исполнительной власти разгорелась из-за Договора об интеграции югоосетинских вооруженных сил в российские. Вице-спикер парламента Дмитрий Тасоев причиной затягивания сроков назвал неконструктивную и упрямую позицию руководства Минобороны Южной Осетии, а также отсутствие жесткой политической воли со стороны первых лиц республики. Тасоеву ответил лично президент, отметив, что отдельные должностные лица пытаются использовать этот вопрос в негативных для республики целях. 19 января Леонид Тибилов обратился к председателю югоосетинского парламента Анатолию Бибилову с предложением созвать внеочередное заседание парламента и обсудить этот вопрос. С таким же требованием выступили и представители парламентского меньшинства – партии «Единство народа», Народной партии и «Ныхас».

Нана Плиева: Амиран Евгеньевич, почему вы обратились к спикеру парламента с предложением созвать внеочередное заседание парламента и почему, на ваш взгляд, Анатолий Ильич не стал к вам прислушиваться?

Амиран Дьяконов: Во-первых, президент воспользовался предоставленным ему Конституцией правом обратиться к парламенту с предложением провести внеочередную сессию. Я думаю, что вопросы военно-политической безопасности Южной Осетии являются основополагающими для любого политика Южной Осетии, который адекватно воспринимает процессы, которые происходят в республике, геополитические процессы вокруг Центрального Кавказа, где фактор Южной Осетии играет весьма значимую роль. По моему твердому убеждению, Южная Осетия должна иметь свою армию – хоть небольшую, но боеспособную армию, которая могла бы решать хотя бы задачи локального характера.

Нана Плиева: Получается, что вся загвоздка в этом. Я напомню заявление вице-спикера парламента Дмитрия Тасоева, который призвал югоосетинские власти занять более гибкую и конструктивную позицию на переговорах с российскими союзниками. Что имеется в виду? В чем была негибкость властей?

Амиран Дьяконов: Вообще, причиной обращения лидеров трех парламентских партий в поддержку инициативы президента о проведении внеочередной сессии парламента было желание именно разъяснить ситуацию, получить информацию у органов исполнительной власти о ходе работ по разработке дополнительных соглашений.

Нана Плиева: Парламентское большинство указывает, что стороны обязались подписать большинство дополнительных соглашений не позднее шести месяцев со дня вступления договора в силу. Через считанные дни, в конце января, этот срок истекает. Что может исправить созыв внеочередного заседания парламента, на что могут повлиять депутаты и почему с такой инициативой вы не выступили раньше?

Амиран Дьяконов: Что касается того, почему мы с такой инициативой не выступили раньше… Во-первых, причиной, как я уже сказал, соответствующей инициативы о проведении внеочередной сессии были именно эти негативные процессы, связанные с обсуждением хода (подготовки) этих соглашений. Существует два проекта: проект российской стороны и проект югоосетинской стороны. Проект российской стороны фактически предусматривает не передачу, согласно договору, отдельных подразделений Министерства обороны республики Южная Осетия Министерству обороны Российской Федерации, а фактически ликвидацию этих подразделений, и военнослужащие, которые служат в этих подразделениях… через военкоматы Владикавказа будет осуществляться (их) набор в российскую армию.

Нана Плиева: Это российский проект соглашения, правильно я вас понимаю?

Амиран Дьяконов: Да, российской стороны, и там есть, как я уже сказал, болезненный вопрос ликвидации – не только военно-политический вопрос ликвидации югоосетинской армии, но и социальный вопрос: куда мы денем как минимум 800 человек – специалистов, которые имеют достаточно долгий опыт ведения боевых действий. Возникает вопрос: куда эти люди пойдут, если мы пойдем по этому пути? Это грозит и военно-политическими издержками, рисками для республики Южная Осетия, и с социально-экономической точки зрения также присутствуют риски касательно вопроса устройства этих людей – куда они пойдут? А эти люди, как я уже сказал, многие из них в течение двадцати лет кроме как держать оружие ничего не умеют. Возникает вопрос: куда они могут деться?

Нана Плиева: То есть речь идет о том, останется ли у Южной Осетии собственная армия после подписания данного соглашения. Накануне, в разговоре с корреспондентом «Эхо Кавказа» председатель парламента Анатолий Бибилов заявил, что некоторые чиновники, ответственные за разработку дополнительных соглашений, пытаются снять с себя ответственность и переложить ее на парламент. Вы согласны с этим?

Амиран Дьяконов: Я так не считаю, потому что, во-первых, инициатива партий, представленных в парламенте республики Южная Осетия, основывается, в том числе, и на законе «О международных договорах Республики Южная Осетия». Статья 6, часть 2-я предусматривает, что парламент республики Южная Осетия имеет право истребовать информацию по разработке проекта соглашений. Президент, в соответствии с Конституцией, обратился в парламент с просьбой, чтобы рассмотреть вопросы, касающиеся разработки дополнительного соглашения...

Нана Плиева: А почему в унисон с президентом с таким предложением выступили партии парламентского большинства? Анатолий Бибилов считает, что «это искусственно срежиссированная некоторыми лицами и администрацией президента ситуация», и что «парламент воспринимается некоторыми как структурное подразделение администрации президента... Это свидетельствует о том, что они получили указание из администрации президента, поскольку лидеры этих партий работают в исполнительной власти». Анатолий Бибилов заявил это накануне корреспонденту «Эхо Кавказа».

Амиран Дьяконов: Как человек, имеющий прямое отношение к появлению данного документа, – я об этом говорю официально и открыто, – я заявляю, что ни администрация президента, ни президент не владели информацией о том, что поступит данная инициатива. Данная инициатива поступила после разговора лидеров партий, на котором, в том числе, присутствовал ваш покорный слуга. Тогда было принято решение в поддержку инициативы президента, и мы желаем разъяснить, что депутаты парламента имеют право разъяснить для себя ситуацию – в чем здесь загвоздка в разработке данного проекта соглашения, и, согласно опять же закону «О международных договорах», внести свои рекомендации по подготовке проекта соглашения. Это уже статья 7-я закона «О международных договорах Республики Южная Осетия». Так что лидеры оппозиционных партий, представленных в парламенте республики Южная Осетия, действуют в рамках Конституции республики Южная Осетия и законов республики Южная Осетия, во благо народа и государства республики Южная Осетия.

Нана Плиева: А кто несет ответственность за то, что до конца января не удалось согласовать и подписать дополнительные соглашения в рамках договора о союзничестве и интеграции с Россией?

Амиран Дьяконов: Во-первых, я не сторонник того, чтобы выносить сор из избы, однако данная тематика, то, что позволяет ставить вопросы именно в таком ракурсе, свидетельствует о наличии глубокого раскола между исполнительной властью и партией большинства в парламенте республики Южная Осетия и отсутствии желания находить компромисс.

Нана Плиева: А каковы причины раскола? Это разное видение Южной Осетии как государства, разное видение интеграции или будущие выборы?

Амиран Дьяконов: Много причин. Здесь и субъективные причины, и объективные, которые связаны с определенными политическими процессами, которые предстоят на пути Южной Осетии.

Нана Плиева: На пути интеграции с Россией?

Амиран Дьяконов: Нет, я думаю, что ввиду избирательной кампании, которая уже началась, вопросы обеспечения социально-политической стабильности для многих политических сил Южной Осетии отходят на второй план перед личными политическими амбициями. Ибо здравый рассудок диктует, что исполнительная и законодательная ветви власти в любом случае должны, какие бы разногласия не были, находить точки соприкосновения.

Нана Плиева: Администрация президента опубликовала отчет о ходе реализации Договора о союзничестве и интеграции – вы, наверное, видели этот документ в виде таблицы. Коротко и ясно сообщается, что по состоянию на 19 января подписаны два плана мероприятий в сфере образования и культуры, готовы к подписанию четыре дополнительных соглашения, приостановлена работа по двум – о вхождении отдельных подразделений КГБ республики в состав ФСБ России, так как сотрудничество признано достаточно тесным, и о свободном пересечении российско-югоосетинской границы в связи с изменением военно-политической обстановки в регионе. Вас удовлетворил этот отчет?

Амиран Дьяконов: Если бы нас данный отчет удовлетворил, то мы, наверное, не настаивали бы на проведении сессии парламента, на которой было бы принято хотя бы решение о проведении парламентских слушаний по данному вопросу и выработке определенных предложений, которые могли бы послужить нахождению определенных точек компромисса при подготовке данных соглашений.

Нана Плиева: Как теперь будет продолжена работа? Сроки действительно поджимают, но подписывать надо... Как будут выходить из этой ситуации?

Амиран Дьяконов: Я думаю, что самым оптимальным является то, чтобы мы действовали исключительно в рамках права и закона, и чтобы мы (я имею в виду исполнительную и законодательную власть) смогли разгрести те завалы, которые у нас существуют на сегодняшний день. Я считаю это необходимым условием для обеспечения социально-политической стабильности в нашем обществе и определения пути дальнейшей интеграции Южной Осетии в состав Российской Федерации.

Нана Плиева: Какой итог сегодняшней встречи между спикером парламента и президентом вы ожидаете?

Амиран Дьяконов: Я надеюсь, что по основным направлениям, где у нас существует напряжение, при желании обеих сторон мы могли бы найти взаимопонимание и выработать хотя бы дорожную карту для того, чтобы преодолеть этот намечающийся у нас кризис, а он на самом деле (как бы пророчески и пугающе не звучали мои слова) на носу.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG