Accessibility links

Гальский тупик


В канун кампании по обмену абхазских паспортов перед десятками тысяч жителей восточных районов Абхазии по-прежнему стоит дилемма: какое выбрать гражданство – грузинское или абхазское?

В канун кампании по обмену абхазских паспортов перед десятками тысяч жителей восточных районов Абхазии по-прежнему стоит дилемма: какое выбрать гражданство – грузинское или абхазское?

Двадцать три с половиной года назад, в ночь на 14 августа 1992 года, взрыв железнодорожного моста через реку Ингур (кто его осуществил, до сих пор общественности неизвестно) сорвал планы по переброске по железной дороге в Абхазию вплоть до реки Псоу войск Госсовета Грузии, командование которых рассчитывало на блицкриг. И с момента того самого взрыва железнодорожные пути с обеих сторон взорванного моста стали тупиковыми.

Но я сейчас не об этом, а о правовом тупике, в котором оказались после окончания грузино-абхазской войны жители Гальского (в старых границах) района Абхазии грузинской национальности. Хотя можно сказать и так: «тупике, в который они сами себя загнали».

Когда в 2005 году в Абхазии началась паспортизация, то есть стали выдаваться ныне действующие паспорта гражданина РА, бланки которых, не очень качественные, печатались в Турецкой Республике, в восточных районах, Гальском, Ткуарчальском и Очамчырском, возникла проблема. Ведь по абхазскому законодательству у нас двойное гражданство допускается только в случае, если второе – российское. Жители же восточных районов Абхазии к тому времени успели обзавестись грузинскими паспортами, по которым они получали за Ингуром и пособия как беженцы (хотя беженцами они к тому времени уже не являлись, а жили в своих домах, но грузинские власти закрывали на это глаза), и другие выплаты. И тогда жители восточных районов стали писать в заявлениях, что они якобы отказались от грузинского гражданства, а абхазские власти делали вид, что верят этому, и выдавали им абхазские паспорта. Говорят, что тут не обходилось без коррупционной составляющей, чему я склонен больше верить, чем не верить.

Скандал на заседании Совбеза Абхазии весной 2013 года, когда его секретарь Станислава Лакоба резко выступил против этой практики, привел через несколько месяцев к его освобождению от должности, но зато к активной поддержке его тогдашней политической оппозицией. Результатом работы парламентской комиссии стало решение об аннулировании незаконно выданных паспортов, и эта победа оппозиции стала одним из ее козырей в борьбе за досрочное прекращение полномочий экс-президента Александра Анкваба.

Но по прошествии времени неотвратимо возник вопрос: а дальше что? Печатание российским Гознаком новых бланков абхазских паспортов и бланков вида на жительство и другие подготовительные работы затянулись; выборы в органы местного самоуправления, которые пройдут в Абхазии 3 апреля этого года, в Гальском районе из-за отсутствия у населения необходимых документов отложены почти на год. И главное – в канун кампании по обмену абхазских паспортов перед десятками тысяч жителей восточных районов Абхазии по-прежнему стоит дилемма: какое выбрать гражданство – грузинское или абхазское? Усидеть на двух стульях им уже не удастся; новые власти Абхазии, для которых «незаконная выдача паспортов» была одним из самых главных и грозных обвинений в адрес прежней власти, закрывать глаза на такое уже никак не смогут, даже если бы вдруг захотели.

И, судя по всему, подавляющее большинство грузинского (мегрельского) населения этих районов выберет сохранение грузинских паспортов и вид на жительство в Абхазии. Почему? Тут и все те же материальные соображения, и национальное самосознание, и нежелание становиться «национал-предателем». Да, да! Можно сколь угодно долго рассуждать на тему, что это бывшие самурзаканцы, что многие предки большинства их еще 150-100 и даже меньше лет назад говорили по-абхазски, но, как говорится, от этого во рту слаще не станет. Я давно заметил, что среди моих сухумских знакомых по сей день с особым жаром любят мечтать о «возвращении гальцев к своим корням» люди, не отличающиеся большим интеллектом. (Мне эти рассуждения даже чем-то напоминают распространенные в Грузии иллюзии, что они смогут-таки уговорить абхазов вернуться в состав своей страны.) Безусловно, в мировой истории можно найти немало случаев естественной ассимиляции, в том числе и «обратной», но для нее нужны достаточно долгий исторический срок и соответствующие обстоятельства. Мне бы тоже хотелось, чтобы такое «возвращение к истокам» гальцев произошло, но…

И вот политическая оппозиция в Абхазии все чаще ставит вопрос: а не создали ли на востоке Абхазии ярые критики политики Багапша и Анкваба еще большую проблему? Ведь теперь там будет узаконено проживание десятков тысяч граждан Грузии – по сути, враждебного Абхазии государства. И теперь абхазские власти должны будут, по идее, способствовать их участию в выборах на территории Грузии и т. д. Непонятно многим и то, может ли лицо с видом на жительство участвовать в выборах в Абхазии, пусть даже на самом низовом уровне…

На днях политсовет политической партии «Амцахара» выступил с заявлением по вопросу о вернувшихся в Абхазию грузинских беженцах. Оно весьма пространное, с историческими экскурсами, а заканчивается так:

«Заверения руководства Абхазии о том, что закон РА «О правовом положении иностранных граждан в Республике Абхазия» будет способствовать интеграции беженцев в абхазское общество, ничем не обоснованы... Решение этой проблемы на основании принятого парламентом закона, оставляющего вернувшихся беженцев в положении иностранных граждан, только загоняет эту проблему в тупик. В то же время пускать на самотек проживание граждан Грузии в Абхазии опасно. В связи с этим необходимо принятие специального закона о правовом положении вернувшихся беженцев в Гальский район и правовом механизме их интеграции в абхазское общество с постепенным их привлечением в органы государственной власти и в жизнь абхазского общества. Исходя из государственных интересов, необходимо разработать и принять новый закон о вернувшихся беженцах, а также создать при парламенте рабочую группу, состоящую из юристов, экономистов, этнографов и историков для разработки специальной программы по интегрированию вернувшихся в Гальский, Очамчырский, Ткуарчальский районы беженцев».

Признаюсь, я солидарен с теми интернет-комментаторами, которые пишут, что так и не поняли: что же авторы заявления предлагают. Что они хотели бы увидеть в этом «специальном законе»? Теряюсь в догадках. А сколько было уже всяких рабочих групп, комиссий и прочих говорилен по «интеграции»! Что нового сообщат нам этнографы и историки, которых мы всех знаем наперечет? Снова будут рассказывать о том, как в Самурзаканской Абхазии в девятнадцатом и двадцатом веках проходили процессы ассимиляции абхазского этноса? Не хочу никого обижать, но такое ощущение, что если бы авторы заявления имели какое-то конструктивное предложение, они бы сделали его.

Сказанное вовсе не означает, что у меня есть рецепт решения проблемы.

Безусловно, в мире немало примеров вполне успешного существования полиэтнических государств. В той же Абхазии армян однозначно больше, чем грузин. И, наверное, признай Грузия независимость Абхазии, двойственное положение в ней гальцев закончилось бы. Только этого в обозримой перспективе не просматривается.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG