Accessibility links

Контрабандисты вышли на забастовку


Сегодня третий день, как никто овощи и фрукты не ввозит. В Ленингоре дефицит уже ощущается – продукция не во всех магазинах, а там, где еще есть, осталось совсем немного. Тают запасы и в Цхинвале

Сегодня третий день, как никто овощи и фрукты не ввозит. В Ленингоре дефицит уже ощущается – продукция не во всех магазинах, а там, где еще есть, осталось совсем немного. Тают запасы и в Цхинвале

В Ленингорском районе Южной Осетии третьи сутки продолжается забастовка перевозчиков овощей и фруктов. Торговля с Грузией в республике запрещена. Таким образом контрабандисты протестуют против штрафов за незаконную перевозку товаров из Грузии. Демарш перевозчиков абсурден лишь на первый взгляд у них сложилось монопольное положение в сфере поставок овощей и фруктов на югоосетинском рынке.

Грузовой транспорт не может пересекать границу с Грузией. Запрещено. Поэтому все грузоперевозки осуществляют микроавтобусы. Получаются как бы грузовики, замаскированные под маршрутки.

Как мне объяснили ленингорцы, есть два вида микроавтобусов, которые перевозят овощи и фрукты из Грузии в Южную Осетию. Один – со снятыми пассажирскими сидениями. Эти машины считаются обычным личным транспортом. Вторая категория – микроавтобусы с пассажирскими сидениями. Они оформлены как рейсовый пассажирский автотранспорт. Понятное дело, у такой маршрутки должны быть пассажиры, которые отмечаются на пограничном посту. И такие люди есть. Несколько человек каждый день переходят на грузинскую сторону и возвращаются на югоосетинскую, отмечаясь на посту как пассажиры. В маршрутках они сидят на сидениях, а в «личных» изображают попутчиков, которые расселись на ящиках с товаром. Услуга не бесплатная, овощник должен заплатить каждому из них по 10 лари или 300 рублей. Соответственно, и перевозимый груз оформляется как ручная кладь этих фиктивных пассажиров.

Но на каждого пассажира, вне зависимости от того, на какой машине он едет, полагается не более 50 килограммов ручной клади. Значит, если хочешь завести тонну, то и количество пассажиров надо увеличивать до 20. Во-первых, это хлопотно каждый день гонять на границу 20 человек, а во-вторых, накладно.

В общем, постепенно сложилась следующая практика. Для порядка оформляли на маршрутку не более пяти пассажиров, плюс мзда за перевозку контрабанды – три тысячи с рейса. И вот в начале недели ни с того ни с сего пограничники начали сверять груз с количеством оформленных пассажиров.

Понятное дело, что обнаружилось превышение ручной клади. Овощников начали штрафовать, а две маршрутки – одну с клубникой, другую с картошкой, говорят, даже задержали. Вроде бы там было что-то не в порядке с грузом. Овощники не поняли, к чему весь этот фарс, возмутились и объявили забастовку. Сегодня третий день, как никто овощи и фрукты не ввозит. В Ленингоре дефицит уже ощущается – продукция не во всех магазинах, а там, где еще есть, осталось совсем немного. Тают запасы и в Цхинвале. Вчера в поселок приезжали цхинвальские оптовики. Некоторые вернулись порожними, некоторые решили подождать в надежде, что конфликт скоро разрешится.

В 2014 году нечто похожее уже было. Правда, тогда пограничники запретили провоз товара. Этот запрет продержался менее шести часов, потом милиция объезжала дома овощников и даже требовала возобновить работу. Это все-таки вопрос продовольственной безопасности республики – у ленингорских овощников почти монополия на поставки в республику зелени, овощей и фруктов. Грузинская продукция в Южной Осетии вне конкуренции, она ближе и дешевле. В Тбилиси один килограмм помидор в рознице стоит приблизительно 1 лари или 28 рублей, в Ленингоре уже 60, а в Цхинвале – 80-90 рублей.

Если бойкот ленингорских овощников затянется, придется торговцам везти помидоры из Северного Кавказа. На Севере лучше покупать непосредственно у производителей в Кабарде. На оптовом рынке в Нальчике розовые помидоры сегодня продают по 80 рублей, а обычные, красные, по 50 рублей за килограмм. Но они без документов, соответственно, коммерсантам надо будет решать проблемы на границе… Можно предположить, что при завозе с Севера в Цхинвале цены подскочат не меньше чем в полтора раза.

Правда, можно заняться овощеводством самим. Хотя бы со следующего года. Об этом часто говорят патриотически настроенные товарищи. Только все это маниловщина. Можно с уверенностью утверждать, что никакого овощеводства в масштабах, позволяющих наполнить внутренний рынок, в обозримом будущем не случится. Почему? Потому что этого не случилось до сих пор. Почему не случилось, тоже понятно: товарное овощеводство – это каторжный труд.

В общем, самое приемлемое для республики – это поставки из Грузии. Но завозить товары в открытую нельзя, непатриотично. Дескать, мы не желаем развивать экономику государства, которое к нам настроено враждебно. А втихаря таскать оттуда контрабанду, получается, можно. Только этот напускной патриотизм на деле – не что иное, как обворовывание и соотечественников, и бюджета. Во-первых, не будь поборов с контрабандистов, товар не поднимался бы в цене в три раза. Значит, поборы с контрабандистов компенсируют югоосетинские граждане. Во-вторых, в случае легализации поставок, таможенные сборы могли бы пополнять бюджет. Только кому все это надо

Кстати, эта криминальная ситуация выгодна и перевозчикам. Она ограничивает конкуренцию. Контрабанда – это бизнес закрытый и жестко контролируемый. Попасть в него, что называется, с улицы просто невозможно. Получается, эта история выгодна всем – и перевозчикам, и охранителям государства. Они нужны друг другу. Понятное дело, что у них иногда вспыхивает конфликт интересов, но, судя по всему, это ненадолго. Надолго нельзя – это и убытки участников процесса, и подрыв продовольственной безопасности республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG