Accessibility links

«Враг моего врага – мой друг»


Есть вполне понятное стремление жителей Южной Осетии с ограниченным статусом к расширению своей независимости или хотя бы просто узнаваемости в мире

Есть вполне понятное стремление жителей Южной Осетии с ограниченным статусом к расширению своей независимости или хотя бы просто узнаваемости в мире

На днях гражданин Италии Мауро Мурджиа распространил информацию об открытии в Риме представительства Южной Осетии. По оценкам российских экспертов, это не означает установления официальных отношений Рима и Цхинвала.

В 2013 году Италию и Сан-Марино по приглашению тамошних левых посетила совместная делегация Южной Осетии и Абхазии. За эти три года югоосетинские политики наладили контакты с итальянскими левыми, антиглобалистами и маргиналами типа «Лиги Севера». Одним из итогов этого сотрудничества и стало открытие представительства Южной Осетии в Риме.

Это не означает никаких официальных отношений между государствами. По сути, речь идет о подобии общественной организации, которая берет на себя обязательства по оказанию юридической помощи южным осетинам, оказавшимся в затруднительном положении в этой европейской стране, или помощи туристам из Италии, которые захотят посетить Южную Осетию.

По словам российского политолога Владимира Новикова, есть вполне понятное стремление жителей республики с ограниченным статусом к расширению своей независимости или хотя бы просто узнаваемости в мире. Люди хотят донести свою правду о пережитом ими за последние 20 лет. Соответственно, участие югоосетинских политиков в продвижении своей республики на международной арене влияет на отношение к ним избирателей, стимулирует политиков к подобным предприятиям. Но в этом деле есть две проблемы, говорит Владимир Новиков:

«Первая проблема – узость политической площадки, с которой можно работать на Западе. Это, безусловно, левые антиглобалисты и вообще левые. С этой точки зрения Италия выбрана достаточно удачно, потому что там есть такие знаковые для этого мира фигуры, как господин Джульетто Кьеза. Но есть и вторая проблема – это эффективность. Если представительство сведется к табличке на неком офисе, то затея окажется бесполезной. Но если речь будет идти о неком продвижении гражданского общества, художественных выставках, поездках творческих коллективов и вместе с этим будет предложена некая альтернативная история грузино-осетинского конфликта, то это будет достаточно эффективно, хотя эффективность в складывающейся ситуации достаточно условна».

Российский политолог Сергей Маркедонов исходит из того, что политика – это искусство возможного. И в этом смысле надо понимать, что возможности Южной Осетии невелики. Например, непризнанный Нагорный Карабах может опираться на ресурсы армянской диаспоры, и поэтому мы видим представительства НКР в США, России, Франции и даже в далекой Австралии. У Южной Осетии такого ресурса нет. Нельзя сказать, чтобы и Россия была уж очень заинтересована в легитимации Южной Осетии. По словам Сергея Маркедонова, не приходится надеяться, чтобы европейские статусные политики или представители партий, составляющих истеблишмент, будут сторонниками легитимации Южной Осетии. Они ориентированы на единство Грузии. В этой ситуации югоосетинские политики пользуются теми возможностями и ресурсами, которые у них есть, говорит Сергей Маркедонов:

«Я бы не сказал, что все это бессмысленные ходы, не имеющие последствий. В любом случае о Южной Осетии будут вспоминать почаще, может быть, и знать чуть-чуть побольше. Приведет ли это к каким-то конкретным политическим последствиям? Нет, не приведет. Но в любом случае определенное расширение мнения, что Южная Осетия – это совсем не Грузия, будет сделано, в том числе и таким способом.

– Если мы говорим, например, о представительствах Нагорного Карабаха. Очевидно, помимо самоутверждения, это еще и часть армянских коммуникаций, есть там, наверное, и какое-то бизнес-наполнение. А югоосетинское представительство в Риме может стать таким средством коммуникации?

– Пока нет, но надо пробовать. Это в общем-то попытка пойти знакомыми путями при отсутствии ресурсов и сделать нечто. Посмотрим, что получится. Не исключаю, что интерес пропадет и этим перестанут заниматься. А может, и наоборот: замысел удастся и этот опыт будут мультиплицировать и в других местах.

– А зачем это нужно антиглобалистам?

– Они видят главную угрозу или главный вызов в Америке, а США поддерживают Грузию. Здесь ничего нового: враг моего врага – мой друг».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG