Accessibility links

Абхазская ханума или история с демографией


Распространенные во многих странах формы помощи желающим создать семью на абхазской почве не приживаются

Распространенные во многих странах формы помощи желающим создать семью на абхазской почве не приживаются

На днях при выходе из абхазского парламента меня окликнула знакомая жительница Гагры Нана Сичинава. Она стояла с двумя парнями у джипа, на котором они, видимо, приехали. Подошел, разговорились…

Нана хорошо известна в Абхазии как самая активная «кегерия», то есть сваха, или, как еще говорят на Кавказе, ханума. Возглавляет фонд «Анасып», что по-абхазски означает «счастье». В свое время я рассказывал в СМИ о его деятельности. А тут подумалось вот о чем. Только что сидел в кабинете у председателя парламентского комитета по здравоохранению Апполона Гургулия, и мы беседовали с ним о неоднозначно воспринятом в обществе законе, который предусматривает запрет абортов. Инициаторы и сторонники этого запрета главный упор делают на то, что он явится фактором решения демографической проблемы, столь актуальной для Абхазии и абхазов, точнее и конкретнее – для повышения рождаемости. Но вот еще один и, может, гораздо более важный «резерв» – если не «ликвидация как класса», то снижение до крайнего минимума процента несемейных, который у нас традиционно весьма и весьма высок.

При этом надо понимать, что распространенные во многих странах формы помощи желающим создать семью на абхазской почве не приживаются. Например, попытки некоторых в 90-е годы помещать брачные объявления в газетах приводили порой к тому, что неосторожно давшим в объявлении свой номер телефона бездельники-морализаторы начинали звонить и «прикалываться», а то и оскорблять. Или вот такой случай. Как-то года три назад, в преддверии 20-летия победы в войне, я ездил в село Кутол, чтобы встретиться с местными ветеранами Восточного фронта и написать о них очерк. Закончив официальную часть разговора, посидели и за накрытым столом, и там, среди разных тем, я услышал сетование на то, что очень многие мужчины в селе до сих пор не женаты, включая и некоторых воевавших еще пацанами. Назывались и цифры…

Кстати, мне вспомнилось, что в первые годы после войны в обществе высказывалось беспокойство по поводу возникшего в результате ее гендерного дисбаланса – ведь подавляющее большинство среди понесенных потерь (а это было 4% абхазского населения) составляли, понятное дело, молодые мужчины. Вместе с тем в этой ситуации у мужской части населения шансы обрести спутницу жизни должны были повыситься, но, как видим на примере Кутола, многим это отнюдь не помогло. И вот, поскольку незадолго до нашей встречи я писал в газете про открывшуюся в Сухуме недалеко от моего дома брачную контору, то высказал мысль: а может, ваших холостяков она заинтересует? Основала эту фирмочку молодая замужняя абхазка, которой помогала ее подруга, и там было все по подобию таких же брачных контор, действующих в России и во всех, наверное, европейских странах: фотоальбомы, которые можно за определенную плату посмотреть, организация встречи – уже за другую плату – с привлекшим внимание человеком, который числится в картотеке агентства. Но мое предложение было решительно отвергнуто: нет, такие формы для нас неприемлемы, никто из наших ребят туда не поедет…

Я давно ничего не слышал про это агентство и в ходе разговора с Наной Сичинава шутливо поинтересовался у нее: «Ну, как ваши сухумские «конкуренты»? Есть у вас какая-то информация о них?» И они, и другая еще какая-то подобная фирма – все они, по словам Наны, закрылись, сдав арендованные помещения. Было даже такое, что кое-кто из «брошенных» ими клиентов приезжал почему-то к Нане и пытался найти их через нее… Думаю, что они «прогорели» не только и не сколько в силу маленьких размеров республики и, соответственно, потенциальной клиентуры, сколько потому, что такое большинству у нас чуждо. А вот институт «кегерия», который существовал в Абхазии испокон веков, воспринимается для многих как нечто приемлемое, освященное народной традицией. Сама Нана Сичинава так рассказывает о своей организации:

«Абхазский благотворительный демографический фонд «Анасып». Десятилетие у нас было в прошлом июне. Мы провели грандиозный праздник. Всего за десять лет в нашей организации мы свели 86 пар. 86 – это у нас по записи все. В семьях растут детишки».

За свою деятельность у этих людей, подчеркивает Нана Сичинава, она и ее помощники не берут никаких денег. Но на поездки, на организацию вечеров, на которых она знакомит потенциальные пары, нужны, конечно, средства, и тут на помощь приходят как государство, так и состоятельные люди, сознающие важность работы фонда. Вот сейчас президент страны выделил им определенную сумму, и они дожидаются чиновницу, которая должна им ее выписать. Но та все никак не выполнит его поручение. Я спросил:

«Она сама замужем?

– Она сама не замужем. Я ее и замуж выдам. За хорошего парня. Я ей говорю: «Давай!» Не знаю, в общем…»

На днях интернет-издание «Сухум-Москва» опубликовало занятную статью «Не судьба. Сайты знакомств востребованы в Абхазии». В ней впервые, насколько знаю, предпринята попытка проанализировать, как часто в Абхазии пользуются распространившимися в последние годы сайтами знакомств. Автор публикации Наталья Сергеева, опираясь на известные ей случаи, приходит к выводу, что не так уж редко. Но, увы, чаще всего, по ее мнению, представители обоих полов, желающие устроить личную жизнь через интернет, наталкиваются на мошенников, любителей кинуть на деньги.

В общем, конечно, нет ничего лучше старого доброго способа знакомства с будущим спутником жизни, чем незапланированная встреча с человеком, когда после общения приходит понимание, что это «твое». Но все люди разные… Долголетие же фонда «Анасып» показывает, что он в абхазском обществе востребован.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG