Accessibility links

Ната Перадзе: «Наш протест против прихоти одного человека»


Руководитель НПО «Партизанские садоводы» Ната Перадзе

Руководитель НПО «Партизанские садоводы» Ната Перадзе

ПРАГА---В Аджарии, в поселке Цихисдзири продолжают кипеть страсти по поводу пересадки 150-летних деревьев, которые аджарские власти продали в частный дендропарк – его намерен разбить в соседнем регионе Гурия в поселке Шекветили грузинский олигарх Бидзина Иванишвили. Экологи, специалисты-ботаники, оппозиция и гражданский сектор в лице НПО «Партизанские садоводы» вот уже много дней протестуют против, как они считают, уничтожения этих деревьев. За сопротивление стражам порядка во время акции протеста некоторые из активистов предстанут на днях перед судом. Сегодня в нашей традиционной рубрике «Гость недели» на наши вопросы отвечает руководитель «Партизанских садоводов» Ната Перадзе.

Кети Бочоришвили: Ната, ваш протест против пересадки деревьев имеет под собой какое-то научное, биологическое обоснование, то есть вы изучили вопрос и уверены, что деревья при пересадке погибнут, или это уже такой внутренний протест против произвола тех, у кого есть деньги и, соответственно, прихоть, и кому совсем неинтересно мнение общественности и специалистов?

Ната Перадзе: Знаете, одно другое не исключает. Наш протест, естественно, начался не только против того, что дерево не сможет выжить после пересадки, и, по всей вероятности, это будет так, но больше нас беспокоит то, что это место – бывшее хозяйство саженцев, где практически создана экосистема, которая очень сильно нарушается. Они уже испортили подлесок, срезали около 80 деревьев, которые мешали подойти к этим деревьям, которые выбрал олигарх для того, чтобы перенести к себе. Работы ведутся небезопасно, потому что рядом с деревом проходит железная дорога, там очень много людей, часть из которых работает по выкапыванию деревьев, часть из них протестует, и нет никакой гарантии, что не произойдет несчастный случай. Наш протест против того, чтобы экосистема Грузии не была бы безвозвратно испорчена по прихоти одного человека.

Кети Бочоришвили: Ната, когда вы говорите «они», уточните, пожалуйста, кого вы имеете в виду?

Ната Перадзе: Во-первых, продалось не место, а само дерево – юридически, как движимое имущество. Нигде не написано, что кто-то должен гарантировать то, что это движимое имущество должно продолжить жить после того, как его переместят в другое место. Под «они» я подразумеваю олигарха Бидзину Иванишвили, который переносит это дерево в свои частные владения – в Гурию, а аджарское правительство сразу дало ему разрешение без специального заключения экологов и без специального документа, что этому дереву и месту не будет от этого вреда. Так что протест, хотим мы того или нет, получается против несправедливости закона и того, насколько безоговорочно исполняются прихоти одного человека.

Кети Бочоришвили: Ната, но в грузинских СМИ от некоторых респондентов прозвучало утверждение, что эту территорию, где растут деревья, намерены использовать иностранные инвесторы, и чтобы они не уничтожили эти деревья, было решено их продать для дендропарка. Значит, у вас совершенно другая информация на этот счет?

Ната Перадзе: Нет, это ложная информация, потому что пока там никаких инвесторов не видно и никаких проектов нет. У нас тоже была информация о том, что там собираются строить огромный отель, но выкапывание подобранных деревьев не высвобождает территорию для строительства, так что, насколько сейчас логически можно заключить, – это просто пересадка деревьев.

Кети Бочоришвили: То есть изначально это было желание заполучить деревья, но никак не спасти их...

Ната Перадзе: Ну, конечно, дерево стоит 135 лет, у него нет абсолютно никаких проблем, и какова гарантия того, что после такой серьезной операции это дерево сможет продолжить жить? Мы старались связаться со специалистами Ботанического сада Аджарии, и ни один специалист не подписывает документ, сколько процентов у этого дерева на то, что оно выживет. Они все словесно говорят, что, конечно, оно выживет, но это первый прецедентный случай в Грузии, такой пересадки в Грузии никогда не производилось. У них нет никакой практики, так что никто не может взять на себя ответственность и документально зафиксировать, что этот дендролог гарантирует более или менее жизнеспособность этого дерева после пересадки.

Кети Бочоришвили: Ната, я знаю, что вы только что побывали на встрече в аджарском правительстве, правильно?

Ната Перадзе: Да, это была очень интересная встреча «Национального движения» Грузии с аджарским правительством. Нас тоже позвали как протестующую сторону – под «нас» я подразумеваю «Партизанских садоводов», и мы, как всегда, остаемся абсолютно независимыми. Их спор продолжался около часа, там это все приняло политический оттенок, и после того, как я постаралась и перенесла этот спор уже на деревья и экологию, могу сказать, что аджарское правительство с большим интересом выслушало мои соображения, они все записали. У них не было ни малейшего представления о том, какие меры должны быть приняты для пересадки такого большого дерева. Я их попросила, чтобы они обязали фирму связаться с европейскими специалистами, у которых была такая практика, и проконсультироваться у них, насколько это возможно. Вторая и большая причина: какой будет нанесен ущерб этому месту от пересадки этого дерева. Я им предложила обратиться в европейские хозяйства, где специально производят пересадку для продажи огромных деревьев (одно из них уже стоит в Тбилиси на площади Руставели), чтобы они их купили. Конечно, я приветствую создание нового дендрологического парка, но без нанесения ущерба другому месту. Пусть они купят новые деревья за ту же цену, и даже, наверное, намного дешевле им обойдется привезти большие деревья из Европы, где они уже приспособлены к пересадке, так как дерево, пересаженное тем методом, которым они сейчас стараются это сделать, имеет очень мало шансов на выживание. Я хотела бы, чтобы они в этом удостоверились со специалистами.

Кети Бочоришвили: Сейчас все это в каком состоянии? Эти деревья пока на месте, их еще не выкопали?

Ната Перадзе: Сейчас ведутся работы вокруг одного дерева. Пока продано только три дерева – тюльпановое дерево и два водных кипариса.

Кети Бочоришвили: Они проданы, но еще на месте?

Ната Перадзе: Да, два дерева еще не тронуты, а одно уже, не знаю, насколько сможет жить на том же месте, если даже его оставить, потому что уже большая часть корней повреждена. На сделанных мною фотографиях очень хорошо видны грубо перерезанные корни, и по моим представлениям у этого дерева будут очень серьезные проблемы. Сейчас они уже работают под вертикальными корнями, и если оставить его, то больше шансов, чтобы это дерево смогло жить на месте. Два остальных дерева пока они не трогали.

Кети Бочоришвили: Ната, что касается ареста ваших активистов и суда, который назначен на 18 февраля, что им предъявляют, по какой статье они проходят, насколько серьезно их положение?

Ната Перадзе: Это 172-я статья – «сопротивление полиции». Суд будет 19 февраля, и после этого мы его опротестуем, потому что адвокат Ассоциации молодых юристов нашла очень много изъянов в том, как был произведен арест и почему они (активисты) провели ночь в камере предварительного заключения и т.д. Сейчас эти девочки на свободе, они поездом едут в Тбилиси, а 19-го будет суд, против которого мы уже потом будем протестовать вместе с Ассоциацией молодых юристов.

Кети Бочоришвили: Что вы намерены делать дальше? Ведь существует печальная практика того, как было проигнорировано опять же мнение специалистов и той же общественности и гражданского сектора, когда уничтожали рудник Сакдриси, при строительстве объектов «Панорамы Тбилиси»...

Ната Перадзе: К сожалению, я не могу физически оставаться в Аджарии и лежать в ковше, что бы я с удовольствием сделала, если бы могла. Тут остались некоторые представители «Национального движения», а также независимая компания, которые собираются продолжить сопротивляться. Полчаса назад были арестованы еще два активиста, которые противились пересадке этого дерева. Пусть они арестовывают в день по три-четыре человека, и пусть это вызовет большой общественный протест. Мы уже собираем подписи. Единственным логическим решением было бы, если бы правительство приостановило этот процесс, так же, как и реконструкцию бульвара в Батуми, и прислушалось к мнению специалистов.

Кети Бочоришвили: А суды?

Ната Перадзе: Конечно, мы собираемся, но на это нужно время. Мы сейчас выпросили документы, нужно время на то, пока эти документы придут, пока мои юристы подготовятся к суду, но за это время они могут перенести все деревья, и потом, даже если мы выиграем суд, это будет выигрыш на бумаге, а территории будут испорчены и деревья погибнут.

Кети Бочоришвили: Ну, хотя бы для того, чтобы создать какой-то один прецедент...

Ната Перадзе: Конечно, но параллельно, если это не будет поддержано народным волнением, один лишь только суд тут будет не таким эффективным. Лучший выход – если мы придем к соглашению.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG