Accessibility links

В прошлом году я впервые не пошла на выборы (довыборы) в органы местного самоуправления. Нет, я не верю, что отсутствие моего голоса повлияет на результаты выборов. Просто я знаю, что мой голос не повлияет на качественный уровень муниципального органа власти. Здесь все проще простого – не на что влиять!

Из пяти кандидатов, которые выдвинулись по округу, в котором я прописана, как ни странно, я не знаю ни одного. Я никогда не слышала об общественной активности этих людей, я не знаю, чем они занимаются в своей «светской» жизни», я не видела их на субботниках, не слышала их позиции по вопросам, связанным с жизнеустройством нашего района или города. Я никогда не сталкивалась с тем, чтобы эти люди защищали имущественные права жителей нашего района, интересовались проблемами детских садов и школ, требовали проведения референдума в своих округах для решения локальных вопросов и т.д. Поэтому для меня загадка: откуда на выборах в местные органы власти в стране, где все друг друга знают, берутся люди, об общественной деятельности которых ничего не известно? И я совершенно не понимаю, почему за них голосуют – и вообще, и в частности?

Но есть еще большая загадка, сродни бермудскому треугольнику: куда они пропадают после того, как их избирают? Почему их не могут найти в этом самом муниципальном органе их добросовестные избиратели, в том числе и пенсионного возраста, которым требуется помощь в решении повседневных вопросов.

Чтобы совсем не вгонять себя в печаль, я решила исследовать список всех кандидатов столицы. Выяснилось, что из 85 кандидатов, выдвинутых по 26 избирательным округам Сухума инициативными группами и избирательными объединениями, я знаю только семерых (и это при том, что 14 кандидатов являются депутатами нынешнего созыва Сухумского городского собрания!) Еще о парочке я могу сказать, что это дети известных (это необязательно положительная характеристика) политиков. Вот, пожалуй, и весь объем информации о стартующих политиках нового поколения, при выдвижении которых наибольшую активность проявила партия «Единая Абхазия», которая зарегистрировалась как избирательное объединение и представила избирателям 14 кандидатов. Любопытно, что при такой жесткой конкуренции, когда в некоторых округах количество выдвиженцев доходит до семи человек, в трех округах выборы пройдут на безальтернативной основе – в одном из таких округов в полном одиночестве баллотируется сын бывшего спикера парламента Нугзара Ашуба.

Но продолжу о выборных загадках. Депутатам районных и городских собраний не платят зарплату, нет у них и депутатского вознаграждения, которое, как у депутатов парламента, приплюсуется к размеру их пенсии в будущем. У них нет особых льгот, им не выделяют машин и не оплачивают бензин. В законах о муниципальных органах я не нашла даже права на бесплатное передвижение на общественном транспорте. Так что, судя по закону, в местное самоуправление должны баллотироваться чистые альтруисты, которым совершенно бескорыстно приходится решать массу вопросов – от защиты прав своих избирателей до утверждения бюджета города или района.

Только вот беда – альтруистов среди выдвинувшихся кандидатов я что-то не нашла. Потому на муниципальные выборы не пойду. Хоть и понимаю, что, по идее, этот орган власти для простых людей должен быть не менее важен, чем парламент, правительство и президент.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG