Accessibility links

Откуда у хлопца сирийская грусть?


В 90-е и «нулевые» годы в Северной Осетии наблюдалась активность исламских миссионеров, вербовавших молодежь. Характерной особенностью для республики стал фактор прихода в ислам молодых людей из немусульманских семей

В 90-е и «нулевые» годы в Северной Осетии наблюдалась активность исламских миссионеров, вербовавших молодежь. Характерной особенностью для республики стал фактор прихода в ислам молодых людей из немусульманских семей

25-летний житель Владикавказа, по данным силовых структур, в настоящее время принимает участие в боевых действиях на стороне «Исламского государства». Вместе с тем, по мнению североосетинских экспертов, массового характера отток представителей мусульманской общины на Ближний Восток не принял.

Сегодня пресс-служба УФСБ по Северной Осетии распространила информацию, согласно которой:

«Сотрудники УФСБ России по Северной Осетии выявили жителя республики, причастного к преступлениям террористической направленности на территории Сирии. Оперативниками получены сведения о том, что 25-летний владикавказец в 2013 году выехал в Сирию транзитным маршрутом через Турцию».

По этому поводу возбуждены и расследуются два уголовных дела по признакам преступлений, предусмотренных статьями 205.3 и 205.5 УК РФ («прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности» и «участие в деятельности террористической организации»).

Североосетинские эксперты отмечают, что это не первый случай участия уроженцев Северной Осетии в боевых действиях на стороне т.н. Исламского государства. Ранее в СМИ публиковались данные о нескольких уроженцах Северной Осетии, участвовавших в конфликте в Сирии на стороне боевиков. Представители республиканского духовенства тогда сняли с себя ответственность и объяснили, что эти люди выехали в Сирию не из Северной Осетии, а из Египта либо Турции, где учились в исламских институтах, поэтому их отъезд в Сирию остался незамеченным для муфтията.

По мнению моих собеседников, в 90-е и «нулевые» годы в республике наблюдалась активность исламских миссионеров, вербовавших в ряды неофитов молодежь. Характерной особенностью для Северной Осетии стал фактор прихода в ислам молодых людей из немусульманских семей. Встречались среди них и уроженцы Южной Осетии, после принятия ислама изменявшие имена, например, Алан становился Магомедом, а Зарина – Айшей.

Рассказывает кандидат философских наук, религиовед Тимур Дзеранов:

«Несколько лет назад, когда война в Сирии между войсками Асада и боевиками запрещенных в России террористических организаций была на начальной стадии, несколько жителей республики, молодых ребят, уехали воевать на стороне ИГИЛ. Все они погибли, их тела привезли в Северную Осетию. Среди них был и бывший имам селения Заманкул, армянин по национальности, неофит. Агитация этих исламистов была настолько сильна, что под их влияние попадали не только мусульмане, но и представители других религий. В 90-е годы ислам очень быстро распространялся в республике. Был даже создан Исламский культурный центр, чьи руководители исповедовали радикальные религиозные взгляды, придерживались салафитского течения. Со временем деятельность этой организации была прекращена, но, видимо, отдельные активисты продолжили агитационную работу, и опубликованная сегодня информация о владикавказце, воюющем в Сирии, является тому свидетельством. В целом Духовное управление мусульман, муфтият, ведет работу по недопущению роста экстремизма, но пропаганда исламистов сильна, и пока ей сложно противостоять. Сколько сейчас осетин на стороне ИГИЛ воюет, сложно сказать, но периодически появляется информация о жителях тех или иных селений с компактным населением этнических мусульман, которые уезжают на Ближний Восток».

Чтобы прекратить отток жителей Северного Кавказа на воюющий Ближний Восток, Тимур Дзеранов предлагает усилить профилактическую деятельность среди молодежи:

«Мер, которые общественными организациями и религиозными лидерами предпринимаются совместно с органами власти, явно недостаточно. Надо отслеживать ситуацию в молодежной среде, и не только мусульманской, но и православной. Ведь молодые люди попадают в сети псевдорелигиозных учений».

По мнению востоковеда, старшего научного сотрудника СОИГСИ Эльбруса Сатцаева, участие уроженцев Северной Осетии на стороне террористических организаций не носит массового характера.

«В Северной Осетии мусульмане составляют от 20-30%, и среди них экстремистски настроенных людей довольно мало. Повальной склонности ехать защищать идеалы ислама и преодолевать сотни километров на чужбине не наблюдается, вряд ли сейчас найдется много энтузиастов… Люди, уезжающие в Сирию, руководствуются индивидуальными интересами и желаниями. Но все-таки мусульманскому духовенству надо активнее работать в сфере профилактики угрозы терроризма».

Вместе с тем сегодня стало известно, что на КПП «Верхний Ларс» задержан житель одной из республик СКФО, который намеревался выехать в Сирию для вступления в ИГИЛ. Со слов задержанного, он был вовлечен в этот процесс через социальные сети интернета. В 2015 году случаи «разворота» указанной категории граждан на границе исчислялись десятками, отмечают в пресс-службе Погрануправления РФ по РСО-Алания.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG