Accessibility links

«Следствие занимается сокрытием материалов»


Сейчас подсудимого Дмитрия Калоева обвиняют в незаконном хранении боеприпасов. Защита заявляет о фальсификации дела

Сейчас подсудимого Дмитрия Калоева обвиняют в незаконном хранении боеприпасов. Защита заявляет о фальсификации дела

Мы продолжаем следить за судебным процессом над Дмитрием Калоевым. Напомним, российский гражданин Калоев 18 июня был похищен во Владикавказе югоосетинскими силовиками и доставлен в Цхинвал, где ему предъявили обвинение в убийстве его друга Алана Маргиева. Впоследствии данное обвинение было снято, и Калоеву инкриминировали неоказание помощи, вследствие чего Маргиев скончался. Сейчас подсудимого обвиняют в незаконном хранении боеприпасов. Защита заявляет о фальсификации дела.

По словам матери подсудимого Дмитрия Калоева Фатимы Маргиевой, благодаря присутствию на суде российского консула Сослана Цидаева защите впервые за все время процесса представилась возможность озвучить свои претензии к качеству следствия, выдвинуть аргументы в пользу подзащитного. До этого дня, говорит Фатима Маргиева, подобные попытки пресекались судом без объяснения причин. По ее словам, защита привела целый ряд примеров подлогов следствия, начиная от протокола задержания, в котором говорится, что это якобы произошло на территории Цхинвала, а не Владикавказа. Сам подсудимый выступил с требованием дать правовую оценку действиям четверых оперативников, похитивших его на территории соседнего государства.

Все претензии, озвученные защитой, привести в рамках одного материала невозможно, поэтому остановимся на наиболее вопиющих процессуальных нарушениях. Например, при обыске в квартире Калоева якобы были обнаружены восемь патронов в фирменной картонной коробке. Якобы, потому что при обыске, по словам очевидцев, присутствовало более двух десятков человек, правоохранители свободно разгуливали по дому без понятых. В такой суматохе, говорит Фатима Маргиева, при желании можно было подкинуть хоть гранатомет. В нарушение закона патроны не были описаны в протоколе. Позже следствие провело исследование вещдоков и пришло к выводу, что это были боевые 9-миллиметровые патроны от ПМ. При этом документы, свидетельствующие о том, что патроны были не боевые, исчезли из дела, говорит Фатима Маргиева:

«У нас есть ответ на наш запрос генпрокурора Мераба Чигоева с его подписью, скрепленной печатью, с исходящим номером. В нем четко указано, что это были 8-миллиметровые патроны. Копии этого документа мы много раз подавали в различные структуры, прикладывали его к ходатайству в Верховный суд. Это письмо должны были приобщить к делу, как только Генпрокуратура нам ответила. Только вот в деле его почему-то нет. Получается, следствие занимается сокрытием материалов в пользу подсудимого с целью фальсификации обвинения».

Исчезла и фирменная коробка от патронов, которая по закону должна храниться как минимум до вынесения приговора.

Еще одним подлогом защитник Калоева Нар Габараев считает повторное заключение местного бюро экспертиз. По данным грузинской экспертизы тела Маргиева, обнаруженного 23 июня прошлого года у реки Лиахва близ селения Никози, смерть наступила приблизительно за 72 часа до обнаружения трупа, то есть 21 июня. Но это заключение ломало линию обвинения, потому что с 18 июня Дмитрий Калоев находился в СИЗО по обвинению в убийстве исчезнувшего Маргиева. Тогда югоосетинская экспертиза выдала заключение повторной экспертизы, по которому труп пролежал в воде почти две недели. К тому времени Маргиев уже был похоронен, для повторной экспертизы тело нужно было эксгумировать и исследовать останки. Кроме того, повторная экспертиза проводится коллегиально, а не одним экспертом.

Как выяснилось на суде, говорит Нар Габараев, ни обвинитель, ни судья никогда не слышали об этой норме закона. По словам Нара, правоохранители нашли методы попроще: эксперт Мамиев просто написал новую бумагу, где проставил интересующие следствие цифры. Никто и не задумался над тем, что у местного бюро экспертиз нет технических возможностей, чтобы проводить подобные исследования, говорит Нар Габараев:

«Югоосетинского бюро экспертиз в природе не существует. Оно ничем не располагает, кроме печатей, и ставит эту печать на что угодно. Нет никакого судмедэксперта. Это семидесятилетний старик, который всю жизнь бальзамировал покойников для похорон, но оформлен у нас как патологоанатом. На него надавят – он все, что хочешь, подпишет».

Создается впечатление, говорит Фатима Маргиева, что следствие вообще не пыталось выяснить истину. Оно отметало или просто не обращало внимания на любые обстоятельства, которые мешали обвинять Калоева. В частности, никто не задумался о том, где находился Маргиев с момента исчезновения до смерти. По данным грузинской стороны, его обнаружили у реки в нижнем белье и с паспортом. Даже если поверить в версию следствия, что тело Алана Маргиева сплавилось по реке, чудесным образом пройдя через пограничные заграждения, то возникает вопрос – откуда взялся паспорт? Маргиев хранил его в трусах или покойник держал его в руке? Следствие не удосужилось запросить материалы дела у грузинских следователей, протокол осмотра места происшествия или хотя бы ксерокопию паспорта Маргиева, который приобщен к делу в Грузии. Кто знает, быть может, в его паспорте есть отметки о пересечении грузинской границы. Все это, говорит Фатима Маргиева, следствию неинтересно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG