Accessibility links

О буре и натиске, нетерпении и нетерпимости


Среди народившихся в последние год-два новых политических сил в Абхазии самая обратившая на себя внимание общества и громкая – это партия «Айнар»

Среди народившихся в последние год-два новых политических сил в Абхазии самая обратившая на себя внимание общества и громкая – это партия «Айнар»

В Абхазии в последние годы нередко заходит разговор о том, что у нас грядет неизбежная смена поколений в политике и государственном управлении.

Действительно, пока тон здесь задают люди, вышедшие на публичную арену еще в конце прошлого века и в самом начале нынешнего, а главной интригой внутриполитической борьбы остается противостояние двух команд, сформировавшихся в 2004 году на основе первых в Абхазии президентских выборов на альтернативной основе, – «хаджимбистов» и «багапшистов», но вот что характерно. Некоторые лидеры того противостояния покинули уже наш мир, некоторые отошли от активной политической борьбы, и в первые ряды обеих команд вместо них выдвинулись более молодые, однако, пожалуй, большинство молодых политиков предпочло третий путь – создания новых ПП (политических партий) и ОО (общественных организаций).

В этом, безусловно, есть логика: во-первых, этим молодые подчеркивают, что они не несут ответственности за трагический раскол абхазского общества более чем десятилетней давности, который поставил страну на грань гражданской войны и оставил негативную память в народе, во-вторых, им не надо быть «на подхвате» у старших и можно проявлять полную самостоятельность. Кстати, «молодость» в политике – понятие относительное; сегодня мы привыкли считать молодыми тех, кому меньше сорока, хотя Нестор Лакоба пришел к руководству Абхазией в 28 лет…

И вот среди этих народившихся в последние год-два новых политических сил самая, не в обиду будет сказано остальным, обратившая на себя внимание общества и громкая – это партия «Айнар», которая была зарегистрирована в Минюсте только в прошлом месяце, но объявила о своей трансформации из одноименного фонда экспертного содействия в партию еще в конце позапрошлого года. Я присутствовал в заполненном молодежью конференц-зале гостиницы «Интер-Сухум», где 14.12.2014 проходила встреча «Айнара» с общественностью, и не мог не обратить внимание на звучавшую рефреном в выступлениях ораторов критику того, что делалось в стране все двадцать лет после окончания грузино-абхазской войны. (Во время нее большинство «айнаровцев» были еще школьниками.) Это кардинально отличалось от привычной нашему обществу взаимной критики представителями двух главных внутриполитических лагерей Абхазии тех «ужасных лет», когда данные лагеря не находились у власти (соответственно, 1994-2004 и 2005-2014). Но при этом, конечно, любому критично мыслящему наблюдателю приходил в голову вопрос: констатировать то, что «не сделано» за двадцать лет, – одно, а смогли бы сделать нечто большее в тех исторических условиях на месте тогдашних руководителей государства, начиная с Владислава Ардзинба, они сами?

Но беспокойство этих молодых людей за судьбы государства и этноса, целеустремленность и упорство, с которыми они продвигали свои идеи, вызывали у многих симпатию. Существуя более четырех лет в качестве фонда экспертного содействия, «айнаровцы» собирались в арендованном помещении, обсуждали волнующие их проблемы и в один из периодов, помнится, оплачивали выпуск вкладыша со своими публикациями в независимом еженедельнике «Чегемская правда». И уже тогда начало складываться то отличие будущей партии «Айнар» от большинства существующих в Абхазии, о котором сегодня в позитивном ключе говорит немало наблюдателей. Имею в виду, что политические партии у нас, и не только у нас, обычно создаются не на некоей идеологической основе, а как инструмент поддержки амбиций конкретных людей, идущих во власть или желающих власть удержать. Идеологически все они в общем-то «заточены» на независимость Абхазии вкупе с ориентацией на Россию как на стратегического партнера и покровителя; существенных отличий в их программах не найти. (А, к примеру, в соседней Грузии, как известно, существует гораздо больший разброс во взглядах партий на отношения с «великим северным соседом» – от полного их неприятия до настаивания на необходимости сотрудничества с РФ.) «Айнар» же позиционирует себя, прежде всего, как организацию патриотов, ориентирующихся на традиционные национальные ценности. Такие политические силы существуют, пожалуй, в любой стране, как бы они ни назывались – традиционалисты, почвенники… С идеями «айнаровцев» можно соглашаться и не соглашаться, но они есть. Как есть у них и «политическое лицо».

Вместе с тем ситуация, при которой молодые эксперты-политики долгое время «варились в собственном соку», слушая, создавалось впечатление, только себя и не желая прислушиваться к замечаниям «старших товарищей», способствовала, считают многие, формированию излишней самоуверенности некоторых из них и тому, что им не раз приходилось вступать в публичную полемику с критиками их высказываний и программных документов.

Общественное внимание к «Айнару» возросло после того, как его представитель попал в парламент. Алмас Джапуа пополнил ряды пятого созыва абхазского парламента менее двух лет назад, летом 2014 года, после того, как его предшественник, избранный по Члоускому избирательному округу, Беслан Бутба, ушел на работу в правительство. И за столь короткое время этот один из самых молодых депутатов постепенно выдвинулся в ряды самых заметных парламентариев. И, в любом случае, стал главным «возмутителем спокойствия» в парламенте.

Вспомнить хотя бы эпизод, когда прошлым летом в самом начале заседания сессии чуть-чуть не хватило голосов депутатов, чтобы дополнительно внести в повестку дня предложенный им законопроект о моратории на разработку нефти и газа в Абхазии, и он настолько обиделся на коллег, что вышел, громко хлопнув дверью, и не стал участвовать в обсуждении всех остальных утвержденных уже вопросов. Но если обсуждение законопроекта откладывается, чтобы все могли к нему подготовиться, заметил после этого на заседании депутат Аслан Кобахия, «не надо рассматривать это как личную трагедию». Кстати, «Роснефть» находилась только в самом начале многолетнего периода изучения шельфа у берега Абхазии. Следующее заседание сессии состоялось через три недели, в течение которых ничего непоправимого для экологической безопасности Абхазии, конечно, не произошло, и на нем было благополучно принято постановление, рекомендовавшее кабмину приостановить действие лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу нефти до окончания работы парламентской комиссии, которую возглавил Алмас Джапуа.

Он же инициировал в этом году обсуждение в парламенте вотума недоверия премьер-министру Артуру Миквабия. Вопрос этот был внесен в повестку дня заседания сессии 6 апреля, но сам Джапуа попросил отложить его рассмотрение в связи с появившимся у него «серьезным объемом» новой информации.

Тактика «бури и натиска», взятая на вооружение партией «Айнар», сработала в ходе обсуждения в парламенте в прошлом месяце законопроекта, предусматривающего продажу жилья иностранцам и внесенного депутатами Сергеем Шамба и Георгием Агрба, и альтернативного ему законопроекта о моратории на эту продажу, внесенного Алмасом Джапуа. Напомню вкратце о тех бурных событиях. В профильном комитете, обсуждавшем 15 апреля названные законопроекты, голоса за них разделились поровну. На следующий день, в субботу вечером, служебная машина Джапуа была взорвана на приморской набережной Сухума. И каким бы ни был реальный мотив этого преступления, людская молва первым делом связала его с темой данного острого обсуждения. В понедельник утром «айнаровцы» провели в центре города «акцию солидарности», а в тот же день Джапуа предложил парламентариям на экстренном заседании сессии в шесть часов вечера обсудить оба законопроекта. Но опять же при голосовании победила та точка зрения, что надо подготовиться и спокойно, а не в пожарном порядке, рассмотреть их в четверг, и опять же Джапуа обиделся на коллег, кто не поддержал его предложение немедленно обсудить законопроект о моратории, покинул зал заседаний и, выйдя к своим многочисленным сторонникам, стоявшим у парламента, сообщил, что подал заявление о сложении депутатских полномочий: «Не считаю возможным далее с ними работать». Собравшиеся сотни людей, которые, можно сказать, пришли к парламенту под лозунгом «Отечество в опасности!», не расходились, пока спикер парламента не сообщил им, что Шамба и Агрба отозвали свой законопроект.

В четверг 21 апреля получилась вроде бы ничья. Мораторий, на принятии которого настаивал Джапуа (по его словам, его убедили отозвать заявление о сложении полномочий), не прошел. Но было принято постановление (его, в отличие от закона, не нужно подписывать президенту), в соответствии с которым парламенту и кабмину следует принять немало важных документов, необходимых для упорядочения положения дел в сфере недвижимости, парламентариям рекомендовано также не принимать к производству проекты законов, направленных на регулирование оборота жилых помещений в Абхазии до завершения этой работы.

Таким образом, возможность продажи жилья иностранным гражданам отодвинута на неопределенное время, и для того, кто ее опасался (а таких немало в Абхазии и среди сторонников власти, и среди оппозиционеров), Алмас Джапуа и в целом «Айнар» стали героями дня и кандидатами в будущие национальные лидеры. Сужу об этом по восторженным комментариям, которые появлялись в те дни на популярном сайте «Абхаз авто». Но одновременно усилилась настороженность по отношению к ним со стороны людей, которые не приемлют их радикализма и нетерпения при достижении целей. Особенно – после публикации заявления главного редактора сайта «Сухум – Москва» (это российское интернет-издание, коллектив которого работает в Абхазии) Антона Кривенюка «в связи с последними событиями вокруг редакции издания». В нем говорится, что председатель партии «Айнар» Тенгиз Джопуа пришел в редакцию и потребовал закрыть издание, а также анонимный ресурс «Абхазия.24», «к которому сайт «Сухум-Москва» не имеет никакого отношения». Судя по тому, что опровержений со стороны «Айнара» не последовало, так оно, очевидно, и было. Президент Рауль Хаджимба, насколько знаю, поручил Генпрокуратуре разобраться с произошедшим.

Анонимный сайт «Абхазия.24» продолжает информационную войну против «Айнара». Читая его тексты, я вижу, конечно, тут не журналистику, а пропаганду. Кто ею занимается, определить трудно. Но не сказал бы, что это абсолютно новое явление, ставшее возможным только в эпоху интернета. В разгар избирательных баталий 2004 года в Абхазии неизвестно кто и неизвестно где печатал распространявшиеся потом избирательными штабами «подпольные» издания с черным пиаром.

Что касается издания «Сухум-Москва», то оно последовательно выступало в своих публикациях в поддержку продажу жилья иностранцам; а лично я последовательно выступал против. Но тут вспоминается знаменитое вольтеровское: «Я категорически не приемлю вашу точку зрения, но готов отдать жизнь за ваше право ее высказывать». В Абхазии уже очень давно не звучало заявлений политиков о намерении «закрыть» то или иное издание, и это бесспорный прокол со стороны «Айнара».

Сейчас эта партия, представляется мне, на перепутье. От того, какие силы и какая система взглядов на методы политической борьбы в ней победят, зависит и ее будущее.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG