Accessibility links

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

Напоминание о том, что военные преступления, преступления против человечности не имеют срока давности.

В конце прошлого 2015 года в Омске был задержан подполковник в отставке Валерий Минин. Он давно уже был уволен из органов внутренних дел по выслуге лет. Задержали его сотрудники МВД по Чеченской Республике для дальнейшего этапирования на Кавказ, в Грозный, поскольку Минин числился в федеральном розыске.

Тут в дело включилось наше специфическое российское «гражданское общество». То есть не совсем гражданское, потому как сплошь в мундирах и камуфляже. «Союз десантников Югры», разные «афганцы» и другие «ветеранские» организации Сибири организовали кампанию в защиту подполковника. Обратившись к главе Ханты-Мансийского автономного округа Наталье Комаровой, они просили «взять под личный контроль ситуацию с судьбой Валерия Минина, а также других сотрудников Управления МВД по ХМАО, попавших под уголовное преследование».

В уголовном преследовании отставного милиционера «ветераны» усмотрели «признаки личной мести со стороны родственных кланов чеченцев, пострадавших в ходе наведения конституционного порядка на Северном Кавказе».

В письме утверждалось, что обвинения в отношении Минина «были сфабрикованы в 2005 году».

Неподготовленному внешнему наблюдателю в этом деле разобраться нелегко. Ведь в письмах «ветеранов» и последовавших публикациях региональных СМИ не было слов «Анна Политковская» и «дело «Кадета».

А ведь именно по «делу «Кадета» – оперуполномоченного Сергея Лапина, делу об «исчезновении» 3 января 2001 года 25-летнего жителя Грозного Зелимхана Мурдалова был привлечен в качестве обвиняемого Валерий Анатольевич Минин. Само это дело в письме «ветеранов» изложено так: «15 лет назад Минин вместе с другими полицейскими задержал гражданина Мурдалова, которого подозревали в незаконном хранении наркотиков. Через некоторое время мужчину освободили под подписку о невыезде, и он исчез, а родственники обвинили стражей порядка в нанесении подозреваемому тяжких телесных повреждений».

Мы говорили об этом деле 3 января. «Дело «Кадета» – единственное из тысяч дел о насильственных исчезновениях в ходе Второй чеченской доведенное до обвинительного приговора в отношении российского федерального силовика. Не легшее под сукно «в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых», а доведенное до приговора усилиями Натальи Эстемировой, Анны Политковской, Станислава Маркелова. 29 марта 2005 года Октябрьский суд Грозного вынес приговор «Кадету». Суд установил, что Мурдалова задержали 2 января 2001 года в Грозном сотрудники Октябрьского временного отдела внутренних дел, «нашли» у него пакетик марихуаны, предъявили 228-ю статью и на этом основании попытались завербовать. Трое силовиков – Лапин и еще двое «неустановленных» – несколько часов «склоняли к негласному сотрудничеству» Мурдалова кулаками, ногами и резиновыми дубинками. К вечеру в подвал, в изолятор временного содержания, Лапин, его начальник Прилепин и «неустановленные» притащили Мурдалова уже в агонии. Усилиями врача Зелимхан дожил до утра. Утром, когда в ВОВД явился с проверкой прокурор, Лапин, Прилепин и «неустановленные» увезли умирающего. Куда? Неизвестно. Зелимхан Мурдалов «исчез».

Суд выделил дело в отношении «неизвестных» в отдельное производство, а осенью 2005-го «неизвестные» были названы поименно. В качестве обвиняемых были привлечены начальники «Кадета» – Валерий Минин и подполковник Александр Прилепин.

Всего же за 2000 год в Октябрьском ВОВД, где несли службу милиционеры, командированные из Ханты-Мансийского автономного округа, исчезли больше двадцати человек. На подконтрольной отделу территории, по сведениям прокуратуры, было обнаружено больше полусотни трупов.

Характеризуя Валерия Минина, «ветераны» об этом не писали. Писали, что он «принимал участие в спецмероприятиях, проводимых криминальной милицией Октябрьского района Грозного, награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. …Под его руководством была выявлена преступная группировка «Джихад», действовавшая на территории Чеченской Республики, на счету которой ряд террористических актов и убийств. При ликвидации террористической группировки «Джихад» Минин получил множественные осколочные ранения. …Принимал участие в девяти отражениях нападений на расположение ВОВД, подавляя огневые точки противника, расположенные в непосредственной близости от отдела».

«Ветераны» ссылались на несправедливость применения амнистии в отношении участников вооруженного конфликта на Северном Кавказе: боевиков-де сплошь простили и амнистировали, а честных и суровых солдат правопорядка до сего дня преследуют.

Но в том-то и дело, что все ровным счетом наоборот. Ни один боевик, стрелявший в российских солдат и милиционеров, под амнистию не попадает. Только если фемида закрывает на это глаза – до поры до времени, если будет себя хорошо вести. А вот участников «контртеррористической операции» под амнистию, оказывается, подвести вполне возможно.

Тем более, региональные власти идут навстречу. В 2011 году губернатор Комарова уже ходатайствовала за другого ханты-мансийского милиционера Захарова. Его арестовали в Москве и увезли в Грозный по делу грозненского учителя Алауди Садыкова, которого не убили и не «исчезли», а «всего лишь» пытали: ухо отрезали, кости поломали… Жалобу Садыкова рассмотрели в Страсбурге, и во исполнение страсбургского решения был задержан бывший начальник конвойного отделения Октябрьского ВОВД Захаров. Тогда региональная «общественность» обратилась к губернатору Комаровой, та адресовалась к полпреду президента и непосредственно в Москву, и через три месяца освобожденный «по состоянию здоровья» Захаров вернулся домой.

Вот и на этот раз накануне Нового года «ветераны» обратились к губернатору и полпреду. А заодно всячески пытались приостановить этапирование Валерия Минина на Кавказ, в Чечню.

И что же? Уже в новом 2016 году в Волгограде отставного подполковника снимают с этапа. С него самого и другого «героя» Александра Прилепина, также десять лет состоявшего в обвиняемых и в розыске, сняты все обвинения. Как говорили благодарные «ветераны», «центральным аппаратом Следственного комитета процессуально решен вопрос о прекращении уголовного преследования участников контртеррористической операции на Северном Кавказе». А вскоре Валерий Минин, уже не состоящий в федеральном розыске, вернулся домой.

В 2005, 2007 и 2011 годах в «деле «Кадета» суды трижды ставили жирную точку. Теперь тут – невнятное многоточие.

«Ветераны» скажут: «хорошие новости».

Я же позволю себе еще раз напомнить: военные преступления, преступления против человечности не имеют срока давности и амнистии не подлежат.

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG