Accessibility links

Две Москвы для одного соглашения


Президент Леонид Тибилов лоббирует вариант, согласно которому в армии Южной Осетии будут служить хотя бы 600 человек, что и вызывает нескрываемое раздражение у парламентского большинства

Президент Леонид Тибилов лоббирует вариант, согласно которому в армии Южной Осетии будут служить хотя бы 600 человек, что и вызывает нескрываемое раздражение у парламентского большинства

Противостояние между администрацией президента РЮО и представителями парламентского большинства из-за подписания дополнительного Соглашения об интеграции югоосетинских вооруженных сил в российские продолжается как минимум второй месяц. По мнению югоосетинских общественников и экспертов, накал страстей говорит о начале президентской кампании.

Представители парламентского большинства обвиняют администрацию президента в затягивании разработки и подписания Соглашения о вхождении отдельных подразделений вооруженных сил РЮО в состав вооруженных сил РФ. В ответ чиновники предоставили общественности подробные разъяснения о ходе подготовки дополнительных соглашений, предусмотренных Договором о союзничестве и интеграции с Российской Федерацией.

Согласно официальной информации, российский вариант соглашения и предложения югоосетинской стороны направлены в парламент для рассмотрения на внеочередном заседании. Однако текст и содержание документа пока не подлежат огласке. Между тем мой источник в правительстве Южной Осетии утверждает, что все упирается в определение численности вооруженных сил республики. По его словам, было рассмотрено несколько вариантов соглашения. Один из них активно поддерживается «единоосами» и предполагает наличие на балансе Минобороны РЮО лишь роты почетного караула, оркестра и части руководящих лиц. Остальным сотрудникам Минобороны будет предложена служба в специально созданном подразделении четвертой российской военной базы. Мой собеседник утверждает, что сейчас президент Леонид Тибилов лоббирует другой вариант, согласно которому в армии Южной Осетии будут служить хотя бы 600 человек, что и вызывает нескрываемое раздражение у парламентского большинства.

В конце прошлой недели лидеры партий парламентского меньшинства договорись о встрече со спикером Анатолием Бибиловым для прояснения ситуации. Однако разговаривать им пришлось с закрытыми дверьми – Анатолий Ильич срочно отбыл в Москву. Сейчас депутаты в ожидании внеочередного заседания парламента, инициированного Леонидом Тибиловым для совместного обсуждения проекта соглашения.

По мнению моего второго собеседника, согласившегося пообщаться на условиях анонимности, не очень удачен выбор в этом споре и «говорящей головы «Единой Осетии»» – Дмитрия Тасоева. Как бывший военнослужащий, он утверждает, что глава комитета по безопасности и обороне имеет не очень хорошую репутацию среди военных. Ему припоминают давнюю историю с расформированием одного из ключевых подразделений Минобороны, которым он командовал. По официальной версии, его подчиненные попали под сокращение, но есть и другая – финансовые махинации, которые якобы чуть не привели Тасоева на скамью подсудимых, если бы не вмешательство экс-президента Эдуарда Кокойты. Поэтому выступления Тасоева вызывают в среде бывших и нынешних сотрудников Минобороны лишь раздражение, хотя, по словам моего собеседника, «нет ничего удивительного в том, что человек, который не смог сохранить свое подразделение, так же легко поступается интересами всей армии».

Но если убрать всю эмоциональную составляющую конфликта между «единоосами» и АП РЮО, то, как говорит югоосетинский общественник и эксперт Алан Джусоев, есть несколько основополагающих государственных документов: Конституция, Закон о вооруженных силах и Концепция национальной безопасности, в которых четко прописаны атрибуты государства, и в их числе – армия Южной Осетии. Не очень понятны Джуссоеву и разговоры о «вхождении» армии одного государства в состав армии другого. Ведь речь может идти, например, о делегировании задач, связанных с обеспечением безопасности другого государства, что неплохо продемонстрировали отношения с ПС ФСБ России по охране внешних границ. С подобными мировыми прецедентами эксперт не знаком. «Нельзя называть в таком случае Министерством обороны государства военкомат, роту почетного караула и военный оркестр», – добавил Джуссоев. Прокомментировал эксперт и активность по данному вопросу представителей «Единой Осетии»:

«Я считаю, что это больше предвыборная полемика. И не знаю, как правильно выразиться, но есть позиция Москвы для «Единой Осетии» и есть позиция Москвы для администрации президента РЮО. Я бы вместо того, чтобы выносить эту полемику на общественный суд, согласовал бы все эти точки зрения. Потому что я не думаю, что будет разнобой мнений, если, допустим, АП Южной Осетии, кураторы из Москвы и партия «Единая Осетия» сядут за один стол и захотят решить эту проблему. Потому что в сегодняшних реалиях, и по этому поводу есть очень много заявлений о «новой сложившейся геополитической ситуации», все структуры, которые говорят о том, что Южная Осетия – это независимое государство, надо только укреплять и усиливать. А говорить о том, что мы войдем в состав России или не войдем… Это не проблема сегодняшнего или даже завтрашнего дня».

Эксперт считает, что в преддверии выборов происходящее напоминает попытку отвлечь внимание людей от острых внутренних проблем.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG