Accessibility links

Коба Ликликадзе: «Карасин хотел подлить масла в огонь»


Комментируя последнее выступление грузинских лидеров, в частности, президента Георгия Маргвелашвили и министра обороны Тины Хидашели, Григорий Карасин, сочтя их антироссийскими, заявил, что терпение Москвы небезгранично

Комментируя последнее выступление грузинских лидеров, в частности, президента Георгия Маргвелашвили и министра обороны Тины Хидашели, Григорий Карасин, сочтя их антироссийскими, заявил, что терпение Москвы небезгранично

ПРАГА---Если до визита Керри остается еще несколько долгих предвыборных месяцев, то встречи Зураба Абашидзе и Григория Карасина проходят регулярно. Сегодняшней встрече предшествовало довольно резкое заявление российского спецпредставителя. Комментируя последнее выступление грузинских лидеров, в частности, президента Георгия Маргвелашвили и министра обороны Тины Хидашели, Григорий Карасин, сочтя их антироссийскими, заявил, что терпение Москвы небезгранично. Кроме этого, он заявил, что Россия не намерена отменять визовый режим с Грузией. Обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе изучал эту тему, и сегодня он у нас в гостях.

Вадим Дубнов: Коба, как повлияла такая увертюра из Москвы на ход переговоров Карасина с Абашидзе?

Коба Ликликадзе: Зураб Абашидзе, специальный представитель премьер-министра Грузии, говорит, что тональность встречи была деловой и что итогом можно назвать то, что российская сторона согласилась освободить из тюрьмы троих граждан Грузии, которые были обвинены в шпионаже в пользу Грузии. Это Абашидзе назвал основным итогом и сказал за кулисами грузинским журналистам, что, конечно, Карасин был неправ, и он получил соответствующую реакцию от грузинских политиков, от большинства в парламенте и оппозиции. И это правильно, потому что Грузия и Россия разговаривают в формате Карасин-Абашидзе о торгово-экономических и других гуманитарных аспектах, и мы не касаемся политики, а тот, кто касается так резко, то и получает резкий отпор.

Вадим Дубнов: Как вы считаете, зачем Карасину потребовалось достаточно беспрецедентное заявление, тем более, демонстративно, накануне встречи? Это нервозность Москвы, какой-то сигнал Тбилиси или Запада, – что это такое, по-вашему?

Коба Ликликадзе: Я не люблю конспирологию, но вместе с этим я согласен с мнением некоторых аналитиков и политиков, которые говорят, что Карасин чувствует напряженную ситуацию в Грузии и хотел подлить масла в огонь. Часть населения Грузии не любит «Республиканскую партию» и Тину Хидашели. Вы знаете, что против нее ополчились некоторые представители грузинской оппозиции. Против Тины Хидашели идет огульная кампания, и объектом нападения становится в этот период в Праге со стороны Карасина та же Хидашели.

Вадим Дубнов: Или «Грузинская мечта» в целом, которая, получается, не смогла добиться главной цели?

Коба Ликликадзе: Посмотрите на фразу, которую сказал Карасин: «Терпение России не беспредельно». Грузинское общество не должно терпеть таких заявлений от своего министра? А что сказала Хидашели? Она сказала, что «если хотите остановить агрессию и опасность, исходящие из России, то нам надо объединиться», – вот и все.

Вадим Дубнов: Но как этот сигнал мог воспринять сам Бидзина Иванишвили, сама коалиция, если отвлечься от «республиканцев» и президента? Это удар по нему или нет?

Коба Ликликадзе: Между прочим, я за последний год даже не припоминаю ситуации, где оппозиция и правительственная коалиция «Грузинская мечта» в один голос говорили, что это вмешательство во внутренние дела Грузии, в такой тональности, с таким резким заявлением. Мы все-таки имеем дело со сплоченностью общества в отношении заявления Григория Карасина.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG