Accessibility links

Арда Инал-ипа: «Все это можно делать за пределами охранной зоны»


Директор Центра гуманитарных программ Арда Инал-ипа

Директор Центра гуманитарных программ Арда Инал-ипа

На территории историко-архитектурного заповедника «Сухумская крепость» коммерческая организация «Абхазская Ривьера» планирует строительство ресторана. Общественность выступила против этой идеи, под соответствующим письмом к президенту Республики Абхазия поставили свои подписи более 70 человек. Недавно в нашем эфире заместитель министра культуры и охраны историко-культурного наследия Батал Кобахия заявил, что все разрешительные документы у арендаторов есть и оспорить их в судебном порядке невозможно. Однако представители общественности с этим не согласны. Мы поговорили об этом с одним из авторов обращения, директором Центра гуманитарных программ Ардой Инал-ипа.

Дарья Папба: Арда, скажите, пожалуйста, кто инициировал сбор подписей против строительства ресторана на территории историко-архитектурного памятника «Сухумская крепость»?

Арда Инал-ипа: Эта идея сохранения ландшафта «Сухумской крепости» обсуждалась очень многими, сейчас трудно сказать, кто первый поднял этот вопрос. Другое дело, что я первая подписала это письмо, текст составила я, хотя потом оно отрабатывалось и приобретало другие черты под влиянием коллег, которые были со мной солидарны в этом вопросе. Мы озвучили проблему, которая волнует многих.

Дарья Папба: Какое значение вы придаете этому памятнику?

Арда Инал-ипа: Это уникальный памятник, который содержит в себе очень много архитектурных и исторических слоев. Конечно, более глубокому научному изучению подверглась его наземная часть, и там находят удивительные объекты, три слоя церквей, и, конечно, они до конца не изучены. Поскольку стены этой крепости продолжаются под водой, есть схемы и планы этих подводных стен, то я думаю, что не надо обладать особыми научными познаниями, чтобы предположить, что и там есть такие же артефакты под песком и илом. Я думаю, что в будущем мы будем со стыдом вспоминать время, когда наши правители сократили охранную зону Сухумской крепости с 6,5 гектаров до трех, и рядом с ней выросли высотные дома. Для Сухума и в соседстве с таким уникальным памятником – эти дома, конечно, его подавляют.

Когда первый президент Владислав Ардзинба подписывал указ о создании заповедника, предполагалось, что он будет окружен охранной зоной, в которой запрещено строительство. Я думаю, что сама проблема эта – от нашей бедности. Если бы вы прочли решение о том, чтобы сдать часть крепости в аренду для постройки ресторана, там написано, что делается это для того, чтобы арендная плата приносила доход, на который мы бы консервировали и реставрировали весь памятник. И вы знаете, какая арендная плата была заложена? 15 тысяч рублей в год! С тем условием, что пересмотреть ее можно только через пять лет и пересматривать эту сумму можно не более чем на 10%. Говорить о том, что это разумное решение проблемы сохранения памятника, я никак не могу.

Дарья Папба: В своем обращении вы говорите, что есть правовые основания для запрета передачи памятника в аренду «Абхазской Ривьере» под строительство ресторана. Назовите, пожалуйста, эти основания.

Арда Инал-Ипа: Насколько я знаю, основные возражения, которые эти документы вызывают, – это то, что памятник был передан Управлению по охране памятников в управление. Это означает, что передавать его в аренду можно только каким-то особым указом и т.п. То есть само Управление по охране памятников не имело права этого делать. Это одно основание. Другое, что само слово «заповедник» означает, наоборот, освобождение от каких-то не относящихся к памятнику построек. Если, конечно, наша историческая память дальше, чем 50-е годы и ресторан «Диоскурия» не идет, то, конечно, мы должны восстанавливать этот ресторан. Но, помимо всего прочего, есть развернутая программа самого Управления по охране историко-культурного наследия, где говорится, что постройки там запрещены, что необходимо сохранять не только памятники, но и историко-архитектурный ландшафт. И если мы говорим о ландшафте, то какой ресторан может сохранить этот ландшафт? Так что здесь очень много оснований. Но бизнес-компания, которая продвигает идею строительства ресторана, на самом деле несколько лет заказывала новые проекты, обсуждала их с ученым советом, то есть очень много сил, энергии, времени и средств было затрачено, и ответственность, конечно, несет государство, а не эта бизнес-структура. Поэтому основная идея нашего письма и нашей общественной кампании в том, чтобы выделить равноценный участок для этого бизнеса, чтобы они, не меняя ландшафта, вели свое дело. Если мы заложим сейчас вот такие взаимоотношения между охранными учреждениями и бизнесом, когда происходит коммерциализация памятников, то остановить этот процесс мы уже не сможем нигде. И представьте, что будет с афонской Анакопией, с храмом Амбара и с другими комплексами, куда будут проникать рынки, рестораны, пацхи и так далее. Все это можно делать, но за пределами охранной зоны.

Дарья Папба: Как, по-вашему, возможен ли компромисс? Можно ли выставить для «Абхазской Ривьеры» особые условия, например, по реставрации этого памятника или какие-то другие варианты?

Арда Инал-ипа: Я думаю, передавать задачи по реставрации памятника бизнесу, который занимается рестораном, – это не совсем, наверное, правильно. Реставрацией должны заниматься ученые. Компромисс, я думаю, возможен, для этого достаточно выделить соответствующую площадь на берегу. А площадь, честно говоря, не совсем маленькая: 250 кв. метров на берегу и 650 кв. метров над водой. Когда нам говорят, что это практически никак не изменит ландшафт, – это, конечно, далеко от действительности.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG