Accessibility links

Каждый 113-й на Земле


На сегодняшний день в Грузии проживает около 1400 беженцев и людей, имеющих гуманитарный статус. В основном это люди из Ирака, Украины, Сирии, люди, приехавшие из Чечни в конце 90-х

На сегодняшний день в Грузии проживает около 1400 беженцев и людей, имеющих гуманитарный статус. В основном это люди из Ирака, Украины, Сирии, люди, приехавшие из Чечни в конце 90-х

В мире еще никогда не было так много беженцев и вынужденно перемещенных лиц, как сегодня, – около 65 миллионов человек. Это каждый 113-й человек на Земле, говорится в отчете верховного комиссариата ООН по делам беженцев. Сегодня Всемирный день беженцев – в Тбилиси прошло несколько мероприятий, приуроченных к этому дню. Кто они, люди, ищущие убежище в Грузии, и с какими трудностями они встречаются здесь?

Мирза плохо говорит по-английски. Я несколько раз повторяю ключевые слова, пытаюсь делать это громче и отчетливее. Спрашиваю, когда он приехал в Грузию. Два года назад, отвечает он. Его ответы очень односложны, но все самое важное он умудряется в них уместить:

«С женой и двумя сыновьями. Потому что война. Небольшое пособие. Жилплощадь в Поничала. Проблема – безработица».

В Ираке, откуда Мирзе с семьей пришлось бежать, он был учителем. Через два месяца он окажется по другую сторону класса – они с женой начнут изучать грузинский язык, рассказывает беженец.

В 2014 году из-за гонения езидов, которое осуществляет террористическая группировка «Исламское государство», около 400 тысяч иракских езидов стали беженцами, говорит настоятель Духовного совета езидов Грузии Дмитрий Пирбари. Примерно 70 человек тогда нашли здесь убежище, правда, большинство, рассказывает он, вскоре покинули Грузию, пытаясь найти приют в странах Европы. Остались только три семьи, и одна из них – семья Мирзы.

Община езидов в Грузии, продолжает Пирбари, согласно последней переписи населения, составляет около 12 тысяч человек:

«Прошло уже почти два века, как езиды живут в Грузии. Они были вынуждены переселиться на Южный Кавказ из-за преследования по религиозному признаку в Османской империи. Поселились главным образом в Грузии и Армении».

На сегодняшний день, говорит Пирбари, главная проблема общины – ассимиляция. Для того чтобы «сохранить себя», в прошлом году в Тбилиси был открыт езидский храм, а при нем и учебный центр.

«В центре функционируют курсы языка, курсы по изучения истории и религии. Людей, может, и немного, но они ходят. Люди постепенно просыпаются, чувствуют, что у них есть свой угол, собираются вместе, слушают проповеди. Однако в целом процессы в мире развиваются таким образом, что небольшие этносы теряют свою идентичность. Мы теряем наш язык, нашу религию».

«Кто такой беженец?» Ответ на этот вопрос можно было прочитать на листовках, которые в центре Тбилиси раздавали сегодня представители аппарата Народного защитника. В отличие от вынужденно перемещенных лиц, которых также принято называть беженцами, – это люди, находящиеся в Грузии, но у которых нет грузинского гражданства. У них есть обоснованный страх, что они могут стать в своей стране жертвами преследования из-за расы, религии, вероисповедания, национальности, принадлежности к определенным социальным группам или из-за политических убеждений.

Есть еще категория людей, которой присваивается гуманитарный статус. В этом случае причины, по которым люди ищут убежище в Грузии, несколько иные: они покинули родную страну из-за агрессии, оккупации, внутренних конфликтов или массовых нарушений прав человека.

На сегодняшний день в Грузии проживает около 1400 беженцев и людей, имеющих гуманитарный статус. В основном это люди из Ирака, Украины, Сирии, люди, приехавшие из Чечни в конце 90-х, говорит глава управления по делам беженцев и репатриации министерства Ираклий Кокая. Пособие размером 45 лари, курсы грузинского языка, страховка и бесплатное образование – это то, что предоставляет грузинское правительство беженцам на сегодняшний день.

«Есть определенное количество людей, у которых получается начать, например, небольшой бизнес. Однако люди, имеющие статус беженца или гуманитарный статус, как вы знаете, уезжают из своей страны с пустыми руками, поэтому начать малый бизнес им довольно трудно. Но есть несколько десятков семей, которые смогли хорошо устроиться».

Наверное, около половины покинувших родные дома и обосновавшихся в Грузии пытаются интегрироваться в грузинское общество – выучить язык, обзавестись знакомыми, говорит Кокая. Лучше всего это получается у детей. Однако есть и другая категория беженцев – это люди, которые не теряют надежды когда-нибудь вернуться на родную землю и не спешат пускать корни в Грузии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG