Accessibility links

Георгий Квирикашвили: «Мы полны решимости показать существенный прогресс»


Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили

Радио Свобода: Господин Квирикашвили, до того, как стать премьер-министром, вы сначала были министром экономики, затем министром иностранных дел. Что вы считаете основными ошибками нынешнего правительства, которые необходимо исправить, и достижениями, которые уже существуют или находятся в процессе развития?

Георгий Квирикашвили: Кто не допускает ошибок, тот ничего не делает. Думаю, мы прошли достаточно активных три года. Сегодняшнее правительство пришло во власть в результате достаточно напряженных выборов. За этим конфронтационным фоном инерционно, естественно, последовал конфронтационный фон в течение определенного времени. Возможно, мы этот период излишне продлили. Это может быть ошибкой, но, с другой стороны, – естественным итогом того, откуда мы пришли. Думаю, что сегодня следует сделать, – это максимальная деполяризация и объединение общества, консолидация вокруг общих политических целей. Это одна из моих главных задач как премьер-министра, чтобы смог вокруг общих целей максимально привлечь тех людей, у которых пока не сделан политический выбор или у которых он был, но их постигло определенное разочарование из-за быстрой нереализации цели. Я не хочу никого обвинять и полностью беру ответственность вместе с предыдущим премьер-министром за все, что происходило в этой стране, и не хочу, чтобы кто-то на секунду подумал, что я отхожу в сторону. Ни в коем случае! Мы вместе прошли очень тяжелый период, в том числе общение с пострадавшими гражданами и решение их вопросов. Некоторые мы решили, некоторые не решили. Это был очень сложный период, когда было сложно концентрироваться вокруг больших стратегических задач, так как текущие дела и задачи забирали очень много времени и энергии.

Сейчас главное, чтобы все смогли максимально сконцентрироваться вокруг позитива, еще больше упрочить то видение, вокруг чего прилагаем максимум усилий, и успешно провести реформы, которые были анонсированы. Это будет предпосылкой очень серьезного скачкообразного развития. Я в это верю и продолжу ваш предыдущий вопрос: если бы я не верил, что это в наших силах, не согласился бы на эту должность и не взял бы этот вызов на себя. У нас есть опыт, знания и энергия, а также способность объединить страну. Что касается достижений, возможно, об этом много раз говорилось, но это не простое дело – сегодня ни один бизнесмен не скажет, что на него оказывается какое-либо давление или его кто-то к чему-то принуждает. Я не думаю, что существует такой человек. Это не самое главное достижение, но одно из главнейших. Достижение и то, что мы проявили большую заботу по отношению к гражданам, показали больше тепла, хотя бы через программу здравоохранения. Действительно, очень важно, что сегодня человеку для того, чтобы лечиться, не нужно отдавать под залог собственный дом или имущество. Это комфортно для граждан, и, по-моему, это все признают.

Безусловным достижением является то, что мы смогли последовательно проложить наш путь к Европе и успешно завершили план по либерализации визового режима. По-моему, никто не будет спорить, что для Грузии это прорыв революционного типа. Кроме того, мы делаем это так, чтобы максимально избежать внешнеполитические риски, идущие из других направлений. Кроме того, неплохо, что сегодня у Грузии есть диверсифицированный экспорт, в том числе и на российском рынке. Это достижение, и оно не случилось за счет европейского и евроатлантического вектора. Бесспорно, большим достижением является то, что с Китаем оформлен меморандум о сотрудничестве по возрождению концепции Шелкового пути. Очень хорошо, что мы сегодня уже говорим об оформлении с Китаем соглашения о свободной торговле. Конечно, огромным достижением было соглашение об ассоциации с ЕС и договор о свободной торговле. Я думаю, что это главное стратегическое достижение, что мы последовательны и очень большими шагами движемся к Европе.

РС: Несколько недель назад, когда вы говорили о физическом противостоянии в день досрочных выборов гамгебели в Гардабани, вы отметили, что, несмотря на любую провокацию, правящая сила несет особую ответственность за проведение выборов в справедливой и спокойной обстановке. В данном случае не буду спрашивать, что должна сделать власть. Спрошу наоборот, чего не должна делать власть для этого?

Г.К.: В первую очередь скажу, что на нас действительно лежит эта ответственность. Кто бы ни провоцировал, в конечном счете власть несет политическую ответственность. Хотя умышленное провоцирование, наверно, должно быть наказуемо. Именно поэтому, а также потому, чтобы наши сторонники воздержались от любого типа конфронтации, тем более физической, я призвал министра юстиции, чтобы усилили меры, которые у нас есть в законодательстве, за физическое оскорбление. Такие превентивные меры очень важны для того, чтобы знали все, кто призывает к физическому оскорблению или сам включен в это – это обязательно будет наказуемо.

Что касается того, что мы не должны делать, мы не должны спровоцировать конфронтацию, не должны призывать наших сторонников, и мы этого не делаем, чтобы, допустим, расправились с оппонентами, или поощрять такие действия каким бы то ни было способом. Не должны сделать еще много чего, что было бы в ущерб предвыборной обстановке: ограничить сферу медиа, как-либо вмешаться в судебные решения и т.д. Мы действительно полны решимости, чтобы Грузия показала существенный прогресс после выборов 2012 года. Мы уже показали существенный прогресс на выборах президента и органов местного самоуправления, но в парламентской республике у парламентских выборов самая большая политическая важность, и мы действительно полны решимости, чтобы это были одни из самых лучших выборов. Выборы 2012 года международная общественность оценила как справедливые. Период, который им предшествовал, был полон многочисленных нарушений, среди них физических, финансовых или иных форм давления. С этой точки зрения мы действительно демонстрируем существенный прогресс.

РС: Одним из главных приоритетов вашего правительства вы назвали экономическое развитие, в том числе путем поощрения предпринимательского духа. Каково начало и развитие этого процесса и каким должен быть итог?

Г.К.: Думаю, нужно разрушить видение, согласно которому встреча с бизнесом, начинание инициатив, полезных для бизнеса, кому-то в ущерб. Эти люди создают рабочие места, они финансируют науку, они финансируют правительство и решения, которые полезны для частного сектора, полезны для государства. Необходимо это глубоко внедрить в человеческое сознание. Кстати, первое предложение, с которым я выступил на встрече с крупным бизнесом два дня назад, было то, что следующая встреча будет с представителями малого бизнеса и такая встреча состоится в ближайшие дни. Можно сказать, что мы существенно сузили оппозиции поле для критики и пойдем этим путем. Прямо скажу, мы не дадим оппозиции права, чтобы они за что-то нас критиковали. Может быть, для них останется какая-то ниша, но она все больше будет сужаться, потому что мы должны быть правительством, которое покроет и представит интересы очень большого количества населения страны.

РС: Господин Квирикашвили, вы так представляете, что в один день в этой стране может не быть оппозиции?

Г.К.: Нет, конечно! Не хочу, чтобы это воспринималось как некое авторитарное заявление. Мы просто уменьшим повод для критики. Где мы видим, что та или иная критика может быть объективной, максимально постараемся за очень короткий отрезок времени выслушать эту критику и не устыдимся сделать встречные шаги. Именно так мы уменьшим поле деятельности для оппозиции, но это не значит, что нам в будущем не нужна будет критика. Напротив, мы будем настроены на то, чтобы выслушать гражданское общество, выслушать оппозицию, и этот процесс будет продолжен.

РС: Грузия в ожидании безвизового сообщения с ЕС и продолжает работу над выполнением соглашения об ассоциации. В отличие от выполнения обязательств, необходимых для либерализации визового режима, все еще в процессе исполнение соглашения об ассоциации, в том числе, о свободной торговле. Насколько вы удовлетворены на этом этапе существующим темпом и, что самое главное, качеством работ?

Г.К.: Мы следуем шаг за шагом плану действий соглашения об ассоциации. С нашей стороны нет никакого отставания. Этот план согласован с Брюсселем, и мы уже работаем над новой повесткой дня, которая будет после 2016 года. Повестка дня действующей ассоциации истекает в 2016 году, и мы договоримся о новом плане. Конечно, это будет очень амбициозный план, и нам будет нужно провести амбициозные реформы. План действий, предусмотренный соглашением о зоне свободной торговли, абсолютно идентично, шаг за шагом следует за сроками. Небольшие помехи были в отношении сферы безопасности продовольствия, но это уже исправлено, и здесь мы впереди плана. Так что никой задержки у нас нет. Это высший приоритет. Процесс координируется непосредственно премьер-министром. Конкретные реформы, предусмотренные соглашением о свободной торговле, координирует Министерство экономики.

РС: Насколько вас удовлетворяет нынешний уровень отношений с США? В адрес правительства в последнее время часто высказываются претензии по поводу того, что Грузия исчезла с радаров США.

Г.К.: Отвечу прямо: Грузия никуда не исчезала с радаров США. У нас наилучшие отношения, возведенные сегодня до самого высокого уровня. США – наш стратегический партнер и твердый сторонник суверенитета и территориальной целостности Грузии. Америка и раньше работала, и сейчас прилагает немало усилий, чтобы консолидировать нашу поддержку со стороны других дружественных стран. За последнее время произошло несколько чрезвычайно важных событий, свидетельствующих о том, что в повестке дня США Грузии отводится значительное место. Достаточно назвать встречу на высоком уровне в рамках Комиссии по стратегическому партнерству, на которой обсуждались четыре направления нашего сотрудничества. Кроме того, впервые состоялся двусторонний диалог по вопросам торговли и инвестиций, во время которого были намечены конкретные шаги. Не стоит забывать и о глубоком сотрудничестве в военной сфере, и о той помощи, которую мы получаем от США.

То обстоятельство, что о Грузии, быть может, не упоминается в каждом заявлении Вашингтона, ни в коей мере не означает, что мы исчезли с радаров. Просто с точки зрения безопасности ситуация в некоторых других странах сегодня более острая, чем положение в Грузии. Хочется напомнить всем оппонентам, да и просто всем слушателям, часто апеллирующим к этой теме, что перед Грузией стоит крайне сложная задача: с одной стороны, сохранить актуальность нашей территориальной целостности и факта оккупации в повестке дня наших друзей, и с другой – достичь внутри страны той стабильности, которая необходима для привлечения инвестиций, развития грузинской экономики. Истерическим визгом при каждом выступлении невозможно решить вопрос восстановления территориальной целостности. Повторюсь: мы максимально должны стараться сохранить грузинскую тему в политической повестке наших друзей и партнеров, чтобы они ни на минуту не ослабляли своего внимания по отношению к нам. Но в то же время ни в коем случае нельзя все время напоминать потенциальным инвесторам о том, что в Грузии трагедия и инвестировать в эту страну опасно. Ни в коем случае.

Сегодня у нас создана стабильность, необходимая для развития экономики. Это одно из самых больших достижений нашего правительства: с одной стороны, мы сохранили и даже ускорили динамику по самому главному прозападному вектору Грузии и сейчас мы движемся гораздо более решительными и большими шагами в жизненно важном для страны прозападном направлении. Взять хотя бы положительную динамику в отношениях с НАТО – к Варшавскому саммиту мы собираемся внести новые элементы в «существенный пакет» нашего взаимного сотрудничества. И вместе с тем мы сумели достичь того уровня внутренней стабильности, который является гарантией динамического роста экономики Грузии.

РС: Правительство Грузии называет прагматичными сегодняшние отношения с Россией. Что несет этот прагматизм стране, чья западная ориентация неприемлема для России, а действия со стороны России, которые последовали за оккупацией двух регионов, оцениваются как ползучая аннексия, и практически ежедневно нарушаются фундаментальные права живущих у оккупационной линии грузинских граждан?

Г.К.: В первую очередь Грузия должна сделать все, чтобы довести до сведения российских политиков, что своими западными ценностями, западным вектором и стремлением интегрироваться с Западом Грузия не выступает против России, не собирается вступать с ней в конфронтацию. Мы исключили враждебную, оскорбительную риторику, которая, к сожалению, существовала и не приносила никаких положительных результатов. Фундаментальные проблемы остаются. Основная проблема у нас в виде оккупации, и мы видим, что никакой положительной динамики в этом направлении нет. У нас также нет положительной динамики и в том направлении, чтобы Россия уважала суверенные решения о нашей западной интеграции. Несмотря на это, мы должны сделать все, чтобы избежать рисков, каких-либо осложнений ситуации, в которой мы находимся, и достичь позитивной динамики в отношениях с Россией путем сотрудничества и включенности стратегических партнеров в рамках Женевских переговоров. Хотя бы тот факт, что у нас с Россией сохраняются определенные экономические отношения и наблюдается позитивная динамика в области туризма, сам по себе уже является предпосылкой того, чтобы избежать рисков в отношениях с Россией.

Повторю: в политическом измерении положительной динамики не наблюдается. Никакой динамики и быть не может за счет каких-либо компромиссов в области стратегического пути Грузии. Такой компромисс с нашей стороны исключен. Наше население сделало выбор, и любое правительство должно уважать этот выбор. Мы должны быть последовательны в своих стратегических решениях и в то же время должны максимально стараться не посылать конфронтационных мессиджей в Россию. Мы обязаны использовать любой шанс для диалога с тем, чтобы уменьшить риски в этом направлении и дать нашей стране возможность развиваться.

РС: На новом этапе взаимоотношений с Ираном что будет для Грузии самой здравой политикой? Вместе с положительной стороной развития торгово-экономических отношений не видите ли вы какого-либо риска?

Г.К.: Иран – важный игрок в регионе. У нас многовековые культурные и экономические отношения. Большим достижением международного сообщества является соглашение между Ираном и Западом, вследствие чего были отменены санкции. Конечно, мы должны стараться углубить экономические связи с Ираном, чтобы у нас было больше визитеров, чтобы больше бизнесменов приезжало в Грузию, чтобы привлечь больше инвестиций. Есть множество направлений, которые могут быть интересны в этом отношении, и мы над этим, естественно, работаем. В ближайшем будущем запланирован визит в Иран, где мы рассмотрим эти перспективы. Что касается угроз, никто от них не застрахован, хотя на сегодняшний день Иран следует оформленному с Западом соглашению, что с нашей стороны можно только приветствовать. Мы должны использовать все возможности, которые у нас будут с точки зрения отношений двух стран.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG