Accessibility links

Леван Бердзенишвили: «Надоели разговоры о том, что «республиканцы» сами по себе ничего не стоят»


Один из лидеров Республиканской партии Грузии Леван Бердзенишвили

Один из лидеров Республиканской партии Грузии Леван Бердзенишвили

ПРАГА---Тему процессов, которые наблюдаются сегодня в правящей коалиции Грузии, в частности, касающихся Республиканской партии, мы продолжаем в беседе с Гостем недели. Сегодня это один из лидеров этой партии Леван Бердзенишвили.

Кети Бочоришвили: Батоно Леван, «республиканцы», как мне кажется, долго ждали своего часа – прихода к власти. И когда это случилось, и вы пришли к ней в составе коалиции, стало очевидным, что ваш рейтинг в сравнении с остальными субъектами благодаря многим факторам сильно вырос. Сегодня вы решили покинуть коалицию. Скажите, пожалуйста, вы так уверены, что грузинский избиратель уже дорос до идей «республиканцев» и что он пойдет за вами в большом количестве?

Леван Бердзенишвили: В первую очередь я должен объяснить, что мы не покидали коалицию – коалиция останется до выборов. Мы будем выступать на выборах как отдельный политический субъект, независимо от других политических партий. Что касается нашего рейтинга, то он не очень высокий и не очень низкий. Мы надеемся, что сможем достичь определенного успеха, и хотя это не означает, что вся Грузия будет нас поддерживать, у нас есть некий сегмент в нашем обществе, который может поддержать Республиканскую партию. Мы надеемся, что будем в следующем парламенте, создадим фракцию, а дальше все будет зависеть от того, кто, как и сколько получит голосов. Возможно, будет новая коалиция с нашим участием, а может, и нет.

Кети Бочоришвили: Батоно Леван, я не оговорилась, когда сказала, что вы решили покинуть коалицию, потому что очень многие считают, что фактически это уже означает распад коалиции...

Леван Бердзенишвили: Они все ошибаются, потому что думают, что в Грузии невозможны европейские шаги, но я не думаю, что это так. То есть мы, по крайней мере, на сегодняшний день находимся в коалиции, в большинстве, у нас председатель парламента, три министра и т.д. Если мы это все потеряем, то, конечно, не будем в коалиции, но мне трудно сказать, что партия, которая имеет трех министров, не является частью правительства и не в коалиции. Так что, несмотря на то, что говорят эксперты, на сегодняшний день наша партия находится в коалиции.

Кети Бочоришвили: А в чем тогда главная причина такого решения? Что послужило толчком к его принятию в Республиканской партии?

Леван Бердзенишвили: Такое решение принято коллективно Республиканской партией, мы два дня его обсуждали. У нас такие вопросы решаются на уровне Национального комитета, в котором у нас 35 членов, так что все высказались и приняли решение, что нам уже в коалиционном составе не по пути на выборах. То есть на выборы мы выходим отдельно, потому что надеемся, что так будет лучше и для страны, и для наших партнеров, и для нашей партии.

Кети Бочоришвили: Батоно Леван, почему так лучше?

Леван Бердзенишвили: Потому что наши друзья тоже не считают, что они должны с нами объединяться. Так что это не только наше решение, но также и наших друзей. Мы предложили им все – договор, подписать некие бумаги, формализовать наши отношения. Они этого не захотели. Они оказались не в состоянии принять наше предложение, и стало ясно, что они к этому не готовы. Тогда для нас было бы очень опасно выйти из состава предвыборной коалиции, когда это будет чересчур поздно, то есть, например, за два месяца до выборов, и это не даст нам возможности развернуть свою программу и объяснить все нашим потенциальным избирателям. Поэтому мы сказали, что надо принимать это решение сейчас. Как оказалось, то же самое решение принимала и «Грузинская мечта». Так что сейчас две основные части правящей коалиции заявили, что будут выступать на выборах отдельно, заставляя, кстати, и других членов сделать то же самое, то есть никто не будет совместно с правящей коалицией выступать на выборах. Они все остаются в коалиции, но на выборах все пять партий, которые сейчас составляют коалицию «Грузинская мечта», будут выступать в отдельности. Это решение ответственное, рискованное, но, конечно, лучше иметь хоть какие-то решения, чем пребывать в нерешительности, и лучше самому принимать решения, чем за нас приняли бы эти решения другие люди. Так что это нам помогло принять свое решение, в том числе и то обстоятельство, о котором я говорил, что наши друзья не оказались готовы к формализации наших отношений перед выборами.

Кети Бочоришвили: Понятно. Батоно Леван, вы согласны с мнением, что все идет к мультипартийному грузинскому парламенту? Это будет хорошо сегодня для Грузии?

Леван Бердзенишвили: Это будет хорошо для правительства, где не будет никаких проблем, но в парламенте точно будет некая конкуренция между партиями и фракциями. Я не скажу, хорошо это или плохо для Грузии, но это нормально. Так бывает во всей Европе, и ничего, живут люди, не погибают. Так что в этом отношении мы приняли очень взвешенное решение, оставаясь на постах в правительстве, но меняя ситуацию в парламенте.

Кети Бочоришвили: Тем не менее у многих вызывает недоумение формулировка «партнерство-конкуренция». Честно скажу, она и мне не совсем понятна. Как она будет на деле работать?

Леван Бердзенишвили: Это будет работать совершенно так же, как работает в Голландии и Германии. В Германии, например, две партии находились в коалиции, а в предвыборной борьбе они боролись совершенно независимо, хотя до последнего дня обе партии были в коалиции. Это нормально для всех стран Европы.

Кети Бочоришвили: Да, но наша политическая культура много раз не давала нам возможности реализовать такие идеи...

Леван Бердзенишвили: Да, раньше у нас вообще коалиционного правительства тоже не было, но сейчас это удалось сделать. Мы идем вперед, я именно это и говорю. Да, многие люди не могут что-то себе представить, но это не означает, что это «что-то» невозможно. Я думаю, что мы постараемся сделать по-европейски, а выйдет это или нет, это не будет нашей виной, это будет виной тех людей, которые не являются европейцами по своим понятиям. Но мы будем стараться, чтобы все произошло цивилизованно.

Кети Бочоришвили: То есть, батоно Леван, если даже ваши министры-«республиканцы» потеряют портфели, вы из этого трагедии делать не будете?

Леван Бердзенишвили: Нет, конечно. Но они потеряют свои портфели либо по решению Республиканской партии, либо по воле премьер-министра, а не по решению некоторых антиевропейских сил в стране или русских, или других ребят, или террористов, которые сейчас терроризируют грузинское общество всякими кадрами, отснятыми скрытыми камерами и т.д. То есть мы не зависим от этих людей, а мы зависим от своего собственного решения. Либо партия, либо премьер-министр, конечно, могут сместить этих министров, но я думаю, что мы дотянем до Варшавского саммита, и Тина Хидашели будет представлять Грузию на этом саммите – она многое сделала для улучшения ситуации с НАТО. Я абсолютно уверен, что мы все будем вместе, когда Грузия получит безвизовый режим с Европой – где-то в июне или июле, а что потом произойдет, не могу сказать, но мы уже подходим очень близко к выборам.

Кети Бочоришвили: Батоно Леван, ваш альянс с какой-либо другой силой абсолютно исключен?

Леван Бердзенишвили: Да, наш альянс до выборов с какой-либо другой силой исключен. Мы решили выйти отдельно.

Кети Бочоришвили: А почему?

Леван Бердзенишвили: Потому что мы бы не хотели быть с кем-либо, так как надоели всякие разговоры о том, что «республиканцы» самостоятельно ничего не стоят. Мы должны доказать, чего мы стоим. Это важный момент в истории партии. Мы попадали либо не попадали в парламент, но партия, которой в этом году исполнится 38 лет, продолжала жить. Так что любое решение грузинского народа будет принято нами как судьба, и мы покоримся. Но будем бороться, и будем бороться самостоятельно. Нам надоело слышать, что мы ничего не стоим без помощи каких-то людей. Я особо подчеркну, что у нас никогда не выходил альянс со «Свободными демократами», хотя идеологически они очень близки, но мы дважды были вместе, и дважды они разрушили этот альянс, поэтому мы не будем испытывать судьбу в третий раз. Они выходят отдельно, мы выходим отдельно, и другие тоже будут участвовать в выборах отдельно. Это будут, я надеюсь, честные выборы – не будет великих победителей, а это будут выборы европейского типа, где самые большие партии получат, может, не больше 20%. То есть примерно 20, 15, 10, а не 70 и 80 процентов.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG