Accessibility links

Сто этажей вниз по дороге в ад


Идет шестой день забастовки, а у руководства ответ один: денег нет. В помощи им отказал и профсоюз металлургов и работников горной промышленности

Идет шестой день забастовки, а у руководства ответ один: денег нет. В помощи им отказал и профсоюз металлургов и работников горной промышленности

Раннее утро. Руслан Буцхрикидзе спускается в шахту. Он предлагает представить себе лифт, который уходит на 400 метров под землю. «Сколько это этажей? – проносится у меня в голове. – Сто этажей в глубину под землю? Сто двадцать?» Потом Руслан проходит около четырех километров по тоннелю. В его обязанности входят буровые и очистительные работы непосредственно на месте. Пять дней в неделю. Шесть часов в сутки. Дышать там практически нечем, рассказывает Руслан. Закончив смену, они порой с трудом узнают друг друга: все, точно близнецы, черные от пыли, только зубы остаются белыми, говорит он. То, чем занимаются Руслан и его коллеги под землей, – самая сложная, опасная и, соответственно, высокооплачиваемая работа среди рабочих шахты. Руслан получает 750 лари (около 300 долларов) ежемесячно. На эту сумму содержать большие семьи практически невозможно, признается он. Дети, болезни, кредиты в банках – люди еле сводят концы с концами.

Руслан и его коллеги требуют повышения зарплаты. Шестой день подряд все они бастуют, за исключением службы безопасности, которая вынуждена продолжать работу, для того чтобы шахта не оставалась без присмотра. И нищенская заработная плата, продолжает Руслан, не единственная причина их недовольства.

«Поверьте мне, сегодня, в XXI веке, мы, шахтеры, – люди, которые потеряли достоинство. На той шахте, где я работаю, установлены железные двери с замком. То есть каждый раз, когда мы поднимаемся из шахты, мы вынуждены просить сотрудников охраны, находящихся по ту сторону двери, открыть нам дверь. Иногда приходится долго ждать. А если кто-нибудь из рабочих получил травму или еще что случилось, – каждая минута на счету. В ванных – антисанитария. И еще множество проблем, связанных с рабочими условиями, которые человек, не относящийся к нашей профессии, просто не поймет. Вот самое элементарное: например, у нас вместо электровозов работают люди – протаскивают вагоны весом в несколько тонн», – рассказывает шахтер.

Руководство, продолжает он, предпочитает отмалчиваться, заявив лишь, что компания «Грузуголь – GIG group» не может платить сотрудникам больше. Однако, говорит Руслан, они не намерены сдаваться и будут бастовать до тех пор, пока их условия не будут выполнены. При этом бастующие понимают, что длительная забастовка может привести к печальным последствиям.

«Наша забастовка может привести к гибели города. Весь город – магазины, школы, все, что существует здесь, – все зависит от шахты. В школах – практически все дети шахтеров. Магазины, лавки – везде за все расплачиваются семьи шахтеров. И если мы перестанем получать зарплаты и забастовки затянутся, – город вернется в 90-е годы, когда люди мечтали о куске хлеба».

Георгий Сопромадзе родом из Ткибули. Узнав о том, что рабочие начали забастовку, он решил поддержать их: поехал туда из Тбилиси и присоединился к акциям протеста. Он уверен: требования, которые выдвинули шахтеры, – минимальные, они требуют даже меньше, чем следует.

«Нарушение прав трудящихся наблюдается не только в Ткибули, но и по всей стране, в местах, где развита тяжелая промышленность. Ксани, Чиатура, Ткибули... Там к тому же серьезные проблемы с экологией. Сейчас самое главное, чего ожидают рабочие, – это солидарность, поддержка общества, других городов, главным образом, Тбилиси».

О положении ткибульских шахтеров на днях с парламентской трибуны говорила мажоритарный депутат из Ткибули Элисо Чапидзе. По ее словам, утвердив законопроект «О развитии высокогорных регионов», была аннулирована версия документа 1999 года, что привело к отмене социальных льгот для жителей Ткибули.

«Я бы хотела обратиться к лидеру нашей команды – Бидзине Иванишвили, и спросить его, за что мы наказываем жителей Ткибули? Мы обещали этим людям улучшить трудовые условия. Но я хочу сказать вам, что за последние четыре года они не только не улучшились, а, напротив, ухудшились».

Впрочем, по словам самих шахтеров, никаких конкретных результатов заступничество депутата не принесло. Идет шестой день забастовки, а у руководства ответ один: денег нет. В помощи им отказал и профсоюз металлургов и работников горной промышленности, говорят шахтеры. Его председатель Тамаз Долаберидзе объяснил это так:

«В январе мы после встреч и консультаций с шахтерами написали письмо, в котором потребовали организовать встречи администрации с рабочими в период с 15 по 25 января. Это письмо администрация проигнорировала. Мы собирались действовать согласно процедурам. В то же время началась забастовка в Ксани. Я попросил ткибульских шахтеров немного подождать, такого ресурса у нас не было. Но, к сожалению, шахтеры не поставили нас в курс дела и начали забастовку. Однако все их требования абсолютно справедливы. Впрочем, устраивать забастовку нужно согласно определенным правилам, и сейчас мы не в праве проводить переговоры и прочее. Мы поддерживаем их – большего мы, согласно правилам, сделать не можем».

Генеральный директор компании «Грузуголь – GIG group» Вахтанг Чхеидзе, сославшись на нехватку времени, на вопросы «Эха Кавказа» отвечать не стал.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG