Accessibility links

Хадиджа Исмаил: «Власти надо дать понять, что следует убирать за собой»


Хадиджа Исмаил намерена обратиться в ЕСПЧ для признания ее полной невиновности и чтобы правительство понесло ответственность за украденные полтора года из ее жизни

Хадиджа Исмаил намерена обратиться в ЕСПЧ для признания ее полной невиновности и чтобы правительство понесло ответственность за украденные полтора года из ее жизни

ПРАГА---В Азербайджане освобождена журналистка Хадиджа Исмаил. Верховный суд изменил ей меру наказания, заменив многолетний срок заключения на условный.​ После своего освобождения Хадиджа Исмаил ответила на наши вопросы.

Вадим Дубнов: Хадиджа, я еще раз поздравляю вас с освобождением.

Хадиджа Исмаил: Спасибо большое. Для меня это была новость дня. Я не ожидала этого решения, потому что до меня Верховный суд отклонил петицию Сеймура Хази – другого журналиста газеты «Азадлыг». Это, конечно, хорошая новость, что я на свободе, но я все еще считаю это недостаточным, потому что я сидела за несовершенное преступление полтора года. Я, конечно же, собираюсь обратиться в Европейский суд, для того чтобы меня полностью признали невиновной и чтобы правительство понесло ответственность за украденные полтора года из моей жизни. Я, конечно же, пыталась держаться все эти полтора года, начала изучать испанский язык. Не смогли полностью как бы остановить мою работу – мои коллеги и студенты продолжали проводить расследования. Лучшее, что может в тюрьме произойти с человеком, – это когда он в тюрьме читает расследование, сделанное его коллегами. Это, конечно же, были лучшие моменты в моей жизни.

Вадим Дубнов: Как происходило освобождение?

Хадиджа Исмаил: Я как раз собиралась позвонить домой, т.к. здесь был мой «день звонка».

Вадим Дубнов: Сегодня утром...

Хадиджа Исмаил: Сегодня днем после трех я должна была позвонить домой. Я как раз собиралась позвонить домой, и вдруг меня вызвали к начальнику, и он мне сообщил, что есть уже решение суда. Мы ждали, пока решение суда прибудет в тюрьму, адвокаты приехали за мной, люди ждали снаружи. Я вышла и с тех пор не владею временем.

Вадим Дубнов: Хадиджа, есть ли у вас какие-то ограничения по занятию профессиональной деятельностью, по журналистике?

Хадиджа Исмаил: Нет. Ограничения связаны с тем, что я не могу занимать никакую общественную должность. Я ее не занимала и не собираюсь занимать. Так что все общественные должности свободны – занимайте их сами. Никто не может мне запретить заниматься журналистикой, и я собираюсь ею заниматься.

Вадим Дубнов: В том же расследовательском жанре...

Хадиджа Исмаил: Да, в том же жанре. Я вела передачу на радио. Я не знаю, как сейчас все это происходит, потому что меня полтора года не было, я не знаю, в каком режиме работает радио в данный момент. Я собираюсь работать во всех направлениях, в каких возможно. Как только появится возможность, я очень хочу посмотреть Panama Papers.

Вадим Дубнов: Вы же можете сотрудничать с Panama Papers?

Хадиджа Исмаил: Почему бы и нет. Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP), с которой я работала в расследовательской журналистике, они – часть этого проекта, и я хочу с ними вместе этим заниматься.

Вадим Дубнов: Можете ли вы покидать страну?

Хадиджа Исмаил: Нет, пока не могу. В течение трех с половиной лет я не смогу покидать страну, но это неважно – все мероприятия, которые я не смогу посетить лично, я буду посещать посредством скайпа.

Вадим Дубнов: По вашим ощущениям – в этом году уже третий праздник освобождения – это оттепель или просто какие-то маневры режима?

Хадиджа Исмаил: Я думаю, что пришел момент, когда в правительстве поняли, что содержать меня в тюрьме дорого им обходится, потому что ни одной из тех целей, которые они подразумевали, когда меня арестовали, не было достигнуто. Они не уменьшили критику в адрес правительства, они не сократили число расследований по поводу оффшорных компаний нашего правительства – так что ничем мой арест им не помог. Поэтому я думаю, что пришел момент, когда они поняли, что надо убирать за собой мусор, и вот они попытались убрать часть этого мусора. Я сделала все, от себя зависящее, чтобы держаться и не помочь правительству в том, чтобы они как-то замели следы и т.д. Я не писала никаких прошений о помиловании. Я ничего не просила у правительства. Надо дать правительству понять, что арестовывать людей за свободословие дорого обходящееся дело. Надо дать правительству знать, что это дорого им обходится, чтобы они перестали арестовывать людей.

Продолжение темы в материале "Освобождение Хадиджи Исмаил. Шаг вперед на два года назад"

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG