Accessibility links

Кривой вектор стабильности


Формально стороны примирились, но разногласия не были устранены, и когда Юнус-Бек Евкуров обратился к ингушскому муфтию Исе Хамхоеву с предложением добровольно сложить свои полномочия, обозначились с новой силой

Формально стороны примирились, но разногласия не были устранены, и когда Юнус-Бек Евкуров обратился к ингушскому муфтию Исе Хамхоеву с предложением добровольно сложить свои полномочия, обозначились с новой силой

Несмотря на заверения официальных лиц о стабилизации обстановки в Ингушетии и отмене действия режима контртеррористической операции, местное население пребывает в тревожном ожидании того, чем завершится противостояние главы региона и муфтия республики.

В Ингушетии отменили антитеррористическую операцию и съезд мусульман республики. Если в первом случае необходимость перманентного нахождения в зоне КТО отпала давно, то по проведению съезда мусульман мнения разделились. На первый взгляд эти две новости кажутся не связанными между собой. Но при детальном изучении вопроса становится понятно, что оба события имеют непосредственное отношение к сохранению мира и спокойствия в республике.

А теперь обо всем по порядку. До 2010 года режим КТО вводился в республике локально по мере необходимости и отменялся сразу, как только силовики заканчивали работу на территории, ограниченной режимом. В марте 2010 года во время проведения масштабной спецоперации в селе Экажево в зону КТО включили весь Назрановский район, а после завершения мероприятий действие режима сохраняли на протяжении нескольких лет. В 2011 году в зону действия КТО добавили Малгобекский и Сунженский районы Ингушетии.

В разные периоды времени из зоны действия режима исключали отдельные населенные пункты, расположенные в этих районах, например, город Назрань и прилегающие к нему муниципальные округа, но полностью ограничения не снимали, объясняя это повышенной угрозой проведения террористических актов. Угроза, согласно официальным пресс-релизам, исходила от боевиков и их пособников. Что примечательно, к пособникам силовики причисляли, как правило, последователей салафитского течения в исламе. Их называли ваххабитами и считали потенциальными рекрутами в ряды «лесных братьев». Тенденция такого отношения к этим людям в Ингушетии изменилась после 2008 года, когда в республике произошла смена руководителя.

Новый глава региона Юнус-Бек Евкуров стал использовать так называемый метод мягкой силы, который предполагал наряду с силовыми методами борьбы с вооруженным подпольем диалог с боевиками: напрямую или через их родственников. Представителей салафитских общин фактически легализовали, постепенно прекратились их преследования, и они стали полноправными членами ингушского общества. Уровень насилия в республике заметно снизился уже к 2013 году, и, как следствие, в мае 2014 года республиканский Оперативный штаб принимает решение о снятии режима КТО во всех населенных пунктах Ингушетии. Однако через несколько дней его вводят снова, посчитав, очевидно, предыдущие выводы о стабилизации ситуации несколько поспешными.

Пройдет еще два года, прежде чем в Оперативном штабе повторно вернутся к принятию такого прогрессивного решения. Непросто складывались и отношения салафитов с Духовным центром мусульман республики. Разногласия в некоторых аспектах теологии ислама достигли своего апогея в июне 2015 года и от дискуссий в соцсетях переросли в физическое противостояние во время пятничной молитвы в мечети селения Насыр-Корт. Развитие конфликта удалось предотвратить, но попытки руководства республики примирить участников конфликта не увенчались успехом.

Формально стороны примирились, но разногласия не были устранены, и когда Юнус-Бек Евкуров обратился к ингушскому муфтию Исе Хамхоеву с предложением добровольно сложить свои полномочия, обозначились с новой силой. Муфтий открыто заявил о своем неприятии салафитской общины, назвав их миной замедленного действия, которая может привести к кровопролитию в ингушском обществе. Евкуров, напротив, считает, что к расколу приведет попытка разделить мусульман на угодных и неугодных.

Найти компромиссное решение не удалось. Предполагалось вынести обсуждение этого вопроса на съезд мусульман Ингушетии, проведение которого запланировали на 29 марта. Сторонники опального муфтия выступили против проведения съезда, справедливо полагая, что там будут обсуждать не столько разногласия в позициях, сколько решать вопрос о выборе нового духовного лидера мусульман.

24 марта глава республики опубликовал открытое обращение к жителям Ингушетии, в котором сообщил, что по просьбе членов Совета алимов, заместителей муфтия, имамов, представителей всех тарикатов и религиозных течений, Совета тейпов и старейшин принял решение о переносе сроков проведения съезда на более поздний. Он отметил, что делает это с целью не допустить противостояния между сторонниками Хамхоева и вновь избранным муфтием, но в то же время не сомневается в том, что муфтия надо менять, а муфтият реформировать. По его словам, выбором нового руководителя мусульман займется Совет алимов, а надзорные органы завершат процедуру ликвидации муфтията «как общественной организации, не выполняющей своих обязанностей, что, в том числе, также является причиной серьезных разногласий между представителями различных тарикатов и религиозных течений».

Мосты сожжены, Рубикон пройден. Юнус-Бек Евкуров пустил в ход административный ресурс, перейдя от слов убеждения к конкретным действиям. Население Ингушетии, в интересах которого действуют все стороны конфликта, очень надеется на то, что дальнейшее развитие событий не приведет к ситуации, требующей введения в республике нового режима КТО.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG