Accessibility links

Публикующее военную аналитику российское издание «Военно-промышленный курьер» (ВПК) опубликовало анализ своего обозревателя Алексея Рамма под заголовком «Разведка дракой», в котором автор указывает на сильные и слабые стороны армянских и азербайджанских ВС, вскрытые в ходе апрельской четырехдневной войны в зоне карабахского конфликта. Ниже приводим статью целиком:

«Нагорный Карабах – достаточно закрытая территория, и рассуждения о качестве укреплений, созданных армией обороны НКР за 22 года, носили главным образом теоретический характер. Последние события позволили оценить все то, что создано за это время.

За основу командованием армии обороны (АО) Нагорного Карабаха был взят израильский опыт организации на случай возможного вторжения Сирии в районе Голанских высот. При этом позиции в целом размещались и укреплялись так, как предписано еще в советских наставлениях по инженерному обеспечению и боевых уставах.

Большое внимание АО НКР уделяла сооружениям для танков (как одиночных машин, так и целых подразделений). Именно они, играющие роль подвижных огневых точек, стали основой обороны. Оборудованные позиции позволяют в случае необходимости быстро сменять расположение, а потом возвращаться обратно.

Не менее важной была подготовка к действиям в условиях превосходства противника в воздухе. Оборонительные позиции насытили средствами ПВО, в частности ПЗРК и зенитными установками ЗУ-23-2. Стрельбе по воздушным целям обучались расчеты не только крупнокалиберных пулеметов, но и РПГ-7, доказавших свою высокую эффективность в борьбе с вертолетами.

Первоначально Азербайджан готовился взламывать оборону Нагорного Карабаха, последовательно захватывая каждую линию укреплений штурмовыми группами пехоты под прикрытием непрерывного массированного артиллерийского огня, танков и боевых машин пехоты, а также ударов авиации. Такой сценарий полностью удовлетворял противника – НКР и вооруженные силы Армении. Понятно, что азербайджанские военные, увязая в штурме оборонительных позиций и неся значительные потери в личном составе и технике, в заложенные в боевые планы две недели вряд ли могли захватить весь Нагорный Карабах.

Ставка на технику

Но в конце 2000-х годов Баку резко изменил свою стратегию, решив не устраивать кровопролитные бои за малозначимые окопы и высоты, а наносить противнику огневое поражение на всю глубину его обороны, изолировав передовые позиции от тыла и быстро уничтожая их по отдельности.

Для решения этой задачи Азербайджан приступил к серьезным закупкам вооружения и военной техники. В частности, в России были приобретены дальнобойные самоходные гаубицы МСТА-С, 120-мм 2С31 «Вена» и тяжелые огнеметные системы. Баку закупал различные артиллерийские системы у Российской Федерации, Израиля и даже Турции, а также беспилотные летательные аппараты, в том числе такие экзотические, как одноразовый «камикадзе» «Хароп».

Одним из самых дорогостоящих приобретений стал израильский противотанковый ракетный комплекс «Спайк-НЛОС» (Spike-NLOS – non line of sight, поражающий цели вне прямой видимости), способный уничтожать бронетехнику, различные строения и полевые укрепления на дальности свыше 20 километров. Закупка «Спайков», впрочем, как и «Харопов», хранилась Баку как большая военная тайна. Так что до сих пор нет точных сведений, сколько единиц каждой системы появилось в армии.

Серьезное внимание руководство Азербайджана уделяло и бронетехнике, в частности закупке танков Т-90 и боевых машин пехоты БМП-3. Судя по видеосюжетам, снятым национальным телевидением на учениях, военные планировали использовать российские машины как подвижные огневые точки, действующие за боевыми порядками пехоты и зачищающие позиции противника с помощью не только фугасных снарядов, но и танковых управляемых ракет и ПТУР.

Азербайджанский спецназ получил современные средства связи, экипировку, средства защиты и приборы ночного видения. Основной задачей коммандос стала корректировка артиллерийского огня в тылу противника и ночной штурм укрепленных позиций. Спецназовцам назначалось не только взять объект, но и удержать его при поддержке артиллерии и боевых вертолетов. Такие задачи отрабатывались постоянно, взаимодействие спецподразделений с летчиками и артиллеристами было налажено на достаточно высоком уровне.

Планы и реалии

Апрельские бои развивались по стандартному для локальных конфликтов сценарию. После перестрелок ситуация на линии фронта начала ухудшаться, и в какой-то момент одна из сторон решила нанести удар. До сих пор не вполне понятно, кто именно пошел на обострение. Но нельзя отрицать, что именно Баку успел заблаговременно подтянуть дополнительные силы, перебросить на временные площадки вертолеты и создать достаточно сильный артиллерийский кулак. В ночь с 1 на 2 апреля азербайджанские военные перешли в наступление, задействовав накопленные резервы.

В районе села Талыш, на севере буферной зоны, азербайджанские коммандос внезапной атакой взяли несколько армянских позиций. Еще одна группа спецназовцев вошла непосредственно в населенный пункт, где вступила в огневой контакт с бойцами НКР.

Уже после окончания конфликта достоянием общественности стали фотографии мирных жителей, убитых в ходе ночного боя в селе. Армянская сторона обвиняет азербайджанцев в преднамеренном расстреле гражданского населения, а также в издевательствах над мертвыми и живыми. В то же время фотодокументы говорят о том, что атака коммандос оказалась настолько внезапной, что мирные жители не успели вовремя уйти из зоны боев, а армянские военные не смогли отразить нападение противника.

Правда, спецназовцам в Талыше не повезло – превосходящие силы обороняющегося противника и утрата элемента внезапности вынудили их отойти. Но на отходе коммандос попали под огонь автоматического гранатомета и были уничтожены. По другим данным, прижатые огнем, они были накрыты минометами.

Действия спецназовцев поддерживали вертолеты Ми-24G (Gebe, азер. – «Ночь» – таково название вертолетов Super Hind в ВВС Азербайджана) из состава 1-й эскадрильи «СкайФульф» (SkyWolf). По имеющимся сведениям, всего в составе эскадрильи – шесть прошедших модернизацию «двадцать четвертых», выкрашенных в характерный черный цвет. Именно «небесные волки» постоянно отрабатывают со спецназовцами совместные действия, за что и получили полуофициальное название «спецназовской эскадрильи».

На позиции АО НКР, отбитые ночью коммандос, уже утром должны были подойти подразделения азербайджанской пехоты. Прикрывала передвижения, блокировала вражеские позиции и не допускала подхода резервов артиллерия, огонь которой корректировали беспилотники. Но азербайджанские пехотинцы, столкнувшиеся с обстрелом со стороны невзятых армянских позиций, не смогли вовремя сменить коммандос, вынужденных уже рано утром 2 апреля при свете солнца отбивать атаки бойцов АО НКР.

В локальных контратаках спецназовцы, потеряв часть ранее занятых позиций, все же смогли удержать несколько ключевых высот. Но азербайджанским военным пришлось задействовать вертолеты 1-й эскадрильи, один из которых – Ми-24G был сбит точным выстрелом из РПГ-7. Командование ВВС Азербайджана сразу после этой потери приостановило все полеты в зоне боев.

Задействованные Баку артиллерия, беспилотники, дальнобойные ПТУР «Спайк» хорошо себя показали, если и не сорвав, то серьезно затруднив противнику переброску резервов и организацию контратак. В частности, на счету ударных израильских «Харопов» автобус с армянскими военнослужащими, а также вероятная ликвидация батальонного штаба АО НКР. «Спайками» уничтожено как минимум три армянских танка, причем непосредственно на капонирах, откуда они пытались обстреливать занятые азербайджанцами позиции. Вероятнее всего, цели были обнаружены с помощью беспилотников, которые передавали картинку и координаты непосредственно расчету ПТУР.

Для недопущения подхода резервов НКР по возможным маршрутам выдвижения наносили удары азербайджанские РСЗО «Смерч», «Град», 122-мм гаубицы Д-30, САУ 2С3, а также, по некоторым данным, и 152-мм 2С19. Артиллерия Карабаха активно включилась в огневое противостояние, пытаясь в первую очередь помочь своим подразделениям, стремившимся любой ценой вернуть утраченные ночью с 1 на 2 апреля позиции.

Но несмотря на все усилия бойцов НКР, азербайджанским военным до решения о прекращении огня удалось удержать занятые позиции, что стало предметом национальной гордости и громких заявлений военно-политического руководства страны.

Отдельно стоит остановиться на применении обеими сторонами танков. Их боев «стенка на стенку» в ходе скоротечного конфликта не было. Обе стороны использовали танки как мобильные огневые точки. Единица азербайджанской бронетехники подорвалась на мине, а несколько армянских Т-72, как сказано выше, стали жертвами артиллерии и дальнобойных «Спайков»

Игрушки нынче дороги

Апрельские бои показали армии Нагорного Карабаха, что удержаться в обороне назначенные две недели стало гораздо сложнее. Танки как основа, даже действующие на хорошо подготовленных позициях, становятся жертвами дальнобойных «Спайков» и обычной артиллерии. При этом следует отметить, что Баку не задействовал в наступлении самое грозное оружие против укреплений – тяжелые огнеметные системы «Солнцепек», которым, как показывает опыт применения в Сирии, по силам даже хорошо укрепленные бункеры.

Дальнобойные гаубицы и РСЗО, действия которых корректировались беспилотниками, в условиях горного рельефа, где количество возможных путей подхода резервов ограниченно, пусть и не парализовали усилия, но создали серьезные трудности для командования НКР.

Именно непрерывные удары артиллерии и дальнобойных ПТУР по позициям подразделений НКР не позволили командованию армии обороны Нагорного Карабаха накопить достаточно средств, чтобы выбить азербайджанцев с занятых ими позиций.

Но не все так гладко и для вооруженных сил Баку. Их слабым звеном традиционно остается личный состав, особенно в пехоте. Даже неприцельный огонь армянских подразделений остановил ее перемещение утром 2 апреля.

В боях высокие морально-волевые качества не всегда демонстрировали и подразделения азербайджанского спецназа. В частности, отход от села Талыш был больше похож на бегство.

Да, за счет более высокого технического уровня азербайджанские военные смогли добиться определенного успеха. Но возникает вопрос о цене победы. За четыре дня фактически локальных боев за несколько высот Баку израсходовал достаточно много дорогих «игрушек», в частности ракеты для дальнобойных «Спайков», БПЛА «Хароп». Это, не считая расстрелянных боеприпасов для РСЗО и гаубиц. Потеряны один вертолет Ми-24G и несколько беспилотников. Так что ставка руководства НКР на углубленную подготовку своих военнослужащих для борьбы с воздушными целями оказалась оправданной. «Двадцать четвертый» сбили точным выстрелом из РПГ, тогда как БЛА стали жертвами огня из стрелкового оружия, ЗУ-23-2 и крупнокалиберных пулеметов.

Опыт апрельских боев показал: Азербайджан нашел путь к выходу из позиционного тупика в Нагорном Карабахе, но такие боевые действия требуют очень серьезных материальных средств и высокотехнологичного оружия. Но даже применение ВТО и артиллерии не освобождает азербайджанских военных от необходимости брать штурмом позиции хорошо мотивированного противника, обладающего гораздо более высокими морально-волевыми качествами и готового вести ближний бой до последнего».

"Радио Азатутюн"

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG