Accessibility links

«Если президент не оговорился»


Судя по заявлению Леонида Тибилова, часть югоосетинских подразделений, которая должна была перейти под оперативное управление совместных штабов, будут расформировывать

Судя по заявлению Леонида Тибилова, часть югоосетинских подразделений, которая должна была перейти под оперативное управление совместных штабов, будут расформировывать

Сегодня на пресс-конференции в Цхинвале югоосетинский президент Леонид Тибилов заявил, что вхождение отдельных частей вооруженных сил Южной Осетии в состав российской армии противоречит законодательству России. По его словам, в дополнительных соглашениях к договору о союзничестве и интеграции будет прописано, что югоосетинские военные будут приняты в российские части, а оборонное ведомство – сохранено. Военные эксперты, отслеживающие ситуацию в республике, говорят, что это не совсем тот документ, о котором изначально шла речь.

Никакой официальной информации с российской стороны по этому поводу пока нет. По сути, Леонид Харитонович на момент написания материала был единственным источником информации, который высказался о договоренностях Цхинвала и Москвы. Поэтому эксперты, комментировавшие его заявления, начинали с обязательного «если президент не оговорился».

Российские военные эксперты ранее говорили о другой, наиболее вероятной и логичной форме военного сотрудничества Южной Осетии и России – создании совместных штабов под российским командованием, в оперативное управление которых перешла бы часть югоосетинских военных подразделений. Теперь, судя по заявлению Леонида Тибилова, эту часть югоосетинских вооруженных сил будут расформировывать, говорит военный эксперт Александр Гольц:

«Как я понимаю, Южная Осетия обладает, мягко говоря, очень скромными вооруженными силами. Когда денег было много, то можно было играть вот в такую независимость: создавать оперативный штаб, подчинять ему подразделения югоосетинских войск вместе с российскими, заниматься боевым слаживанием и т.п. Но сейчас на это нет ни сил, ни денег. Я думаю, этим и объясняется такая откровенная простота. Конечно, если Леонид Тибилов не оговорился».

Наверное, один из наиболее болезненных вопросов для тех, кому предстоит перейти на новую службу: придется ли югоосетинским военным принимать новую присягу? Российский военный эксперт Виктор Баранец говорит, что это необязательно. Есть немало примеров тому, как иностранные военные служат в российской армии. Для них вместо присяги создаются контрактные обязательства, которые по своему духу и характеру ничуть не отличаются от присяги на верность России:

«Так было, когда вернулся Крым. Там львиная доля из четырнадцати тысяч командиров, мичманов и матросов изъявили желание служить в российской армии. И тогда тоже возник вопрос: надо ли им присягать? И сами военнослужащие чаще всего допытывались: «Заставите ли нас – это страшное слово – переприсягать?» Ведь до этого они все присягали Украине. И тогда в российском Министерстве обороны решили, что не надо издеваться над совестью людей, все-таки присяга – это святое. Потому и были введены переходные или короткие контракты, будем так их называть. Они подписываются на год, там все предусмотрено».

Численность югоосетинской армии – приблизительно 1200 человек, численность четвертой российской базы в Южной Осетии – 4000 человек. Можно предположить, что при большом желании заберут к себе большинство.

У моих цхинвальских друзей заявление Леонида Харитоновича вызвало недоумение. По их мнению, оно противоречит тому, что прописано в рамочном договоре, а именно, тем пунктам, в которых говорится о вхождении югоосетинских подразделений, а не отдельных военнослужащих в состав российской армии. В последнем случае автоматически повисает в воздухе вопрос о сохранении воинских званий и выслуги. Кроме того, непонятно, как подписывать такое допсоглашение – ведь в его преамбуле должна быть ссылка на рамочный договор, но получается, что их положения противоречат друг другу.

А вот вина за то, что рамочный договор противоречит законодательству России, лежит на тех, кто его разрабатывал и подписывал. Прежде всего, считают мои цхинвальские респонденты, на инициаторах договора – югоосетинском руководстве. В самом деле, странная история: несколько месяцев обсуждали проект, столько народу привлекли к его разработке, и все равно получилось с ошибками. Расхлебывать эту кашу теперь придется югоосетинским военным.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG