Accessibility links

Шамиль Адзинба: «Выводы Контрольной палаты поспешные»


Вице-премьер Абхазии Шамиль Адзинба

Вице-премьер Абхазии Шамиль Адзинба

28 марта в СМИ появилось открытое обращение Блока оппозиционных сил к депутатам парламента Абхазии с требованием опубликовать полный отчет Контрольной палаты по результатам проверки расходования бюджетных средств в процессе паспортизации. В этом же обращении говорится и о «грубых нарушениях», которые, как пишут авторы, по слухам, имели место. Выдвинутые обвинения и отчет Контрольной палаты (который можно найти в свободном доступе на ее официальном сайте) прокомментировал вице-премьер Абхазии и глава комиссии по изготовлению бланков общегражданских паспортов и бланков вида на жительство Шамиль Адзинба.

Елена Заводская: Шамиль Омарович, Блок оппозиционных сил Абхазии утверждает, что Контрольная палата провела проверку паспортизации, которую вы курируете в правительстве. Они говорят, что никаких официальных отчетов нет, они не представлены публике, и существуют различные слухи о том, что Контрольная палата выявила грубые нарушения. Что вы можете на это сказать?

Шамиль Адзинба: Контрольная палата по требованию депутатов провела проверку состояния дел в новой паспортизации. Это печать бланков паспортов и вида на жительство нового образца. Вот их отчет лежит передо мной. Главной задачей Контрольной палаты было проверить целевое использование и эффективность использования денежных средств. В выводах Контрольной палаты ничего нет о том, что было нецелевое использование. Главные их претензии, что нарушены сроки паспортизации. Да, мы это признаем. Однако следует учитывать, что у нас были майские события, и до инаугурации президента Хаджимба в сентябре 2014 года власть была не в наших руках. Я приступил к работе над этим вопросом в феврале 2015 года. Гознак смог нас принять в феврале. Разговор шел только о печати бланков паспортов и вида на жительство, это чисто полиграфическая работа. Но потом возник вопрос: паспорта-то мы напечатаем, а как их выдавать будем? Ситуация с майскими событиями показала, что в законе была пробита брешь, каждый трактовал его как хотел: кто-то ссылался на один закон, кто-то на другой, не могли найти, кто граждане, кто не граждане Грузии и так далее. Для нас это вопрос национальной безопасности, поэтому возникла необходимость создать абсолютно новую систему, при которой нельзя получить паспорт, не придя в паспортный стол и не сдав лично документы. В этом случае система паспорт не выдаст. Она позволяет максимально исключить человеческий фактор. Только к марту-апрелю 2015 года мы знали сумму затрат на печать бланков и создание системы.

Главный аргумент Контрольной палаты заключается в том, что мы не включили эти затраты в бюджет на 2015 год. Каким образом мы могли это сделать? В марте-апреле бюджет уже давно был сверстан и утвержден, поэтому было принято решение финансировать эту программу из Резервного фонда президента. Почему Контрольная палата считает этот факт нецелевым использованием, честно говоря, абсолютно не понятно. Все бумаги и цифры были перед ними. Мы контракт заключили в июне месяце. Каким образом мы могли потом пересмотреть бюджет? На это никто бы не пошел. Это – один момент. Другой – когда мы начали работать над системой, сроки затянулись. Ни у кого не было сомнений, что она нужна. Это новая автоматическая электронная система выдачи паспортов, при которой инспектора будут выполнять только техническую работу: тот перечень документов, который мы определим, им надо будет принять, отсканировать и прямо там же, в присутствии человека, послать в центр. Фактически человек еще не успел выйти из паспортного стола, а его документы уже готовы к печати. Такого, как вы понимаете, раньше не было. Кстати, когда мы получали эти паспорта, член паспортной комиссии Лаша Цаава их встречал, получал, привозил и складировал на хранение. А Контрольная палата указала, что абсолютно посторонний человек принимал эти паспорта, якобы у него не было доверенности. Я считаю, что полномочия члена комиссии вполне позволяли ему поехать, встретить и привезти этот груз.

Когда мы получили паспорта в коробках, мы их не вскрывали, нам их отправили по почте, и представителя изготовителя не было, поэтому мы не стали вскрывать их самостоятельно. Для составления акта приема и передачи необходимо присутствие двух сторон. Теперь мы ожидаем, когда к нам приедет комиссия, чтобы по акту все принять. А Контрольная палата указала в своих выводах, что приняты коробки, а что в них – неизвестно. Мы работаем, процесс еще не окончен, чтобы делать выводы, надо дождаться, когда этот процесс будет завершен, и все! Я думаю, что выводы Контрольной палаты немного поспешные, и я с этими выводами не согласен.

Елена Заводская: В заявлении Блока оппозиционных сил говорится, что Контрольная палата выявила грубые нарушения законодательства, финансовой дисциплины при организации процесса проведения тендера. Если можно, поясните, о каких нарушениях идет речь?

Шамиль Адзинба: Такие утверждения ничего общего с действительностью не имеют. Все это – неправда и откровенная попытка ввести в заблуждение всех тех, кто это читает и видит. В выводах Контрольной палаты ничего не сказано о том, что было какое-то завышение стоимости, неэффективное и нецелевое использование и так далее. Деньги были максимально сэкономлены. Мы прожили 2015 год в ситуации очень серьезной экономии бюджетных средств. Когда мы начали работать с Гознаком, генеральный директор Гознака прямо при мне дал четкое указание своим помощникам, было сказано, что контракт с Абхазией не коммерческий, поэтому все цены должны быть минимальными. А та программа, которую нам написали и которая стоит 15 млн 800 тысяч рублей, по оценкам специалистов, могла стоить 30 и 40 млн рублей. А для того, чтобы сделать вывод о том, что средства были израсходованы неэффективно, надо найти, кто эту работу сможет выполнить дешевле.

Елена Заводская: Правильно ли я вас поняла, что тендер на изготовление электронной системы не проводился. Если это так, то почему вы его не провели?

Шамиль Адзинба: Потому что тот, кто напишет программу, будет иметь ключи и доступ к ней. В чем риск? Мы не могли объявить конкурс, потому что вполне возможно, что его выиграла бы какая-нибудь малоизвестная фирма, установив заниженную цену за свои услуги. Завтра такая фирма может разориться, прекратить свое существование, а они должны в дальнейшем обслуживать эту систему, кто будет это делать? Более того, какая у нас гарантия, что эта фирма не перепродаст ключи кому-то? Это тоже вопрос национальной безопасности. Все-таки Гознак – это государственное российское учреждение, что бы ни случилось в России, Гознак есть и будет. Эту систему для нас делали полгода 16 специалистов высочайшего класса, а в Абхазии на этот заказ претендовала фирма, в которой есть два-три «айтишника», но их возможности несопоставимы.

Елена Заводская: В заявлении Блока оппозиционных сил есть еще одно обвинение, что стоимость работ завышена на сумму более чем 50 млн рублей. Что об этом сказано в отчете Контрольной палаты?

Шамиль Адзинба: Ни одного слова о том, что стоимость была завышена хоть на один рубль, что неэффективно были использованы средства, что можно было сделать дешевле и так далее, таких выводов в отчете Контрольной палаты нет и быть не могло.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG