Accessibility links

Партии, входящие в правящую коалицию, примут участие в парламентских выборах по отдельности. Причины, которые подтолкнули Бидзину Иванишвили и его политических партнеров к такому решению, переплелись в причудливом узоре, напоминающем змеиный клубок, и, безусловно, нуждаются в подробном рассмотрении.

Анализ социологических данных, мониторинг СМИ и соцсетей указывает на то, что Республиканская партия отталкивала от коалиции больше консерваторов, чем могла привлечь либералов. Это утверждение справедливо и для групп консервативно-традиционалистского толка – они превратились в пугало для либеральной общественности, но не сумели удержать в лагере Иванишвили многих своих единомышленников. Вместе с тем формальные союзники обращались друг с другом как «Чужой» и «Хищник» в небезызвестном фильме. Партия «Грузинская мечта» едва не стала заложником страстей и желаний своих младших партнеров по одноименной коалиции. По всей вероятности, поупражнявшись немного в предвыборной арифметике, Иванишвили пришел к выводу, что создание блока, похожего на квартет из басни Крылова, принесет намного больше вреда, чем пользы, и послал своих союзников в автономное плавание, благословивши их на все четыре стороны.

«Республиканцев» выталкивали из коалиции весьма грубо. Они тем не менее решили сохранить за собой министерские посты, но при этом будут вынуждены критиковать правительство как оппоненты «Грузинской мечты» на парламентских выборах. А значит, партия некоторое время (скорее всего, недолго) будет отчасти правящей и немножечко оппозиционной. Что тут скажешь: есть теория когнитивного диссонанса, а вот это, судя по всему, соответствующая ей практика. Впрочем, намного интереснее, что произойдет в (отнюдь не резиновой) электоральной нише, где «республиканцы» столкнутся со «Свободными демократами» Ираклия Аласания, «Национальным движением» и несколькими карликовыми партиями. Голоса либералов-западников распылятся между ними, и решающего преимущества, возможно, не получит никто. Примерно то же самое произойдет и в стане консерваторов с «Альянсом патриотов», партией Нино Бурджанадзе, «Промышленниками» и другими группами, низвергнутыми из «Мечты» во тьму внешнюю, но там более вероятно формирование блоков. Одолжив метафору у экономистов, можно сказать: действия Иванишвили ведут к перенасыщению политического рынка. При этом подразумевается, что его личная партия «Грузинская мечта», дистанцировавшись от радикализма и идеологических крайностей, неспешно проплывет над общей свалкой, словно легендарный бомбовоз «Горный орел».

Возможно, одна из главных целей последних перестановок – смена информационной модели, на которую, как на шампур, нанизана грузинская политика. Ее основой является черно-белое, биполярное противостояние «Национального движения» и «Грузинской мечты», и часто события рассматриваются исключительно в контексте их конкуренции. Бывшая правящая партия ослабла и более не является опасным соперником (будь угроза реальной, коалицию не распустили бы). Но информационная модель все еще актуальна и позволяет «Нацдвижению» оказывать серьезное влияние на формирование повестки дня, несмотря на уменьшение политического веса. Кажется, Иванишвили решил изменить ситуацию, слепив из подручных материалов новую разноцветную и многополярную картинку. Это ему, вероятно, удастся, если он сумеет предотвратить зарождение нового альянса, сопоставимого по мощи с «Грузинской мечтой». Проще говоря, он будет разделять для того, чтобы властвовать.

«Малые партии» до последней минуты яростно, как голодные хомяки, бились за квоты в едином избирательном списке, расточая силы и ресурсы, чего не делали бы, если бы ведали, что им придется идти на выборы по одиночке. А руководители «Грузинской мечты» даже не пытались остановить зарвавшихся партнеров, и это выглядело очень странно в условиях сохранения единства коалиции. Возможно, уже тогда они точно знали, чем все закончится.

Так или иначе, единый фронт, созданный для сокрушения прежнего режима, выполнил свою задачу. Несмотря на то, что происходило позже, для многих грузин по-прежнему ценны чувства, которые они испытали в победном октябре 2012 года. Штаб «Грузинской мечты» может попытаться овладеть этим капиталом и привязать положительные эмоции к своей партии, а негатив – к бывшим союзникам. Одним из основных инструментов, вероятно, станет «теория заговора», в рамках которой «республиканцы» и сторонники Аласания будут представлены как тайные союзники «националов». Если радикальные консерваторы подхватят ее и увенчают лозунгом «Все либералы – враги Грузии», то их в ответ обзовут «агентами Кремля», после чего стороны начнут обмениваться ритуальными пощечинами. А ведь для «партии власти» очень важно, чтобы оппоненты с разных флангов сделали главной мишенью не ее, а друг друга, и она, скорее всего, подгонит к разгорающемуся костру пару цистерн бензина.

В более развитых странах консерваторы и либералы воспринимаются как две руки одного человека, обреченные на сосуществование и сотрудничество. Но в Грузии правая рука то и дело пытается связать левую, а та, в свою очередь, отрубить правую, и процесс в целом напоминает острый приступ шизофрении. И на самом деле не так-то важно, как распределятся голоса избирателей, главное предугадать: уменьшат или увеличат очередные выборы раскол в обществе, взаимный страх и ненависть в Тбилиси. В этом контексте использование некоторых политических технологий можно сравнить с применением ядерного оружия. Оно может внести перелом в ход боевых действий, но экологическая катастрофа после него уничтожит сам смысл победы.

Остается лишь надеяться на то, что предусмотрительность проявят все действующие лица и прежде всего Бидзина Иванишвили, который на днях хладнокровно, как мясник на рынке, несколькими ударами топора расчленил свою «Мечту».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG