Accessibility links

ПРАГА---В Тбилиси продолжается спор вокруг телекомпании «Маэстро», которую не могут поделить совладельцы. Дело дошло до смещения с поста гендиректора Байи Гадабадзе – на ее место претендует бывший кандидат в президенты Грузии Леван Гачечиладзе, брат которого, известный певец под псевдонимом «Уцноби», является одним из акционеров «Маэстро». Сегодня участники нашего «Некруглого стола» эксперты из Тбилиси – по политическим и экономическим вопросам Гия Хухашвили и по вопросам средств массовой информации Лаша Тугуши.

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, как вы считаете, история, которая сейчас разыгралась вокруг телеканала «Маэстро», – это обычный спор между владельцами бизнеса, которые не могут поделить компанию, или, прежде всего, какой-то политический маневр, который предпринят кем-то, чтобы приручить рейтинговый телеканал?

Гия Хухашвили: На самом деле я бы применил модное сейчас слово «гибридная война». Я думаю, что здесь есть и некая коммерческая подоплека, но, конечно же, с серьезной долей политики. Кто-то собирается через эту борьбу, через контроль телевидения все это превратить в некий политический капитал, то есть предлагает политикам некий медиа-ресурс. Что самое главное, здесь инициатива не идет от политиков. Это коммерсанты, которые думают, что через медиа можно как-то пролоббировать свой бизнес, какие-то свои финансовые интересы. К сожалению, такое бывает, и не только в Грузии, так что я далек от того мнения, что во власти существует некий план захвата «Маэстро» – этого нет, но то, что кто-то предлагает власти лояльность, – это вполне вероятно.

Кети Бочоришвили: Батоно Лаша, многие ваши коллеги считают, что происходящее – это нездоровый процесс, который свидетельствует о том, что власть всеми силами старается не потерять позиций на предстоящих выборах. Батоно Гия сказал, что он считает это маловероятным, а вы?

Лаша Тугуши: Знаете, сложно сказать четко, что это происходит по той или иной причине. Как сказал Гия, такая подоплека у этого всего может быть, а может быть и другая – просто кто-то в интересах бизнеса ведет внутреннюю борьбу. То, что у нас в таких вопросах есть часть политической подоплеки, – это естественно, потому что в этом году предстоят, можно сказать, стратегически очень важные выборы. Кроме того, люди, которые там задействованы, связаны с политикой. В том числе, вы знаете, что и Леван Гачечиладзе был кандидатом на президентских выборах, он чуть не выиграл у Саакашвили на тех выборах. Насколько это происходило в рамках закона, – это другой вопрос. То есть возможен любой сценарий, просто для того, чтобы судить, у нас пока нет четкой картины. То, что происходит, это, естественно, не позитивный процесс. Он плохо влияет и на телекомпанию, и в общем на медиа-пространство, потому что эти стрессы влияют на рынок, на общественное мнение, вызывают очень много недопониманий и разных сплетен и вопросов – управляет ли этими процессами кто-то из политики и т.д. То есть этот процесс не очень-то симпатично выглядит, если посмотреть со стороны. В любом случае, при любом сценарии, который сейчас проходит, как бы ни говорили, что это внутреннее дело или не внутреннее, все равно это не очень хороший процесс.

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, а почему именно в такое время такие скандалы начинаются? Многие проводят параллели с «Рустави 2»... Во-первых, можно ли поводить такие параллели, как по-вашему, а, во-вторых, почему именно все совпадает со временем, когда падает рейтинг властей и приближаются очередные выборы? Ведь кто-то это инициирует? До этого – молчание, потом все это начинается…

Гия Хухашвили: К сожалению, это есть. Такие вопросы появляются, потому что когда все это совпадает во времени с некой политической эскалацией, на самом деле сейчас ставки повышаются, и в это время грядет некий передел медиапространства, что, конечно же, создает массу вопросов. Я думаю, что на самом деле это все работает против власти, а не в ее пользу. Если в случае с «Рустави 2» интерес был довольно-таки серьезный, потому что «Рустави 2» на самом деле очень сильно воздействует на общественное мнение, в случае же «Маэстро» я бы не сказал, что цена «Маэстро» настолько высока, чтобы проявился такой серьезный чисто политический интерес. Поэтому я считаю, что сценарий здесь несколько другой, и не стал бы проводить прямую аналогию. Есть некая схожесть, но это не значит, что это то же самое. Я еще раз повторю, что не вижу здесь чистой политики. Но почему так происходит и почему власть занимается мазохизмом, – это риторический вопрос, и к тому же не ко мне, и не к Лаше. Этот вопрос вы должны задавать другим людям.

Кети Бочоришвили: Да, представителям власти, которые чаще всего не хотят разговаривать... Лаша, как, по-вашему, надо рассматривать сегодняшнее решение Публичного реестра приостановить процесс регистрации Левана Гачечиладзе в качестве гендиректора «Маэстро»? По официальной версии, мы знаем, что это произошло из-за поданного в суд иска бывшего гендиректора Байи Гадабадзе, которая считает незаконным ее смещение с должности. А что это на самом деле – шаг назад тех, в чьих интересах прибрать к рукам «Маэстро»? Они испугались реакции общественности?

Лаша Тугуши: Во-первых, непонятное решение было принято, потому что по разным направлениям в юридическом смысле сейчас идет тяжба по вопросу названия компании «Маэстро», по вопросу имущества, недвижимости – имеет ли на него право владелец или нет. Также по вопросу назначения директора, какого-то кредита, якобы существует какой-то договор, который был зарегистрирован, а бывшие владельцы сказали, что реестром были утеряны какие-то документы, – во всяком случае много неразберихи в этом вопросе. Понятно, пока все это не прояснится, сейчас менять что-то внутри компании было бы неконструктивным. Лучше, если они не будут форсировать это все, пусть разбираются суды и будут решены юридические вопросы. Что касается того, почему и кому это надо, я бы сказал, что все-таки, несмотря на то, что «Рустави 2» более сильный игрок, чем остальные медиа, «Маэстро» тоже играет какую-то роль в медиа-пространстве. Я бы сказал, что можно перечислить несколько телеканалов, которые могут играть какую-то роль. Я думаю, что сейчас, как на любом клочке футбольного поля идет борьба, сейчас идет борьба и в этом пространстве…

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, как показывает практика на том же примере с «Рустави 2», и Лаша сделал такие предположения, все это может затянуться. Как вы думаете, как будут развиваться события дальше?

Гия Хухашвили: Ситуация настолько абсурдна, что сейчас спрогнозировать что-то практически невозможно, потому что в этом споре участвуют как бы три стороны. То есть на самом деле за что борются, абсолютно непонятно, потому что, оказывается, на Ltd «Маэстро» существует только один пассив, то есть 54 миллиона долга; что касается бренда, то, оказывается, он принадлежит совсем другой компании; что касается материального имущества – здания, определенной техники и т.д., – это, оказывается, принадлежит совсем другой компании. Сейчас абсурд ситуации заключается в том, что две стороны борются за то, кто будет оплачивать 54 миллиона долга. На самом деле, по коммерческой логике, они должны друг друга упрашивать, чтобы забрали и отвечали за этот долг, а здесь все поставлено с ног на голову.

Кети Бочоришвили: Видите ли вы этому какое-то объяснение?

Гия Хухашвили: Понимаете, самый хороший «бизнес» – это дружить с властью. Конкуренция идет как бы на этом поприще, и фон такой, что власть как бы особенно не подключена к этому.

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, тогда я вам возражу. Зачем Левану Гачечиладзе дружить с властью? Он везде говорит о том, что Квирикашвили – его ближайший давний друг, зачем ему зарабатывать очки?

Гия Хухашвили: Дело в том, что мы же знаем, что Квирикашвили на самом деле далек от власти, то есть Квирикашвили не тот человек, о котором можно говорить, что он контролирует власть. Он человек новый, да, он очень хороший, порядочный, всем нравится, но на самом деле центр принятия решений несколько отдален от него. Так что это грузинская специфика. Хорошо, что я с вами обсуждаю этот вопрос, потому что вы это понимаете, но не дай Бог об этом говорить с каким-нибудь западным журналистом – сам черт сломает ногу. Я думаю, что прогнозировать это практически невозможно. Единственное, я бы пожелал, чтобы «Маэстро» работало, чтобы стороны, которые сейчас говорят о том, что они не из каких-то меркантильных или политических соображений борются за контролирование телевидения, а из большой любви, пришли к какому-то решению. Если их связывают с этим телевидением такие возвышенные эмоции, тогда они пусть перестанут в «меловом круге» бороться из-за любви к ребенку, которого в итоге могут разорвать, а просто вынесут свой спор в правовое русло, оставят в покое «Маэстро», его редакцию. Пусть «Маэстро» работает, а они пусть идут в суд, и суд разбирается, что там на самом деле происходит.

Кети Бочоришвили: Как, собственно, сейчас и с «Рустави 2»?

Гия Хухашвили: Да, вот это нормальная схема. А так, чтобы держать журналистов в определенном стрессе и ставить под сомнение дальнейшую судьбу самого телевидения, я думаю, что это непорядочно по отношению к журналистам, потому что основной капитал телевидения – это же человеческий ресурс. Да, на самом деле техника и т.д. – это ничто. В XXI веке какие-то другие активы не имеют особого смысла. Здесь человеческий ресурс, определенный бренд – это на самом деле ценно, и это требование общественности, потому что страдают журналисты и общественность лишается информации, которую она ждет каждый день. Так что я бы им советовал, пусть продолжают разбирательства в суде, а журналистов оставят в покое. Кто там победит, кто станет директором, кто будет контролировать телевидение, – для нас это не особенно важно. Главное, чтобы редакционная свобода телевидения была бы защищена, – вот это для нас ценность, а кто там учредитель, для нас не особо важно.

Кети Бочоришвили: Батоно Гия, на самом деле следующий вопрос к Лаше Тугуши, но связь с ним прервалась, к сожалению. Поэтому спрошу у вас. Как вы думаете, что будет представлять собой телевидение при Леване Гачечиладзе, если он станет гендиректором?

Гия Хухашвили: Самое смешное то, что ничего особенного в информационной политике не произойдет. Я не вижу сценария, при котором информационная политика может отличаться от той, которую сейчас проводит «Маэстро», потому что на самом деле я бы не считал «Маэстро» особо радикальным, оппозиционным или критическим телевидением, и для того, чтобы сохранить некий имидж и доверие к телевидению, Леван Гачечиладзе будет вынужден как-то дистанцироваться от власти и не проводить стерильную пропаганду. Так что в информационной политике я не вижу маневра для особых перемен. Дело в том, что я не говорю только об одной стороне, я думаю, что обе стороны готовы вести одну и ту же игру, если они сохранят телевидение. Идеологической борьбы я здесь, к сожалению, не вижу. Вижу только бизнес, который связан с политикой, конечно же.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG