Accessibility links

Обама поставил на примирение с Гаваной


Улицы Гаваны накануне приезда Барака Обамы

Улицы Гаваны накануне приезда Барака Обамы

Первый за почти 90 лет визит американского президента в Гавану венчает начатый Обамой процесс нормализации американо-кубинских отношений, которые в течение полувека были очень напряженными. Противостояние было настолько острым, что порой грозило перерасти в открытый вооруженный конфликт между Вашингтоном и Гаваной и даже мировую войну с участием Советского Союза. Однако в оценке полезности визита Обамы американские эксперты расходятся. Нет между ними согласия и относительно долгосрочных перспектив американо-кубинских контактов.

Два участника нынешней президентской гонки, сенаторы-республиканцы Тед Круз и Марко Рубио, оба – дети кубинских политиммигрантов, выступили с открытой критикой поездки Обамы в Гавану. В самой идее саммита, по их словам, нет ничего зазорного, но президент не потребовал от кубинцев за визит никаких уступок, несмотря на то что Кубе он сулит намного больше реальных выгод, чем Вашингтону. Уступок в плане обещания сохранять нейтралитет во внешней политике (в 2013 году в Панаме был задержан направлявшийся в Северную Корею кубинский танкер-сахаровоз, в трюме которого были спрятаны компоненты баллистических ракет); или в смысле выплаты материального возмещения американцам – владельцам собственности, конфискованной режимом Кастро; либо в части экстрадиции американских граждан, совершивших преступления у себя дома и скрывающихся от правосудия на острове. Обаму также обвиняют в том, что он почти ничего не добился от Гаваны в плане ослабления репрессий в отношении гражданского общества и правозащитников. Горстка оппозиционеров была освобождена, причем не до, а после того, как президент объявил о своем визите. Некоторым из них разрешили поехать в США при условии, что они не будут задавать вопросы на пресс-брифингах в Госдепартаменте, с чем администрация Обамы согласилась. В то же время общее число политзаключенных на Кубе в преддверии саммита резко выросло и достигло полутора тысяч.

Обама опасается, что если бюрократия в Гаване будет и далее тянуть волокиту, то американские бизнесмены, пока что проявляющие большой энтузиазм в отношении Кубы, просто потеряют к ней интерес

В середине декабря прошлого года, напоминают критики, Обама заявил, что если и поедет на Кубу в качестве президента, то только после выхода из тюрем политзаключенных. Спустя два месяца он сообщил, что визит его согласован, но об узниках совести не обмолвился. Более того, еще через несколько дней президент направил законодателям предложение закрыть не только тюрьму Гуантанамо на Кубе, где содержатся самые опасные боевики-исламисты, но и саму базу ВМФ США, на территории которой расположена тюрьма. Это вызвало негодование республиканского большинства в обеих палатах Конгресса.

Барак Обама и Рауль Кастро в кулуарах Генассамблеи ООН в 2015 году

Барак Обама и Рауль Кастро в кулуарах Генассамблеи ООН в 2015 году

Сторонники Обамы в экспертном сообществе и на левом фланге Демократической партии парируют, что США не извлекают из Гуантанамо никакой пользы. Что вообще взгляды республиканцев безнадежно устарели, поскольку, согласно опросам, американцы в массе своей безотносительно возраста, имущественного положения, партийной или национальной принадлежности поддерживают нормализацию американо-кубинских отношений. Поэтому поездка Обамы не скажется отрицательно на результатах предстоящих в ноябре выборов президента и членов Конгресса. Словом, ни вооруженное противостояние, ни экономическое эмбарго себя не оправдали, коммунистический режим на острове выстоял, никаких признаков его скорого краха не наблюдается, ради чего, теоретически, можно было бы оставить санкции в силе. А потому, как неоднократно заявлял Обама, "настало время проверить альтернативную гипотезу о том, что примирение с соперником имеет большую вероятность, чем конфронтация, побудить его к реформам и к ответственному поведению на международной арене". История, правда, не богата доводами в пользу и этого тезиса, особенно когда речь идет о сопернике не поверженном, а вполне жизнеспособном. Ну если сосредоточиться только на предстоящем визите Обамы, чего от него ждут американские эксперты? На вопросы РС отвечает ведущий сотрудник Исследовательского центра имени Вудро Вильсона Эрик Олсон.

– Визит Обамы очень символический. Последним американским президентом, посетившим Кубу, был Келвин Кулидж в 1928 году. Это даже не был, строго говоря, государственный визит: Кулидж прибыл на международную конференцию, проходившую в Гаване. Причем приплыл он на американском линкоре, что выглядело очень грозно. Поездка Обамы, с точки зрения пиара, оформлена совершенно иначе, как еще один шаг к примирению двух старых неприятелей. Посольства в столицах наших двух стран уже работают. На днях Обама объявил о новых послаблениях в визовом режиме, которые позволят кубинским спортсменам и артистам работать в США. Обама, надо добавить, хочет решить своим визитом еще одну задачу: сделать процесс нормализации двусторонних отношений необратимым. Высказываются опасения, что республиканцы, если они победят на президентских выборах, будут этот процесс всячески саботировать. Или даже попытаются обернуть его вспять.

Мысль об угрозе обструкционизма со стороны республиканцев Обама хочет довести до кубинских руководителей, чтобы побудить их к более энергичным шагам в сторону нормализации, подчеркивает Эрик Олсон. Кубинцы, в отличие от американской администрации, не спешат двигаться в этом направлении, поскольку пока не могут оценить последствий открытия своей еще недавно герметически закрытой страны американским туристам и инвесторам. Да и Вашингтон не требовал от Гаваны никаких мер по либерализации экономики как плату за визит Обамы, символизирующий признание Соединенными Штатами легитимности коммунистического режима на острове.

Не все кубинские диссиденты приветствуют нынешнее потепление американо-кубинских отношений

Не все кубинские диссиденты приветствуют нынешнее потепление американо-кубинских отношений

– Обама опасается, что если бюрократия в Гаване будет и далее тянуть волокиту, то американские бизнесмены, пока что проявляющие большой энтузиазм в отношении Кубы, просто потеряют к ней интерес. И облегчат республиканцам проведение в жизнь своей обструкционистской политики. Не будем забывать, что снятие всех торговых ограничений зависит не от одного только желания президента и что Конгресс волен пролонгировать многие аспекты эмбарго. Чтобы минимизировать политические риски, от кубинцев требуются весьма активные шаги до окончания президентского срока Обамы. Убедить их в этом – гвоздь повестки его визита.

"Будем честны: при любом, пусть самом благоприятном раскладе, рынок на Кубе небольшой и инвестиционный климат далеко не идеальный", – добавляет Олсон. Ну а что по поводу широко разрекламированной встречи Обамы с кубинскими оппозиционерами? Состоится ли она? И если да, то в каком формате?

– Меня и моих коллег приняла в среду помощник Обамы по национальной безопасности Сьюзан Райс. Она со всей ясностью заявила нам, что президент встретится с общественными активистами самого широкого спектра. В каком формате, пока не ясно. Он также поднимет вопрос о судьбе правозащитников публично и в ходе закрытых встреч с кубинскими представителями. Кстати, с Фиделем Кастро Обама встречаться не будет, так как он не занимает сегодня никаких официальных постов. Не исключаю, что с рядом активистов Обама не сможет увидеться по причине того, что они подверглись краткому административному задержанию. И будут до окончания его визита содержаться под стражей. Президент об этом осведомлен.

Ближайшее будущее покажет, отличается ли Куба действительно от Восточной Европы, сможет ли она плавно осуществить передачу власти от одного поколения другому

Олсон понимает желание Обамы сменить курс и попытаться не через блокаду и эмбарго, а посредством обычной и народной дипломатии и прямых инвестиций в экономику Кубы содействовать ее материальному прогрессу и постепенной демократизации. И, конечно же, повышению уровня жизни рядовых кубинцев. Получится у него это или нет, вопрос открытый. Ну а что думает Олсон относительно того, что кубинский режим, в отличие от восточноевропейских, уцелел, невзирая на увядание СССР? И уцелел без того, чтобы, подобно Китаю, провести у себя широкомасштабные хозяйственные реформы, не меняя сути политической системы? Выживание политического и экономического строя, несмотря на всю его дряхлость, и является в глазах администрации Обамы доказательством фиаско многолетней американской политики изоляции Кубы.

– Ближайшее будущее покажет, отличается ли Куба действительно от Восточной Европы, сможет ли она плавно осуществить передачу власти от одного поколения другому. Не берусь предсказывать, как отразится на процессе смены власти замирение Кубы с Соединенными Штатами. Ну а что касается прошлого, то Куба никогда не походила на восточноевропейских сателлитов СССР, она всегда искренне гордилась своей уникальностью среди стран Латинской Америки. Способностью противостоять США. Очень пригодилась Кубе поддержка Венесуэлы, Ирана, Северной Кореи тогда, когда прекратилась помощь со стороны Москвы и уровень жизни населения резко понизился. Сейчас, на фоне кризиса в Венесуэле, абсолютно понятно стремление Гаваны нормализовать отношения с Вашингтоном. Не идя при этом на сущностные компромиссы в областях государственного и экономического устройства. Что касается китайской модели – экономические реформы при консервации политического режима, – то она никак не подходила Кубе: у нее элементарно не было людских ресурсов Китая, чтобы стать для Запада новой промышленной мастерской, – полагает эксперт Исследовательского центра имени Вудро Вильсона Эрик Олсон.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG