Accessibility links

ПРАГА---В Праге проходит фестиваль документальных фильмов, посвященных защите прав человека. Сегодня наш собеседник – продюсер ТИ-студии Виктория Кавжарадзе. Она представляет документальный фильм грузинского режиссера Томы Чагелишвили, который демонстрируется на фестивале под названием «Я не смог пересечь границу – граница пересекла меня».

Кети Бочоришвили: Вика, для начала расскажите о цели вашего приезда в Прагу.

Виктория Кавжарадзе: Сегодня, 11 марта, в кинотеатре Světozor состоится мировая премьера нашего документального фильма, который мы снимали в течение двух с половиной лет. Фильм называется «Я не смог пересечь границу – граница пересекла меня».

Кети Бочоришвили: О чем этот фильм?

Виктория Кавжарадзе: Этот фильм касается одной семьи, которая в результате российской оккупации после 2008 года оказалась за т.н. колючей проволокой, которая разделила деревню Хурвалети. Этот фильм о семье, где проживают бабушка, дедушка и внук – 25-летний Малхаз.

Кети Бочоришвили: То есть вы проследили на примере истории одной семьи, как развивались события после конфликта?

Виктория Кавжарадзе: Да.

Кети Бочоришвили: Расскажите, пожалуйста, немного подробнее.

Виктория Кавжарадзе: После 2011 года российская сторона начала т.н. оккупацию грузинских земель, протягивать по бывшей административной границе (с Южной Осетией) колючую проволоку. Многие семьи, которые являются гражданами Грузии, оказались за пределами колючей проволоки. Мы снимали семью, которую можно назвать героической, потому что они ни в коем случае не захотели покинуть свой дом и остались в том доме, который они строили своими руками, родились в этом доме. Деду 82 года, бабушке 80 лет, и им просто некуда было уходить. Может быть, многие зрители не поймут, почему такое произошло, но, например, дед объясняет, что сам построил дом, своими руками, и покинуть сейчас этот дом для него – страшная трагедия. Там каждое дерево, каждый цветок, каждая картофелина – все это вспахано и засеяно его собственными руками. Для него просто невозможно перейти куда-то на территорию Горийского района, жить на территории детского сада или в какой-то квартире, которую ему предоставит министерство. Это просто для него страшная трагедия.

Кети Бочоришвили: Насколько типична эта история?

Виктория Кавжарадзе: Это абсолютно типичная история для каждого гражданина Грузии, который остался за ее пределами. Это трагедия не только для граждан Грузии, которые за колючей проволокой, это трагедия для тех людей, которые остались и вне ее, потому что эта деревня, в принципе, разделена на две части.

Кети Бочоришвили: Сколько примерно людей с такими судьбами?

Виктория Кавжарадзе: Если я не ошибаюсь, разговор касается пяти тысяч людей, и эти люди переживают страшную трагедию, потому что элементарно они не могут перейти через колючую проволоку – там могилы их предков, на которые они уже несколько лет не могут положить цветов, или перейти на Пасху и, как положено по грузинским обычаям, разрезать там паску.

Кети Бочоришвили: Чем и как обычно живут сейчас эти люди? Я имею в виду и в прямом, и в фигуральном смысле.

Виктория Кавжарадзе: Те, которые остались на цхинвальской стороне, вынуждены перепрыгивать через эту колючую проволоку практически в 82 года, чтобы взять пенсию на грузинской стороне. А бабушка, которой, в принципе, не на что купить продукты, сама производит сыр, она тоже в свои 82 года перелазит на грузинскую сторону, рискуя своей жизнью, чтобы как-то содержать свою семью. Наш фильм касается всего этого.

Кети Бочоришвили: Как вы снимали фильм?

Виктория Кавжарадзе: Мы снимали фильм два с половиной года. У нас было больше 50-ти съемочных дней. Мы снимали только с грузинской стороны, потому что мы никаким образом не могли оказаться на другой стороне – нас бы элементарно арестовали.

Кети Бочоришвили: Нынешние цхинвальские власти знали о том, что вы делаете этот фильм? Была ли какая-то реакция с их стороны?

Виктория Кавжарадзе: Никакой реакции не было, но, я думаю, что они знали, поскольку на т.н. границе, где мы снимали фильм, у них установлены видеокамеры, и они прекрасно фиксировали весь съемочный процесс.

Кети Бочоришвили: Для семьи, которая оказалась в центре этого фильма, не может быть каких-то негативных последствий?

Виктория Кавжарадзе: Семью, которую мы снимали, периодически за эти два года несколько раз ловили, избивали. Потом мы снимали, уже с нашей стороны, их избитых, с синяками. Они, побитые, рассказывают нам, что произошло. Дед перелез за пенсией, и его тут же арестовали. Возможно, нашим фильмом мы, наоборот, окажем им услугу тем, что этот фильм пройдет. Их и так притесняют, они и так находятся в униженном состоянии, и, может быть, наоборот, после этого фильма что-то по отношению к ним изменится, их права перестанут нарушаться так, как нарушаются на сегодняшний день.

Кети Бочоришвили: На какую реакцию вы рассчитываете?

Виктория Кавжарадзе: Знаете, в последнее время, в результате сирийского конфликта и конфликта на Украине грузинскую тематику в мире постепенно забыли. Нашим фильмом мы хотим показать мировому сообществу, насколько страшна российская агрессия. Без войны люди находятся там в ужасном состоянии, и эта российская оккупация продолжается. Все это происходит примерно в 40 километрах от Тбилиси. Не дай Бог, через 15 минут российские оккупанты могут оказаться за колючей проволокой и по направлению уже к нашей столице.

Кети Бочоришвили: Где вы еще будете показывать этот фильм, кроме Праги?

Виктория Кавжарадзе: В Праге состоится мировая премьера этого фильма.

Кети Бочоришвили: Почему именно Прага?

Виктория Кавжарадзе: Организаторы One World Film Festival сами проявили желание показать этот фильм, который находится в конкурсе. Этот фестиваль является одним из самых больших в мире, который занимается защитой прав человека. То, что наш фильм попал на этот фестиваль, дает нам шанс показать еще раз мировому зрителю, насколько актуальна проблема и насколько нарушаются права человека в оккупированном регионе Грузии.

Кети Бочоришвили: Куда еще вы хотите повезти этот фильм?

Виктория Кавжарадзе: Мы думаем, что, исходя из тематики, этот фильм попадет на многие мировые фестивали. Отрывки фильма мы уже показывали в Ереване, в Армении, на фестивале британских кинофильмов буквально две недели назад, но полная версия фильма будет представлена в Праге. Продолжительность фильма составляет час десять минут, эта версия предназначена для кинофестивалей. Кроме того, мы сейчас работаем над телеверсией этого фильма и надеемся на то, что в ближайшее время эта телеверсия будет показана на различных телеканалах мира.

Кети Бочоришвили: Но, естественно, организовать это каким-то образом для российского конкретно зрителя, – такое невозможно?

Виктория Кавжарадзе: Я думаю, что элементарно российские власти не согласятся на то, чтобы подобный фильм посмотрели российские зрители. Но после того как фильм уже будет показан на фестивале, мы переведем его на русский язык, и он обязательно попадет на YouTube. Я думаю, что российские зрители смогут ознакомиться с ситуацией в оккупированном регионе.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG