Accessibility links

Иной раз, сталкиваясь с чьей-то неожиданной оценкой давно знакомых тебе явлений и понятий, оказываешься в крайне неприятном изумлении. Схожие чувства, наверное, испытывали в Абхазии в 1937 году соратники ушедшего из жизни абхазского лидера Нестора Лакоба, когда узнавали, что все они, оказывается, сплошь – участники контрреволюционного антисоветского троцкистского заговора…

Не в такой, конечно, мере, но и я был поражен, прочтя недавно на сайте Черкесского культурного центра в Тбилиси в статье ученого и общественного деятеля из Нальчика Руслана Кеша «Термин «абаза» и его употребление в черкесском и абхазском языках» следующий абзац:

«В черкесском языке слово «абаза» существует и обозначает западно-черкесские субэтнические группы. Интересно, что и сегодня в восточно-черкесских – кабардинских и бесланеевских аулах Адыгеи (Ходзь, Блечепсин, Кошехабль, Уляп), термином «абаза» или «абадза» иногда называют остальных черкесов. В абхазском же языке слово «абаза» неизвестно. Оно появилось в нем лишь недавно и несет характер политического заказа, что напрямую связано с политическим проектом – конструированием нового «суперэтноса Абаза», в который, по задумке идеологов, должны войти абхазы, абазины, желательно убыхи, а также те из черкесов, кого путем многолетней пропаганды удастся оторвать от черкесской идентификации в среде диаспоры».

Вот это да! Выходит, и я участвовал в реализации этого подрывного, как, по-видимому, считает Кеш, проекта, когда, скажем, в середине 90-х годов начал редактировать журнал Международной абхазо-абазинской ассоциации «Абаза» (сейчас его выпуском занимается генеральный секретарь этой ассоциации, известный абхазский поэт и общественно-политический деятель Геннадий Аламиа). Больше того, прекрасно помню эпизод, когда родилось это название – в 1994 году в столице КЧР Черкесске…

Но сперва короткое пояснение. Руслан Кеш прав, когда пишет, что «В абхазском языке слово «абаза» неизвестно». (Правда, я бы уточнил – «было неизвестно», так как следующие его слова – «Оно появилось в нем лишь недавно» - вступают в явную, хотя и незамеченную им логическую нестыковку с предыдущими: если появилось, значит, оно уже существует в нем.) На самом деле слово «абаза», с ударением на последнем слоге, стало все чаще звучать в Абхазии лет двадцать пять назад, и не только в абхазском, но и в русском языке – языке межнационального общения в республике. Произошло это после падения железного занавеса, когда исчезли прежние препятствия для контактов и общения с абхазо-абазинской диаспорой в Турецкой Республике и других странах – потомками махаджиров XIX века, когда в Абхазии появились первые репатрианты оттуда. Дело в том, что именно так называются в странах проживания потомки абхазских и абазинских махаджиров. Причем численно представителей этой диаспоры там много больше, чем абхазов и особенно абазин на своей родине. Неудивительно, что это слово стало у нас популярным. Сухумец Виктор Джения, одним из самых первых в конце 80-х – начале 90-х годов наладивший бизнес-контакты с Турцией, взял даже тогда псевдоним «Виктор Абаза», причем его так стали называть не только в Турции, но и в Абхазии.

Так вот, в 1994 году бессменный президент созданной за два года до Международной абхазо-абазинской ассоциации Тарас Шамба и я, возглавивший ее пресс-службу, находились в Черкесске. Мы в тот период обсуждали название будущего журнала ассоциации, перебирали разные варианты, и когда у нас проходила встреча с представителями абазинского народа (в зале было человек 40-50, не меньше), я воспользовался этой ситуацией, чтобы посоветоваться с ними. Назвал несколько вариантов, из которых мне помнятся «Абрскил» (герой абхазского народного эпоса) и «Абаза» и попросил проголосовать за один из них. Все единогласно подняли руки за последний вариант. Что было, в общем, абсолютно предсказуемо: ведь «абАза» с ударением на втором слоге – это самоназвание абазин.

Я долго вчитывался в цитируемую статью Руслана Кеша, но так и не нашел в ней свидетельств того, что он осведомлен о последнем обстоятельстве. О термине «абАза» Кеш рассуждает исключительно как о бытовавшем в черкесском языке и обозначавшем западно-черкесские субэтнические группы. То есть, смотрит на обсуждаемый предмет, учитывая только известное ему, не задумываясь и даже не желая думать о том, что существуют на него и другие точки зрения. Между тем понимание того, что «абАза», действительно с ударением на втором слоге, – самоназвание абазин, расставляет тут все на свои места и делает претензии Кеша в том смысле, что абхазы вроде как присвоили черкесский термин, мягко говоря, несостоятельными, если не сказать смешными.

Развивая свою мысль, Руслан Кеш далее пишет: «Для конструирования «суперэтноса» был взят термин черкесский «абаза», который с относительно недавних пор применяется в диаспоре для обозначения абхазов, вытесняя их исконное черкесское название «азгъа». Но поскольку сам термин «абаза» в абхазском языке неизвестен, то произошел курьез. Они стали использовать его, ставя ударение не на тот слог. Не «абАза», а «абазА». Так и существует у них телевизионный канал «абазА», ансамбль «абазА» и т.д.».

Прежде всего, уточню: «применяется в диаспоре для обозначения» не только абхазов, а абхазов и абазин. А поскольку самоназвание абхазов – «апсуа», то можно предположить, что распространение в окружающей этнической среде получило более легкое, наверное, для слуха и произношения самоназвание абазин. Абхазы и абазины воспринимаются в Турции практически как одно целое, являясь в то же время неотъемлемой частью черкесской, в широком смысле этого слова, диаспоры (то есть представителями народов абхазо-адыгской языковой группы). Да, возможно, сыграло свою роль и обозначение этим словом в черкесском языке западно-черкесских субэтнических групп, о котором пишет Кеш, но в любом случае по логике вещей оно могло быть только составляющей распространения этого термина.

Далее. Рассуждая о «курьезе» (в другом месте статьи он пишет об «искаженной форме» слова), Кеш не удосужился выяснить для себя, как же все-таки в Турции и, соответственно, в других странах распространения абхазо-абазинской диаспоры произносят «абаза» – с ударением на втором или третьем слоге. Я всегда, и более двадцати лет назад, знал, что на третьем, но, руководствуясь правилом непременно подвергать свое знание сомнению, позвонил на днях нескольким знакомым репатриантам из Турции, живущим в Сухуме, включая такого известного в Абхазии человека, как Сонер Гогуа. Ответ был однозначным: на третьем, то есть «абазА». Не знаю, почему и на каком отрезке истории так сложилось, что ударение там сместилось. В данном случае речь о другом: было бы очень странно, непонятно, если бы в конце прошлого века абхазы из Абхазии, приезжая в Турцию и слыша это слово с ударением на одном слоге, по возвращению домой ставили бы его на другом. Но такое простенькое размышление нашему «обличителю» в голову почему-то не пришло.

Список приведенных Кешем названий «Абаза» в современной Абхазии можно дополнить не только упомянутым мной журналом, но и культурным центром «Абаза» в Сухуме, который создал в конце 90-х ныне покойный Виктор Джения. Популярность этого слова вполне объяснима тем, что четверть века назад оно стало как бы «мостом», связывающим Абхазию с зарубежной диаспорой, в которой живет большинство абхазов мира. И распространение его было стихийным. Скажем, детский хореографический ансамбль «Абаза» возник во время грузино-абхазской войны в Пицунде, где жило много семей беженцев из восточной Абхазии и Сухума. И что, это название было взято, чтобы выполнить чей-то «политический заказ»? Я поинтересовался, кстати, на днях у гендиректора канала «Абаза-ТВ» Руслана Хашига, как возникло название этого СМИ. Он рассказал: когда лет десять назад обсуждалось название будущего телеканала, рассматривались десятки вариантов, но вариант «Абаза» победил, поскольку тогда шла речь о возможности вещания через космический спутник и на абхазскую диаспору в Турции (к сожалению, тот проект не был осуществлен, но сейчас функционирует сайт телеканала).

Первый Всемирный конгресс абхазо-абазинского (абаза) народа состоялся в октябре 1992 года в объятой пламенем войны Абхазии, в селе Лыхны, а идея его проведения и создания ассоциации возникла еще во второй половине 80-х годов. Хорошо знаю, что и абхазы, абазины, живущие на постсоветском пространстве, по обе стороны Главного Кавказского хребта, и представители зарубежной абхазо-абазинской диаспоры были воодушевлены возможностью создания именно такой международной общественной организации. Или абхазам надо было тогда отмежеваться, отгородиться от абазин? Зачем? Чтобы в будущем никто не смог бы додуматься обвинить их в создании так называемого суперэтноса Абаза?

Основную часть пространной статьи Руслана Кеша занимает полемика с известными абхазскими историками, которые, считает он, неправильно истолковали слова Теофила Лапинского, Джеймса Белла и других, в XIX веке употреблявших термин «абаза» применительно не к абхазоязычным, а к западно-адыгским племенам. Не знаю, может быть. Не берусь судить, уже хотя бы потому, что я не историк. А также потому, что ни у кого из нас нет машины времени, чтобы отправиться в позапрошлый век и заняться там «журналистским расследованием» этого вопроса. Но вот когда речь идет о событиях и явлениях, свидетелем и участником которых являюсь, и когда начинаются рассуждения о некоем «политическом заказе» в деле распространения в Абхазии слова «абаза», причем демонстрируется очевидная неосведомленность о многом, промолчать и таким образом согласиться, считаю, не имею права.

Заур Налоев, Юрий Калмыков, Муса Шанибов, Султан Сосналиев и многие, многие другие… В Абхазии свято чтят имена ушедших из жизни и ныне здравствующих сынов Кабарды и вообще адыгов, которые в конце прошлого века возрождали абхазо-адыгское братство; именами их названы, в частности, улицы абхазских городов, им в Абхазии устанавливаются памятники. Руслан Кеш не раз подчеркивал свою ориентацию на Тбилиси. Что ж, в каждом народе есть люди, которые предпочитают ориентироваться на те или иные соседние этносы, симпатизировать им. В конце концов, не бывает вечной вражды, и если в XIX веке в ходе Русско-Кавказской войны и в XX в ходе грузино-абхазской черкесы и грузины сражались по разные стороны линии франта, это не означает, что они в дальнейшем не должны налаживать и поддерживать контакты и сотрудничество, добрососедские отношения. Но зачем при этом постоянно и усиленно пытаться вбить клин (и сделать это своим кредо) между народами, которые связывает не только географическая, но и языковая, генетическая близость?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG