Accessibility links

Обнаружение тела – почти как признание в убийстве


После допроса в ленингорской милиции 18-летний Давид Башарули исчез. Шесть месяцев родные искали пропавшего юношу

После допроса в ленингорской милиции 18-летний Давид Башарули исчез. Шесть месяцев родные искали пропавшего юношу

На днях исполнилось два года со дня исчезновения в Ленингорском районе 18-летнего Давида Башарули, останки которого были найдены спустя семь месяцев. Югоосетинское следствие заявило о самоубийстве молодого человека. Родные покойного утверждают, что это ложь и попытка скрыть преступление.

В Ленингоре всякий раз после какой-нибудь кражи милиционеры таскают на неформальные допросы мужчин, по их мнению, подходящих для совершенного преступления по возрасту и социальному статусу. Неформальные, потому что, во-первых, проводят их зачастую товарищи, не имеющие к следствию никакого отношения (т.е. это форменный произвол), а во-вторых, потому что никаких протоколов при этих беседах с пристрастием не составляется.

Так было и 3 июня 2014 года после очередной кражи в каком-то ленингорском доме. Двух молодых рабочих ленингорского ЖКХ Давида Башарули и Давида Арзуманяна милиционеры задержали, когда они закидывали в грузовик мусор. Земляки говорят, скорее всего, просто попались на глаза проезжавшим мимо силовикам.

Давид Арзуманян впоследствии скажет:

«Нас привезли в отделение милиции и развели по разным кабинетам, больше я Башарули не видел».

После этого допроса 18-летний Давид Башарули исчез. Милиционеры скажут, что после допроса они отвезли его домой. Но вот какая странность. Азуманяна домой не отвозили, он сам ушел, при этом личные вещи ему вернули сразу после допроса. А вот Башарули якобы довезли до дому, а личные вещи – мобильник и прочее – почему-то передали позже через дальнего родственника.

Милиционеры в подтверждение своего алиби нашли свидетелей, которые видели, как они привезли Давида к дому его дяди в Ленингоре, где квартировал несчастный. Правда, позже они будут извиняться перед близкими Башарули за лжесвидетельство, говорить, что дали показания под давлением милиционеров. Есть об этом официальные показания некоторых уже в Грузии, где также ведется следствие об исчезновении гражданина Башарули.

Шесть месяцев родные искали пропавшего мальчика.

Мать Давида Нино Башарули обивала пороги милиции, требовала и умоляла найти сына живого или мертвого. Силовики в ответ издевались над отчаявшейся женщиной, говорили, что ее сын скрывается на территории Грузии и она якобы сама об этом прекрасно знает. Говорит брат Нино Башарули Годердзи Гутниашвили:

«Когда моя сестра приходила в милицию, сотрудники ее прогоняли. Начальник районной милиции орал на нее, угрожал, что он ее изобьет и вышвырнет из района. Он и на своих подчиненных орал, мол, что она здесь потеряла? Говорил: выгоните и больше не впускайте ее сюда».

К этому делу подключилась и грузинская полиция. Судьбой пропавшего заинтересовались и европейские организации, работающие в зоне конфликта. Тему исчезновения Башарули стали поднимать на Эргнетских встречах. И в начале февраля 2015 года обнаружился труп Башарули у его родного селения Долиани.

Такое впечатление, что с самого исчезновения Башарули руководство республики почуяло, что дело будет резонансным. Сначала расследование взял под свой контроль министр внутренних дел Ахсар Лавоев, а с августа 2014 года – уже Леонид Тибилов. Он дал указание, чтобы тело нашли.

И тело Давида нашлось у селения Долиани, неподалеку от родительского дома. Его полуистлевшие останки были обнаружены подвешенными на дереве проволокой. Возле тела лежали ключи от дома, чистенькие, беленькие, как будто только что кем-то оставленные. Тело было найдено не где-то в лесной чаще, а в месте, где часто бывают люди, говорит Годердзи Гутниашвили:

«И скот там прогоняют, и за дровами туда ходят, но никто это тело там не видел. Тем более что Дато искали с собаками, там вокруг все обыскали – и ничего не нашли. Провод, который был обмотан вокруг останков, был закручен со стороны спины, сам бы он так сделать не смог, на одной руке не хватало пальцев».

Тело отправили на экспертизу в Ростов-на-Дону. По возвращении из России останки передали родным, а те увезли его в Грузию, где провели еще одну экспертизу. Ее результаты лишь подтвердили уверенность близких в том, что Башарули не был самоубийцей, продолжает Годердзи Гутниашвили:

«Останки были уже вымыты, поэтому сложно было определить причину смерти. Тем не менее в останках эксперты обнаружили частицы грунта и травы, из чего был сделан вывод, что тело лежало в земле. Т.е. его убили и закопали, а уже спустя полгода извлекли из земли и повесили на дерево.

– А что говорит ростовская экспертиза?

– Моя сестра просила ознакомить ее с результатами экспертизы, но ей отказали. Просто сказали, что Давид сам повесился, и больше ничего не говорят. Когда проходят Эргнетские встречи, грузинская сторона требует передать ей результаты ростовской экспертизы, но югоосетинская по каким-то причинам отказывается передавать бумаги».

У меня вопрос: зачем преступникам, которые спрятали тело так, чтобы его никто никогда не нашел, через семь месяцев после убийства откапывать его и вешать на дерево, чтобы его нашли? Кому это может понадобиться? Поправьте, если я ошибаюсь. Во-первых, тому, кто не беспокоится по поводу возможного разоблачения, т.е. он (они) контролирует ситуацию. Во-вторых, очевидно, что он (они) еще и отвечает за ситуацию в целом. Он должен уладить скандал, дело, которое находится на карандаше президента: раскрыть его, успокоить общественное мнение, навязать ему официальную версию самоубийства. Иными словами, обнаружение тела Башарули выглядит почти как признание в убийстве. В этом смысле странно, что версия самоубийства так легко прошла контроль милиционера Лавоева и чекиста Тибилова.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG