Accessibility links

Кавказцы во Второй мировой войне


На сегодняшний день существуют негосударственные и некоммерческие организации, занимающиеся поиском достоверной информации, восстановлением фактов участия кавказцев во Второй мировой войне

На сегодняшний день существуют негосударственные и некоммерческие организации, занимающиеся поиском достоверной информации, восстановлением фактов участия кавказцев во Второй мировой войне

По ряду причин после Второй мировой войны в Советском Союзе, а затем и на постсоветском пространстве культивировалась ложь о военных событиях и людях, принимавших в них участие. Один из таких устоявшихся мифов, за который до сих пор держатся многие российские историки, – это рассуждения о том, что большая часть кавказцев воевала против Красной Армии на стороне немцев. Даже в век интернета информации о воевавших во Вторую мировую войну кавказцах в рядах Красной Армии очень мало.

В годы Второй мировой войны с Кавказа в ряды Красной Армии было призвано свыше двух миллионов человек, добровольцами ушли десятки тысяч. Более 300 кавказцев стали Героями Советского Союза. Четверо из них были удостоены этого высокого звания дважды. Несмотря на то что на фронт ушло все взрослое боеспособное мужское население, а погибших и пропавших без вести было много, тем не менее о воевавших кавказцах информации чрезвычайно мало. Почему так происходит? Историк Майрбек Вачагаев объясняет, что главное место в истории на тот момент занимала идеологическая составляющая:

«В период Советского Союза 90%, если не больше, книг, монографий, рассказов, документов, которые публиковались в этот период, конечно же, должны были освещать именно историю, больше все-таки связанную с Россией, русским народом. Соответственно, книги, работы, которые выходили, – интересных ученых, которые писали довольно-таки хорошо, но акцент все-таки был на том, что основная победа приходится именно на русских, как составляющих костяк будущего советского этноса. Так как в это время пытались создать некий новый этнос, который должен был быть именно образован на основе русского этноса, то вокруг этого этноса и должно сформироваться это исключительно новое, исключительно геройское и т.д.

Все, кто писал из Кавказа и среднеазиатских регионов в общем-то упор делали на том, что они тоже принимали участие совместно с русскими. Соответственно, командиры были русские, и вот наши славные ребята под командованием русского офицера сделали такое-то, такое-то или совершили геройский подвиг и т.д. Это было очень показательно, и на парадах всегда показательно было то, что обвешанные орденами и медалями, конечно же, из десяти человек – девять должны были быть русские. То есть это была идеология, это было именно показательно. У нас на Кавказе в общем-то люди, которые писали, не были открыты для того, чтобы писать то, что они думают. Они не могли это себе позволить, потому что все, что выходило из-под пера ученых, должно было одобряться на уровне центральных комитетов партий этих регионов. Все должно было быть согласовано именно с Москвой, т.к. только Москва решала, что писать, как писать, когда писать и в каком направлении. Поэтому, исходя из того, что это диктовалось и регулировалось в Москве, соответственно, мы видим то, что имеем на сегодняшний день».

Историк провел немало часов в архивах Франции и Германии, но ему не удалось добраться до советских архивов, которые помогли бы пролить свет на многие вопросы:

«Российские архивы по сегодняшний день отказываются открывать все, что касается Второй мировой войны. Это единственный архив мира, в который вы сегодня не можете зайти и поработать. Почему это запрещают? Потому что по сегодняшний день есть опасность, что увидят неблагоприятную картину, которая создавалась на протяжении всех этих семидесяти лет после войны. Вот эти искусственно созданные образы светлого парня Алеши, который рвется в бой, Зои Космодемьянской, которая готова, чтобы ее сожгли, панфиловцев, которые умирают, и т.д. – все это идет к чертовой матери в буквальном смысле слова, потому что никакой Зои Космодемьянской как таковой не было, ее знали как совершенно другую персону, которая ничем не отличилась в этой войне, так же, как и панфиловцы. Директор архива вынужден уйти в отставку, отстранен только лишь потому, что развеял миф о панфиловцах, потому что не было никаких панфиловцев. Панфиловцы, которые сдались немцам, в плену у немцев они были живы, хотя всегда писали, что они погибли. Конечно же, был героизм, конечно же, люди защищали, но вот эти сказки, которые были придуманы, в буквальном смысле сказочные истории, высосанные из пальца журналистами на местах, на фронте. Конечно, это все привело к тому, что сегодня Россия, 70 лет спустя, не готова открыть свой архив Второй мировой войны».

До сих пор в российских источниках выделяют и муссируют тот факт, что предателей-кавказцев на войне было больше всего. Как доказательство приводят факт выселения карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей Иосифом Сталиным за массовое предательство во время войны. Вспоминают план Гитлера о создании т.н. восточных национальных легионов (Ostlegion) с немецким командованием из плененных кавказцев и азиатов.

Майрбек Вачагаев на это отвечает:

«Такие историки, как Пыхалов, которых трудно назвать историками, но он обозначается как историк, - он пишет о том, что все кавказские народы – в первую очередь он бросается на чеченцев и ингушей, которые сотрудничали с немцами, и подставляет цифры. Они подставляют цифры, потому что Пыхалов – единственный человек, которому позволялось работать именно в архивах КГБ и НКВД. Этот человек находит какую-то цифру, вокруг истории этой цифры – ничего, и преподносит это как единственный доказательный факт. Например, красноречивый факт, как он подтасовывает цифры: с фронта дезертировало 30 тысяч чеченцев и ингушей. Не с фронта дезертировало, а 30 тысяч были направлены рыть окопы под Грозный, и оттуда, не попав на фронт, обиженные чеченцы уходили обратно к себе в село за 5, 10, 15, 20, 30 километров от того места, где их держали на протяжении нескольких месяцев. Люди ушли на фронт добровольцами! Он никогда об этом не хочет писать, и другие не хотят, но у Чечено-Ингушетии не было ни одного официального набора военнослужащих – был только добровольный. Десятки тысяч добровольцами записывались, и, записавшись туда, куда они попали? – рыть окопы! Он хотел воевать, он хотел защищать. Каким бы не был советский строй, это была его страна. Он сам записался, сам пошел – вот этого не хотят говорить. Они говорят о том, что северокавказцы в массовом порядке сдавались. Извините меня, но история Второй мировой войны, при всем при том, что она не так уж широко освещается, в любом случае цифры, которые сегодня фигурируют на Западе, и в том числе не отрицаются сегодняшней Российской Федерацией, свидетельствуют о том, что в первые семь недель сдавшихся в плен было 1,8 миллиона человек. То есть два миллиона человек сдались в первые семь недель! О какой массовой сдаче они говорят? Что, эти два миллиона были чеченцами? Извините, все население Чечни было только около 300-400 тысяч человек. Вот это передергивание фактов и цифр вводит людей в заблуждение. Они и вправду начинают верить: «а, вот поэтому их, наверное, выселили, потому что они так массово сдавались». Дело в том, что на той территории, которая была оккупирована, немецкое командование не ставило во главе администрации немцев – всегда назначались именно из местного населения. То есть принято считать, что почти 5-7 процентов от общего числа населения было руководителями, назначенными немецкой администрацией. Более того, считается, что 15-20 процентов населения симпатизировало немецкой армии, не говоря уже о миллионах, которые сдались, и миллионах, которые были взяты в плен, при таких цифрах».

До многих кавказцев ордена и награды дошли только во время горбачевской оттепели. Очень характерно было награждение Мовлади Висаитова – звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно в 1990 году, хотя к этому званию он был представлен еще в июне 1945 года.

«Висаитову дали звание Героя, конечно же, посмертно, после того как все это десять раз подняли, ему дали чуть позже. Но началось это в период перестройки, когда уже было глупо игнорировать тот факт, что люди, которые даже месяц спустя после Висаитова, – где-то кто-то увидел американца на Эльбе, – даже ему дали звание Героя. На основе этого, конечно, было глупо игнорировать факт того, что Висаитов стал лицом Советской Армии для американцев именно в этот момент. Поэтому это игнорирование почти на протяжении 40-50 лет, конечно, было не просто глупостью, а преступлением. Давайте вспомним Абдулхакима Исмаилова – уроженца Дагестана, который находился в числе других четырех групп, которые в тот день водрузили Знамя Победы над Рейхстагом с разных сторон. Командование не знало, кто из них дойдет, поэтому было организовано несколько групп, и в числе одной из этих групп был Исмаилов. И это было бы абсолютно неприемлемо для российского народа по сегодняшний день, если бы не было фотографий, сделанных в тот период военным корреспондентом издания, которое впоследствии стало именоваться «ИТАР-ТАСС». Даже несмотря на это, несмотря на то, что это игнорировалось, только спустя несколько десятилетий этот факт признали – он не смог дожить до того времени, когда всенародно стал бы Героем. На самом деле то, что делали горцы, – это было не исключением, а их образом жизни. То, что они показывали героизм, – это был их смыслом жизни».

Три тысячи советских граждан воевали в рядах французского Сопротивления. Большей частью это были бежавшие из немецких легионов азербайджанские, грузинские, чеченские, армянские солдаты. Рассказывает историк Майрбек Вачагаев:

«Геройский костяк этого Сопротивления составляли бывшие российские военнопленные. Очень много российских военнопленных, которые бежали из Германии, включились именно во французское движение Сопротивления. Здесь нашли себе место десятки, сотни и тысячи людей, которые готовы были продолжать свою борьбу, в том числе, это были чеченцы, черкесы, грузины и армяне. Он назывался тогда «Первый советский партизанский полк во французском движении Сопротивления». Героем того периода Движения Сопротивления был, конечно же, Алавди Устарханов. В 1944-45 годах он был награжден французскими боевыми орденами. Конечно же, нужно говорить и о черкешенке Эльмесхан Хагундоковой, больше известной как графиня Ирэн де Люар, которая создала больницу для раненых, и эти передвижные больницы в общем-то стали примером для создания таких госпиталей по всей территории Франции, а позже и во всей Северной Африке. В Алжире, например, она стала не просто героем, не просто участницей Движения Сопротивления, она стала командором легиона, считается почетным генералом во французской военной истории. Такого рода люди, как она, - Устарханов, потомки Чермоевых, которые служили во французской армии, тот же самый Тукаев, внучка Арцу Чермоева – Дженнет Чермоева, которая также принимала участие. Если говорить о Польше, то, конечно же, там принимала участие Джабагиева, если возьмем Италию, то, несмотря на то, что в первое время были свои, какие-то специфические видения, – чеченец Ибрагим Чуликов, который в итоге, в 1944 году принимает участие в итальянском Движении Сопротивления. То есть в общей ситуации сегодня, например, если мы даже не берем всех кавказцев, которые исчисляются порядка 1000 человек во французском Движении Сопротивления, то если брать только чеченцев, то я на сегодняшний день могу говорить уже о двух десятках чеченцев, которые в этот период и воевали, и умирали за Францию. Попытки показать, что якобы те восточные легионы были созданы из числа чеченцев, ингушей и других народов Северного Кавказа, не выдерживают вообще никакой критики, потому что все вместе восточные легионы из числа военнопленных, которые были взяты из концлагерей, которым представилась возможность воевать уже на стороне Германии, но, как пишут они в своих архивах, то, что мне удалось увидеть, что они, в общем-то надеялись, что их перекинут на Северный Кавказ, и там перейти на сторону Советской Армии и уйти к себе на родину. То есть они использовали это как возможность. Но когда говорят о цифрах, о том, что их было десятки тысяч, – это просто не выдерживает никакой критики по той причине, что на сегодняшний день мне удалось найти доказательства только на 37 чеченцев. Я не говорю, что их было только 37, но на сегодняшний день я могу официально подтвердить то, что удалось доказать без каких-либо сомнений о 37 чеченцах. Если послушать некоторых российских историков, то речь идет о тысячах».

К счастью, на сегодняшний день существуют негосударственные и некоммерческие организации, занимающиеся поиском достоверной информации, восстановлением фактов участия кавказцев во Второй мировой войне. Члены этих организаций занимаются раскопками никому не известных могил и находят останки, связываются с родственниками. Дети, внуки и правнуки кавказцев вновь воодушевились и подключились к поискам своих пропавших 71 год назад дедов и прадедов.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG