Accessibility links

Новый мэр Лондона Садик Аман Хан в воскресенье, когда в Великобритании отмечался День окончания Второй мировой войны в Европе, участвовал в первом публичном мероприятии с момента своего вступления в должность – а именно в собрании памяти жертв Холокоста. Первый в истории мусульманин, избранный мэром британской столицы, присоединился к нескольким тысячам лондонцев, почтивших память шести миллионов евреев – жертв нацизма. Недавнее избрание Садика Хана, на которого еще во время избирательной кампании было вылито очень много грязи, вызвало яростную дискуссию – причем не столько в самой Британии, сколько в российском обществе и интернете, а также среди большого числа российских иммигрантов, живущих в Соединенном Королевстве.

45-летнего Садика Хана, сына иммигрантов из Пакистана, сторонники правых и\или националистических взглядов одновременно обвиняют и в терпимом отношении к исламскому радикализму, и в пропаганде и приверженности откровенно левым социалистическим идеям. Садик Хан – член Лейбористской партии, которая в последние месяцы, когда с сентября прошлого года ее возглавил Джереми Корбин, действительно начала откровенно двигаться еще дальше в левый фланг политического спектра. При этом в Британии незадолго до выборов мэра Лондона случился громкий скандал, связанный с антиизраильскими высказываниями двух видных членов партии, в том числе бывшего мэра Лондона Кена Ливингстона. Ливингстон, в частности, утверждал, что Гитлер "поддерживал сионизм". Руководство лейбористов обвинило его в антисемитизме и приостановило членство Ливингстона в партии. В опубликованной в воскресенье статье в газете Observer Садик Хан признал, что обвинения в антисемитизме нанесли ущерб партии, и пообещал внимательно прислушиваться к мнению еврейской общины.

О новом мэре Лондона говорит живущий в Лондоне писатель и публицист, независимый политолог Андрей Остальский:

– Хана обвиняли не только в том, что он мусульманин, но и в том, что он – адвокат, работавший в области прав человека, защищавший не раз людей, которых подозревали, а иногда и достаточно убедительно обвиняли в том, что они принадлежат к исламским экстремистам, радикалам, близки даже к людям, виновным в терроризме. На этом, кстати, строилась кампания Зака Голдсмита, кандидата Консервативной партии. Как теперь все признают, в том числе и консерваторы, это была ошибка, потому что это совершенно не сработало. Садик Хан совершенно не производит на лондонцев впечатления исламского экстремиста. С настоящими экстремистами у него проблемы в последнее время. Даже фетва против него есть, выпущенная в Лондоне одним из радикальных имамов, объявляющая Хана не мусульманином за то, что он голосовал за закон, разрешающий однополые браки в палате общин.

Второе обвинение против него состоит в том, что он – социалист, что он не понимает бизнеса, что при нем лондонскому бизнесу придется плохо. Действительно, Садик Хан всегда выступал за то, что нужно что-то делать с неравенством, надо сокращать разрыв между богатейшими и беднейшими слоями населения. Хотя рычагов для этого у мэра Лондона очень мало. Потому что есть конкретные сферы деятельности, которые лондонский мэр контролирует, – речь идет о полиции (хотя лондонская городская полиция в двойном подчинении, с одной стороны, подчиняется мэру, а с другой – министру внутренних дел), транспорте. Единственная область, где он что-то, наверное, мог бы теоретически сделать для бедноты, – это жилье. Вот тут рычаги кое-какие у лондонского мэра есть. Может быть, будет возможность построить больше социального жилья, обеспечить им малообеспеченные слои населения, лондонские семьи.

Зак Голдсмит (слева) и Садик Хан (справа) во время избирательной кампании

Зак Голдсмит (слева) и Садик Хан (справа) во время избирательной кампании

​Его платформа считается умеренно левой. Конечно, по сравнению с Тони Блэром он – левак. Но Блэр – это самая крайне правая точка Лейбористской партии. А Хан скорее сближался по социальным вопросам с Гордоном Брауном. Когда Гордон Браун стал премьер-министром, сменив Тони Блэра, Садик Хан и попал в правительство и занимал пост министра по делам местного самоуправления. Потом он руководил кампанией по избранию Эда Милибэнда лидером Лейбористской партии. Победа Милибэнда была тогда сюрпризом. Многие говорили, что Садик Хан тогда показал свое мастерство в качестве организатора избирательной кампании.

– Если Садика Хана сравнивать с Джереми Корбином, то кто из них левее, а кто правее? Кто совсем "розово-левый", а кто не очень? Или это все миф?

– Конечно же, это миф, что Садик Хан близок к Корбину. Основание для этого мифа вот какое: Хан был среди, по-моему, 36 лейбористов, выдвинувших Джереми Корбина в качестве кандидата на пост лидера Лейбористской партии. Жалеет ли об этом Садик Хан? Политические обозреватели практически единодушно считают, что, конечно, жалеет. Что предложение это было направлено на то, чтобы оживить выборы лидера партии, сделать их менее скучными, более увлекательными, привлечь больше рядовых членов партии. Но все это для умеренных лейбористов, включая Садика Хана, аукнулось. Хотя Хан был официальным кандидатом от Лейбористской партии на пост мэра и в этом качестве победил. Но он даже не пригласил лидера своей партии Джереми Корбина на церемонию вступления в должность. Об этом много писали. Он не планирует ни с ним, ни с бывшим мэром Лондона Кеном Ливингстоном, еще более одиозным деятелем лейбористов, никаких ярких мероприятий. Хан от них обоих в достаточной мере дистанцируется. И это делается не из каких-то чисто пиаровских соображений. Хану действительно с этими двумя деятелями не по пути.

Джереми Корбин зовет Великобританию в светлое будущее. Сентябрь 2015 года

Джереми Корбин зовет Великобританию в светлое будущее. Сентябрь 2015 года

Один из обозревателей газеты Observer писал о том, что истинным кандидатом Корбина на выборах мэра был вовсе не Садик Хан, а Джордж Гэллоуэй. Последний - это такой левак, коммунист, троцкист, называйте его как угодно, ненавистник Израиля. Который, тем не менее, избирался успешно в Палату общин от своей собственной партии "Респект". Джордж Гэллоуэй обрушивался на Садик Хана со всевозможной критикой. Самым, наверное, грязным приемом было заявление Гэллоуэя о том, что Садик Хан "держит Коран в левой руке". Есть исламские хадисы, не признаваемые большинством мусульман, утверждающие, что пророк Мухаммед якобы использовал левую руку только в туалете, а все остальное делал правой рукой. Поэтому держать Коран левой рукой нельзя. Но те, кто придерживается подобного взгляда, обычно и принадлежат к тем слоям мусульман, откуда и выходят террористы.

– Почему победил именно Садик Хан?

– Победил он потому, что он – достаточно новое лицо. Все-таки Голдсмит слишком элитарен. Он сын миллиардера. Он сам мультимиллионер. Человек, как говорят, родившийся с серебряной ложкой во рту, не знавший никаких проблем. Но при этом не получивший даже высшего образования. Садик Хан родился в бедной семье пакистанских эмигрантов. У него шестеро братьев, одна сестра. Работал не покладая рук, чтобы прокормить семью. Отец работал водителем автобуса. Мать подрабатывала швеей. Из этой нищеты он сам выбился. Он сам себя сделал. Он поступил в университет, успешно его окончил, стал успешным адвокатом, юристом. Трудяга, короче говоря. Я бы даже сказал, трудоголик. И по сравнению с белоручкой Заком Голдсмитом, конечно, он производил гораздо более благоприятное впечатление. Кроме того, Зак Голдсмит – ярый сторонник ухода Британии из Европейского союза, а Садик Хан, наоборот, ярый сторонник того, что Британия в Евросоюзе должна оставаться. А абсолютное большинство лондонцев, как показывают опросы, в отличие, может быть, от остальной Британии, как раз еврофилы. Они не хотят, чтобы Британия из ЕС уходила.

Все фактически сводилось к попыткам дискредитировать Садик Хана как мусульманина

И, наконец, негативная кампания, как-то неискренне очень звучавшая, попытки очернить все время Садик Хана, не спорить с ним по существу, не говорить о социальной политике, о развитии транспорта, не говорить о неравенстве, даже о бизнесе… Можно было построить свою кампанию на защите интересов мелкого и среднего бизнеса, для консерваторов это была бы естественная вещь. Но даже это ушло куда-то совершенно на задний план. А все фактически сводилось к попыткам дискредитировать Садик Хана как мусульманина, возможно, общавшегося с какими-то экстремистами, радикалами и чуть ли не террористами.

– Сторонники теории заговора, о "ползучей исламизации" Европы, действительно, устроили настоящую свистопляску вокруг этого избрания. Так, по крайней мере, случилось в русском интернете. В Британии такие истерические нотки до сих пор звучат в общинах эмигрантов из стран СНГ?

– Да, конечно же, эмигранты из стран СНГ активно участвуют в этом хоре. Звучат очень громко голоса людей, которым кажется, что наступил конец света, потому что мусульманин стал мэром одного из крупнейших городов мира, финансовых центров мира. Мол, вот до чего мы докатились. Но большинство лондонцев, думаю, что и в Британии в целом, относятся к этому очень спокойно. Найдутся люди, весьма разумные, которые скажут – наоборот, это прекрасно. Потому что безопасное будущее Британии и Европы будет обеспечено, если удастся интегрировать умеренных мусульман гораздо больше, чем это сейчас происходит. Именно Садик Хан, умеренный мусульманин, который пошел против предрассудков собственной общины, голосуя за законопроект о разрешении однополых браков и по многим другим вопросам тоже, может быть ролевой моделью для мусульманской молодежи – смотрите, как многого мусульманин из бедной эмигрантской семьи может добиться! Мэром Лондона стать!

После присяги Хан отправился возложить цветы к памятнику жертвам Холокоста

У него самый крупный политический мандат во всей Великобритании. Ведь премьер-министра Соединенного Королевства напрямую не выбирают. Он избирается Палатой общиной, той партией, которая набрала большинство. А вот прямым голосованием самое большое число голосов во всей Великобритании получает именно мэр Лондона. И ко всему прочему мне кажется, что Садик Хан показал очень важные вещи. Когда он выступил решительно против антисемитизма в Лейбористской партии, это был один из самых сильных голосов. Корбин формально тоже против антисемитизма, по крайней мере, заявлял об этом, приостановил членство нескольких членов партии, включая своего близкого друга Кена Ливингстона за сделанные неосторожные замечания, которые были восприняты как антисемитские. Но Садик Хан критиковал Корбина, говорил, что надо было реагировать резче и быстрее, что антисемитизм совершенно не терпим. И очень символический такой жест. После присяги в качестве мэра Лондона Хан отправился возложить цветы к памятнику жертвам Холокоста.

– Говорят, что статистика - самая неумолимая из наук. Если рассмотреть процентное соотношение числа мусульман и вообще эмигрантов в Лондоне и в Великобритании в целом, какая картина получается?

– Их еще пока не так уж много. В Лондоне некоторые считают, что их там под миллион из 8-9 миллионов жителей Лондона, то есть процент достаточно большой. В Великобритании в целом процент меньше – в пределах 4-5%. Но эта доля растет – этого отрицать невозможно. Хотя отмечена тенденция, что во втором, третьем поколении у эмигрантов из исламских стран становится уже меньше детей в семьях. Они перенимают традиции и привычки своего окружения. Особенно это касается среднего класса. Поэтому возможно, что эта имевшая место до сих пор тенденция увеличения доли мусульман в британском населении постепенно начнет сходить на нет, - уверен Андрей Остальский.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG