Accessibility links

Сакральное у абхазов


Сегодня в Абхазии выходной день, присоединенный три года назад по решению парламента к празднику православной Пасхи

Сегодня в Абхазии выходной день, присоединенный три года назад по решению парламента к празднику православной Пасхи

Сегодня в Абхазии выходной день, присоединенный три года назад по решению парламента к празднику православной Пасхи. А сама Пасха является праздничным выходным в республике с 1994 года. Нынче она выпала, как известно, на 1 мая и совпала в Абхазии с учрежденным в конце нулевых годов Днем труда.

Итак, вчера в Абхазии, как и во всем православном мире, праздновали Пасху – Светлое Христово Воскресение. Кстати, впервые в канун ее, 22 апреля, абхазские паломники отправились в Иерусалим. Поездку организовал Духовно-нравственный фонд имени Святого апостола Симона Кананита и Святого мученика Евстафия Апсильского при поддержке республиканской общественной организации «Апсадгьыл». Съемочная группа Абхазского телевидения, которая также была среди пилигримов, постоянно передавала на родину репортажи о своем пребывании в Израиле. Паломников из Абхазии принял Патриарх Иерусалимский Феофил III. После схождения благодатного огня в храме Гроба Господня паломники вернулись на чартерном рейсе в Сочи, оттуда перевезли частицу священного огня в Сухумский кафедральный собор.

Ну, а я вчера по традиции, которой придерживаюсь вот уже 23 года, с 1993-го, отправился в день Пасхи на ежегодное моление мужчин рода Шакрыл, ответвлением от которого считается и моя фамилия, в одно из семи главных абхазских святилищ – Лых-ных, в самом большом селе Абхазии Лыхны.

Здесь внутри ограды православного храма закопан 16-ведерный ритуальный кувшин с вином, который открывают в день Пасхи. Около десяти утра все шакрыловцы собрались перед небольшим огороженным пространством вокруг кувшина. (Гости, приехавшие на моление, стояли по традиции с левой стороны, вдоль дорожки, ведущей в храм.) Жрец (хранитель святилища» Сергей Шакрыл из села Лыхны, взяв в левую руку зажженную свечу, а в правую – обструганную ореховую ветку с нанизанными на нее кусками свежесваренных сердца и печени жертвенного холощеного козла, произнес слова молитвы, которые звучали на этом месте на протяжении тысячелетий практически в неизменном виде:

(В переводе на русский язык) «Мы просим тебя, всемогущий Лых-ных, как всегда, сохрани нас в своем поле зрения, избавь нас от невзгод, прости наши грехи, одари нас теплом своих очей и души, исцели нас от страшных болезней, размножь наш род и одари долголетием. Мы молимся под твоей золотой пятой, позволь нам тебе служить, мы умоляем тебя».

После того как мы, участники моления, по старшинству подошли к кувшину и, произнеся соответствующие слова, выпили по стакану вина из него и закусили кусочком пирога с сыром и сердцем и печенью жертвенного животного, все потянулись за ограду церкви, где на знаменитой травянистой Лыхненской площади (в 1866 году здесь началось Лыхненское восстание против царизма, а в 1989 году – на многотысячном сходе было принято обращение к советским властям с требование восстановления статуса ССР Абхазии как союзной республики) начались скачки. Стоя с краю поля вместе со жрецом и сыном предыдущего жреца Кучкана Шакрыла из села Куланырхуа, Нурбеем, я тем временем решил показать им привезенную с собой книжку «Святилища абхазов и святые места адыгов», которая была издана в прошлом году в Майкопе и презентация которой прошла несколько недель назад в Абхазском госмузее. Это сборник статей, наибольший интерес из которых для нас представляла «Паспорта абхазских святилищ», написанная кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Абхазского института гуманитарных исследований Русланом Барцицем. В статье приводится немало интересных фактов об абхазских святилищах, которые ранее мне не встречались в научной литературе. Так, описывая Лых-ныха, Руслан Михайлович говорит, что это «древнее святилище, часть сооружений которого сохранилась и видна с северной части христианского храма. До его появления на этом месте лежал большой валун, также являвшийся священным. При строительстве храма по недоразумению валун был разбит».

На вопрос, как долго их предки собирались на этом месте для молебна, шакрыловцы обычно отвечали: «Более тысячи лет», что, как пишет Барциц, означает «очень долго». Но если учесть, что христианская церковь Пресвятой Богородицы была возведена здесь в десятом веке на месте языческого святилища, то можно предположить, что это происходило и две, и три тысячи лет назад…

На странице 122 книги в главке «Выбор аныхапааю» (жрецов) Руслан Барциц приводит таблицу, в которой отражены имена жрецов семи абхазских святилищ в последние десятилетия. Правда, мы обнаружили в ней неточность. На самом деле с 1991 по 1997 годы в Лых-ныха жрецом был не упомянутый в таблице Иван Шакрыл из Дурипша, после его смерти избрали Кучкана, а когда тот ушел из жизни в 2007-м, – Сергея.

В ходе нашего разговора я поинтересовался у жреца такой деталью. С чем связано то, что в прежние годы, как я помню, он клал кусочек пищи «для Чачба и Ачба» (традиция идет со стародавних времен, когда она как бы отсылалась представителям двух знатнейших в Абхазии княжеских фамилий) в расщелину между камнями христианского храма, а теперь кладет в углубление в недавно возведенной каменной церковной ограде. Но Сергей Шакрыл понял вопрос как заданный в плоскости взаимоотношений между традиционной абхазской религией и христианством и поспешил меня уверить: «Ну, вы знаете, просто ничем абсолютно. У нас отношения отличные. С этим храмом».

Действительно, хорошо известно, что традиционная абхазская религия и мировые религии, которые исповедуют в Абхазии, сосуществуют в гармонии, не вступая ни в какое противостояние друг с другом. Хотя случаются и курьезы. В упомянутой мной книге, в статье Беллы Хотхо (Агрба) описан следующий эпизод. Ежегодные моления рода Джопуа на одном их холмов близ села Члоу, как и у шакрыловцев, совпадают с праздником православной Пасхи. И вот молодая участница одного из них положила на ритуальном столе и… пасхальные яйца. Это не могло вызвать позитивной реакции у жреца и некоторых других, но остальные отнеслись к данному поступку вполне спокойно.

У шакрыловцев такого, конечно, не случалось, но характерно, что глава Пицундской и Сухумской епархии, выходец из села Лыхны о. Виссарион в день Пасхи обычно посещает не только храм в селе, но и их встречу. Был он и нынче.

После того как скачки завершились и Сергей Шакрыл вручил призы их победителям, мы расселись за двумя длинными ритуальными столами в брезентовой палатке у огромной липы. На столах не было излишеств, все, как века назад: козлятина, соль, мамалыга, вино, резаные огурцы и лук-перо.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG