Accessibility links

Кто стоит за протестами студентов в ТГУ?


Студенческие волнения длятся уже больше недели. Это уже не первый случай, когда в Грузии определенные политические силы использовали студентов, чтобы добиться своих целей

Студенческие волнения длятся уже больше недели. Это уже не первый случай, когда в Грузии определенные политические силы использовали студентов, чтобы добиться своих целей

ПРАГА---Мы продолжим тему в нашей рубрике «Некруглый стол» с экспертом по образованию Шалвой Табатадзе и психологом Рамазом Сакварелидзе из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Студенческие волнения длятся уже больше недели. На моей памяти уже было такое, когда в Грузии определенные политические силы использовали студентов, чтобы добиться своих целей. Батоно Рамаз, это аналогичная ситуация, как вы думаете, или ее надо рассматривать как недовольство конкретной группы студентов конкретными студенческими организациями, преподавателями или ректором, и за этим больше ничего не стоит?

Рамаз Сакварелидзе: Хочется верить, что в основе процесса лежат только студенческие интересы, но ряд признаков вызывает в этом сомнение и заставляет думать, что в основном взят курс на определенную дестабилизацию студенческой жизни, особенно со стороны тех, кто в свое время был под влиянием «Национального движения». Управляется ли это непосредственно данной партией или нет, трудно сказать, но факт, что водоразделом служит то, что одна группа (студентов) была связана с «Национальным движением», а другая – нет.

Кети Бочоришвили: Батоно Рамаз, вы сказали, что по ряду каких-то признаков... Вы можете расшифровать вами сказанное?

Рамаз Сакварелидзе: Во-первых, все началось с того, что кандидатурой на пост канцлера был выдвинут человек, который в свое время как раз поддерживал «Национальное движение», был активистом этой партии в группе самоуправления университета, и они расправлялись с остальными студентами, в том числе, и физически. Это прошлое напомнили остальные студенты, и поэтому эта фигура была неприемлемой. Те, кто поддерживает самоуправление студентов, поддерживающих эту фигуру от «Национального движения», сейчас требуют отставки ректора и т.д. Вот это прошлое и является пока что различительным признаком между этими группами, что заставляет нас думать, что в определенной мере этот процесс имеет политическую окраску.

Кети Бочоришвили: Батоно Шалва, у меня к вам вопрос, как к эксперту в области образования: студенческое самоуправление – что это сегодня за структура, насколько она отвечает требованиям системы образования? Нужна ли она вообще и как она должна работать, чтобы отвечать своим целям? Одним словом, нужна ли действительно реформа и в чем она должна состоять?

Шалва Табатадзе: Ассоциация, которая будет заниматься вопросами студентов, защищать их интересы и проводить какие-то проекты, конечно, такая организация должна быть и будет. Важна или не важна эта организация, и должна ли она быть, – это довольно нелегкий вопрос, потому что у нас в Грузии очень много вузов, в том числе частных и государственных, и эти студенческие самоуправления работают по-разному. Поэтому прямо ответить очень трудно. Я могу сказать, что для меня гораздо более приемлема система, когда в вузе работает очень много ассоциаций, которые занимаются вопросами и проблемами различных групп студентов, а не только одна – самоуправление студентов. При такой системе все права студентов могут быть защищены, в отличие от системы, которая существует сейчас. Я всегда привожу пример, когда наша организация хотела заниматься вопросами студентов вузов из этнических меньшинств и инициировать программы, которые бы поощряли интеграцию этих студентов в студенческую жизнь. Нам в этом процессе всегда помогали международные организации, и мы никогда не могли добиться того, чтобы такого типа активность была бы профинансирована университетом, потому что они всегда свой бюджет в плане студенческих акций отдают самоуправлению студентов.

Кети Бочоришвили: Значит, сегодняшняя система студенческого самоуправления уязвима, и ее надо реформировать. Кто должен этим заниматься и как?

Шалва Табатадзе: Мы можем реформировать систему, например, самоуправления студентов или другую систему, но в реальности можем получить тот же результат, который имеем сегодня. Самая главная проблема сейчас – это проблема управления и автономии всего университета и всего вуза, и в рамках этой проблемы, в том числе, проблема самоуправления студентов. Поэтому мы должны разобраться и говорить вообще о проблеме автономии государственных университетов и вообще университетов, и о влиянии государства на них.

Кети Бочоришвили: Батоно Шалва, кто этим должен заниматься?

Шалва Табатадзе: Общество в целом.

Кети Бочоришвили: Но это долгий процесс, а как сейчас все происходящее направить в цивильное русло? Должны же быть какие-то рычаги, механизмы, чтобы все это успокоить, а потом начать?

Шалва Табатадзе: Если вы хотите знать мое мнение, то мне вообще непонятна цель этих выступлений. Что я имею в виду? Почва и повод для выступлений студентов очень большие, потому что качество образования в высших учебных заведениях в Грузии очень низкое. Качество исследований научных сотрудников в Грузии тоже очень низкое, и если бы студенты требовали реформу в плане улучшения качества образования, то для меня это было бы понятно, но оба выступления очень специфичны и базируются на конкретных личностях. «Аудитория 115» начала выступление против кандидатуры канцлера Георгия Гаприндашвили. Для меня было бы гораздо приемлемее, если бы они начали выступления против этой кандидатуры на основе программы этой кандидатуры, если бы они думали, что программа этой кандидатуры в плане финансового, административного и кадрового правления неприемлема для вуза, а не просто так, что эта кандидатура не подходит.

То же самое касается второй группы – студентов самоуправления, которые требуют отставки ректора университета Ладо Папава, но прямо не говорят, почему он должен уйти в отставку, в чем проблема, и если он уйдет в отставку, то как эта проблема будет решена. Поэтому я думаю, что проблема не в личностях, а в системе, и чтобы изменить систему в плане правления, автономии и академической свободы, студенты должны выступать – они имеют повод и почву для этих выступлений. Но когда они выступают, чтобы кто-то снял кандидатуру или просто подал в отставку, потому что они так хотят, это, конечно же, неприемлемо. Для меня ситуация неясна, например, с бывшим кандидатом на пост канцлера Иосифом Арчвадзе, который был одобрен академическим советом, но снял свою кандидатуру, и никто не говорит в реальности, почему он сделал этот шаг. Было или не было какое-то влияние, какой-то протест, почему он снял свою кандидатуру, когда он уже был утвержден академическим советом? Я не имею информации и доказательств, но это должно быть транспарентным, чтобы знать, что там реально происходит.

Кети Бочоришвили: Батоно Рамаз, почему, по-вашему, власти активно не вмешиваются в этот процесс? Да, правда, премьер Квирикашвили сделал заявление, призвал министра образования начать разговор со студентами, но это, как я уже сказала, длительный процесс, и, наверное, его надо было начать раньше... Но полиция, можно сказать, бездействует, даже когда студенты врываются к ректору и откровенно ему угрожают.

Рамаз Сакварелидзе: Вмешательство властей и вмешательство полиции, наверное, надо разделить. Активную позицию выразил премьер-министр, и министр образования до сих пор сидит с этими группами и совещается. Что же касается полиции, то есть данные о том, что она как бы не смогла или не захотела выполнить свой долг и защитить кабинет ректора от того, что туда ворвались студенты. Эту цепочка, которая ведет к действиям полиции, следует проанализировать после того, как все перейдет в спокойное русло. Во всяком случае есть подозрения, что полиция способствовала обострению событий.

Кети Бочоришвили: А какова цель, батоно Рамаз, кому это нужно и зачем?

Рамаз Сакварелидзе: Есть еще сложнее – я не хочу вывести наш разговор на другие темы. Есть еще и другой процесс в Грузии – это скандал с распространением видеокадров об интимной жизни разных представителей политической элиты и журналистов, и это тоже приводит к «Национальному движению», потому что, во-первых, у них был сформирован этот банк видеокомпроматов, во-вторых, сами лица, которые удалось пока что установить, распространявшие эти видеокомпроматы, связаны с «Национальным движением» – работали в структурах власти во время его правления. И эти два процесса очень сильно напоминают то, что происходило в свое время, когда кому-то надо было дестабилизировать обстановку в стране. Сейчас тоже складывается впечатление, что кому-то надо дестабилизировать ситуацию в стране, потому что если исходить из интересов «Национального движения», то эта политическая группа прекрасно знает, что она в результате выборов не сможет прийти к власти – народ ее не поддержит, а путем дестабилизации есть еще возможность включать какие-то структуры и рычаги, и во время хаоса, через силовые действия что-то уловить. Так что я не удивлюсь, если в данном случае окажется, что «Национальное движение» стоит за многими процессами, которые ведут к хаосу. Раньше тоже была аналогичная ситуация в связи с «Рустави 2» – там просто Саакашвили призывал своих соратников устраивать митинги и разного рода протесты. Сейчас таких призывов нет, но, в принципе, процессы идут в этом направлении. Так что логичен интерес со стороны «Национального движения» в дестабилизации, но пока что так тесно связать эти процессы между собой и с уверенностью утверждать, что они вытекают друг из друга и из этого политического мотива, очень трудно, пока нет достаточных оснований и улик.

Кети Бочоришвили: Батоно Шалва, какими, по-вашему, полномочиями в данной ситуации обладает ректор университета, правильно ли он действует и сумеет ли он как-то разрулить обстановку?

Шалва Табатадзе: В принципе, ректор должен как-то справиться с этой ситуацией. Если говорить в общем, то и ректор, и экономический совет должны уйти в отставку, потому что не справились с реформой университета. Но они не должны уйти в отставку на основе этих выступлений, потому что они не базируются на справедливых требованиях студентов, которые желают улучшения качества образования высшего учебного заведения. Я не знаю, что сможет сделать ректор университета, потому что не знаком с ситуацией изнутри и не могу сделать политический анализ, но точно знаю то, что это выступление студентов управляется какими-то силами. Поэтому мне очень трудно дать какой-либо совет ректору университета, но, как внешняя сторона в этом процессе, я думаю, что ректор и академический совет не должны уйти в отставку в этот момент, на основе этого требования. Но если говорить об образовательной реформе в Грузии в целом и о реформе Тбилисского государственного университета в плане администрирования и обучения, то об этом должна пойти конкретно речь. Но у меня нет иллюзий, что этот процесс не отставки, а реформирования высших учебных заведений начнется в этом году, потому что у нас этот год выборов, и поэтому я думаю, что правительство не готово на радикальные реформы в этом году. Прогнозировать, что должен и будет делать ректор или министр образования, мне будет очень трудно, но у меня есть конкретная позиция, что на этом этапе, на основе этих выступлений ректор не должен уйти в отставку.

Ранее по теме

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG