Accessibility links

Коктейль для Лаврова: смешать, но не взбалтывать


Протестующие несли плакаты с лозунгами «Руки прочь от Арцаха» и пытались сжечь плакаты с изображениями президентов Армении, России и Азербайджана, чего полиция не допустила

Протестующие несли плакаты с лозунгами «Руки прочь от Арцаха» и пытались сжечь плакаты с изображениями президентов Армении, России и Азербайджана, чего полиция не допустила

ПРАГА---Визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Ереван с 21 по 22 апреля проходил в весьма напряженной обстановке. Около 500 представителей армянской молодежи принесли к посольству РФ в Ереване окровавленный ботинок, дабы конкретно проиллюстрировать клише «кровавый российский сапог». Кроме того, в подарок российскому министру преподнесли бутылку с надписью «Коктейль Молотова» и монеты, символизирующие продажность. Вообще, вся акция была обставлена символично. В начале шествия прозвучала «Мелодия горна» 1988 года. Это музыка из армянского фильма «О чем шумит река». В 1988 году она стала в исполнении трубача своего рода символом Карабахского движения. Протестующие несли плакаты с лозунгами «Руки прочь от Арцаха» и пытались сжечь плакаты с изображениями президентов Армении, России и Азербайджана, чего полиция не допустила. Среди прочих лозунгов был, к примеру, такой: «Лавров, не будь Леграном!» Советский дипломат Борис Легран участвовал в заключении мирного договора между РСФСР и Арменией, и в 1920 году при его участии было подписано соглашение, согласно которому Красная армия заняла спорные территории – Карабах, Зангезур и Нахичевань.

Самым популярным лозунгом на акции был «Лавров, пошел вон», написанный не по-русски. Примечательно, что митингующие отмечали, что Сергей Лавров – этнический армянин, значит, он поймет. В прессе распространена информация о том, что настоящая фамилия Лаврова – Калантаров, он вырос в Тбилиси в районе Авлабар. Как ранее заявлял представитель армянской диаспоры Тбилиси Ван Байбурт, 17 февраля 2005 года, когда Лавров посещал Ереванский славянский университет, студенты спросили его, не мешает ли ему его армянское происхождение. Он ответил: «У меня тбилисские корни, потому что мой отец оттуда, во мне течет армянская кровь и никакая другая. Эта кровь ни в чем мне не мешает». И хотя официально в биографии российского министра это не указано, большинство армян уверены в его происхождении.

До протестной акции 21 апреля была проведена еще одна – 13 апреля – против продажи Россией оружия Азербайджану. Митингующие забросали российское посольство яйцами и монетами.

Эта неделя тоже выдалась богатой на протестные шествия. 22 апреля полиция перегородила митингующим против президента Саргсяна дорогу к резиденции президента и выход на проспект Баграмяна. Задержаны 42 человека, которые намеревались передать армянскому президенту прошение.

И, наконец, 23 апреля в Ереване прошел митинг в память о жертвах геноцида армян. Собралось более пяти тысяч человек, которые растянули огромный флаг Нагорного Карабаха. Как пояснили активисты, – в знак единства всего армянства с Карабахом.

Акция, состоявшаяся 21 апреля, получила наиболее широкое освещение, о ней мы поговорили с одним из ее организаторов Даниелом Иоаннисяном, председателем НПО «Союз информированных граждан».

Даниел Иоаннисян: Это было уже вторым шествием, которое мы организовали против российской политики, связанной с Карабахом, после четырехдневной войны в Карабахе. Первое шествие было примерно неделю назад, и в основном было против политики России, связанной с продажей вооружения Азербайджану и невыполнением союзнических обязательств. Второе уже было связано непосредственно с визитом Сергея Лаврова. И российская пресса писала, и у нас были опасения, что Лавров на самом деле приехал, чтобы оказать некое давление на власти Армении, дабы добиться ввода российских миротворческих сил в Армению, чего мы крайне не хотим допустить.

Катерина Прокофьева: В принципе, встреча Лаврова с Саргсяном состоялась, и, собственно, он ничего нового не сказал – только повторил слова о том, что конфликт не имеет военного решения, и в очередной раз призвал сесть за стол переговоров. Никаких разговоров о возвращении т.н. казанского документа, который предполагает возвращение Азербайджану районов буферной зоны, не было.

Даниел Иоаннисян: Во всяком случае, нам про это не сказали. Мы увидели, например, пресс-конференцию Лаврова с министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном, которая носила чисто формальный характер. То есть она была организована так, что ни одному из министров журналистам не удалось задать вопросы, которые вправду интересуют армянскую общественность, по поводу армяно-российских отношений и карабахского конфликта. После встречи с президентом Армении просто никакой пресс-конференции не было, была показана первая протокольная часть встречи. Что на самом деле обсуждалось, какие вопросы были в повестке дня и с чем на самом деле приехал Лавров, потому что все писали, что Лавров приезжает не с пустыми руками, – мы так и не узнали.

Катерина Прокофьева: Сколько человек приняло участие в шествии, которое прошло 21 апреля?

Даниел Иоаннисян: Примерно пятьсот человек, в предыдущем – приблизительно тысяча. Проблема в том, что у нас было очень мало времени – мы практически за одни сутки его организовали, потому что конкретные даты визита Лаврова до последнего момента не оглашались. Два лозунга были связаны с Россией. Первый лозунг в переводе означал, что «российский сапог» или российские миротворцы не должны быть в Карабахе или, иначе говоря, российский «Пермяков» не должен быть в Карабахе (Пермяков – это военнослужащий российской военной базы в Гюмри, который в прошлом году расстрелял армянскую семью.) Вторая категория лозунгов была связана с российскими вооружениями. Были также лозунги, которые провозглашали, что земли не должны быть переданы азербайджанской стороне вне зависимости от чего-либо.

Катерина Прокофьева: Российское посольство в Ереване заявило для газеты «Известия», что выход молодых людей, которые участвовали в этой акции, оплачивался американскими структурами, и назвало даже конкретную сумму – 5-6 тысяч драмов...

Даниел Иоаннисян: Понимаете, когда акцию кто-то оплачивает, то эта акция несет совсем другой характер. В этой акции нет никакого энтузиазма – проплаченная акция проходит пассивно. Это была абсолютно не проплаченная акция. Вы не можете дать 5 тысяч драмов активисту, чтобы он бросил яйцо в сторону российского посольства и тем самым был оштрафован в десятикратном размере. Это невозможно. Ни для кого не новость, что Кремль везде видит руку Госдепа.

Катерина Прокофьева: Какие еще требования были предъявлены митингующими? Среди этих пунктов есть требование того, чтобы международные миротворцы оставались в Азербайджане для защиты коренных жителей этой страны – талышей, лезгин, аварцев и других.

Даниел Иоаннисян: Азербайджан является стороной, которая вооружается Россией, а Россия, между прочим, единственная страна, производящая серьезные виды вооружения, которая соглашается вооружать Азербайджан. И это вооружение Азербайджан использует, чтобы производить военную агрессию, нарушать договор о мире от 1994 года. Если должны прийти какие-то военнослужащие, какие-то миротворцы в регион, то это должны быть миротворцами, которые просто угомонят азербайджанскую агрессию. Нас возмущает политика некоторых партнеров по ЕАЭС и, в частности, ОДКБ, т.е. тех же партнеров, которые одновременно являются партнерами по ОДКБ. Потому что когда они заявляют, что не хотят сделать то или иное, дабы не вышло так, что они поддерживают армянскую сторону, и если они считают, что в данном конфликте Армения является стороной конфликта, – а они являются членами не только экономического, но и военно-политического союза с Арменией, договора о безопасности, – то они просто обязаны поддержать армянскую сторону. Просто неприемлемо, когда они заявляют, что не хотят предпринять каких-то действий, которые могли бы восприниматься как поддержка армянской стороны. В основном это было то, против чего мы устроили первый пикет, т.е. вместе с продажей оружия Азербайджану со стороны России, вторым пунктом нашего возмущения была именно политика партнеров по ЕАЭС и ОДКБ.

Катерина Прокофьева: Там вначале прозвучала «Мелодия горна» – музыка из армянского фильма «О чем шумит река», которая в 1988 году стала в исполнении трубача своего рода символом Карабахского движения...

Даниел Иоаннисян: После 1988 года в Ереване мало что изменилось. Изменилось только то, что в Ереване сейчас не стоит памятник Ленину. Карабахская проблема осталась, она, конечно, сильно изменилась, но она осталась. Политика Кремля, которая неприемлема для нас, тоже осталась, т.е., в принципе, нетрудно найти много общего с 1988 годом.

Катерина Прокофьева: «Кровавый российский сапог» и «Коктейль Молотова», упакованный как подарок, – это тоже атрибуты этой акции?

Даниел Иоаннисян: Да, это был мессидж больше для армянской общественности, что уже пора освобождаться от «российского сапога», потому что в Армении многие считают, что «российский сапог» нас защищает, он является гарантом нашей безопасности и т.д.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG