Accessibility links

Папа на «возлюбленной армянской земле»


Папа Франциск выступил в Ереване, отслужил мессу в Гюмри и помолился в святом Эчмиадзине, где попросил благословения Католикоса всех армян Гарегина Второго

Папа Франциск выступил в Ереване, отслужил мессу в Гюмри и помолился в святом Эчмиадзине, где попросил благословения Католикоса всех армян Гарегина Второго

ПРАГА---Глава Римско-католической церкви Папа Римский Франциск сегодня завершает свой трехдневный визит в Армению. Это второй в истории независимой Армении визит Папы Римского в страну. В 2001 году Иоанн Павел II приезжал в Армению для участия в торжествах, посвященных 1700-летию провозглашения в Армении христианства государственной религией. Папа Бенедикт XVI не почтил Армению своим визитом.

Франциск выступил в Ереване, отслужил мессу в Гюмри и помолился в святом Эчмиадзине, где попросил благословения Католикоса всех армян Гарегина Второго. Армян тронули слова папы о геноциде: «Сокрытие или отрицание злодеяний подобно кровоточащей ране, которую не забинтовали». Он также повторил слова Иоанна Павла Второго: «Ваши страдания принадлежат и нам, это страдания «мистического тела Христова».

Папа выражался очень поэтично и проникновенно: «Почитаю благодатью оказаться на этих высотах, где под сенью горы Арарат кажется говорит даже тишина; где хачкары – каменные кресты – повествуют уникальную историю, проникнутую твердой как скала верой и безмерным страданием, – историю, полную великолепных свидетелей Евангелия, наследниками которых вы являетесь. Я прибыл паломником из Рима, чтобы встретиться с вами и выразить чувство, которое поднимается из глубины сердца: это любовь вашего брата, это братское объятие всей католической церкви, которая любит вас и близка к вам».

О том, как прошел исторический визит понтифика, о его религиозном, политическом, культурном и общечеловеческом смыслах мы говорим со Степаном Сафаряном, политологом, директором армянского Института международных отношений и безопасности и членом Совета старейшин Еревана.

Катерина Прокофьева: Степан, в календаре Ватикана на этот год запланировано два визита Папы Римского в страны Южного Кавказа: визит в Армению – отдельно, а октябрьский визит в Грузию и Азербайджан тоже отдельно. Чем, по-вашему, объясняется особое отношение к Армении?

Степан Сафарян: Я думаю, что это связано не только с хорошими отношениями Папы с армянскими кругами. Общеизвестный факт, что Папа служил в Аргентине, и там он очень близко познакомился с армянской историей, культурой и т.д. Но я думаю, что это не решающий фактор, конечно. Видно, что Ватикан придает большое значение тем странам, которые являются христианскими. Армения имеет очень важное геополитическое положение на Южном Кавказе, как и Грузия, и в этом плане, конечно, понятно, почему Ватикан придает такое значение Армении как христианской стране. До своего прибытия в Армению понтифик в видеообращении досконально объяснил, что на самом деле он очень ценит первое христианское государство, и Армения, конечно, в этом плане очень важна для Европы, для христианского мира.

Катерина Прокофьева: Был проведен соцопрос, и больше 30% армян ответили, что приезд Папы – это знаковое событие для Армении и признание ее духовным центром мира. Аж прямо вот так. Вы согласны с такой трактовкой?

Степан Сафарян: Я не думаю, что Армения является духовным центром мира. Я знал и до этого, что европейские политики очень ценят христианскую сущность Армении. Однажды один из видных европейских политиков мне сказал: «Господин Сафарян, никто не будет высказывать такое, но, поверьте, мы все очень хорошо видим, как христианство у вас укоренено, как глубинно». То есть в этом плане, особенно тогда, когда в Европе правит Европейская народная партия, идеологией которой являются христианско-демократические ценности, конечно, Армения очень важна. Возвращаясь к вашему вопросу, я хочу сказать, что армяне очень высоко оценили заявление Папы по армянскому геноциду в прошлом году, когда впервые глава католической церкви официально признал армянский геноцид. После этого, я думаю, отношение армян к католической церкви кардинально изменилось.

Катерина Прокофьева: В этот раз Папа также употребил слово «геноцид», но немедленная реакция из Турции, как это было в прошлом году, когда Турция отозвала своего посла из Ватикана, не последовала. Почему, как вы думаете?

Степан Сафарян: Я следил за тем, как реагирует турецкая пресса. На самом деле, нельзя сказать, что Анкара и турецкое общество не следили за высказываниями Папы или его визитом, но, скорее всего, они знали, что сам визит понтифика – это уже событие мирового масштаба, и больше 300 изданий освещали визит Папы. Наверное, они не хотели входить в полемику с Ватиканом, и поэтому они проигнорировали эти высказывания. В некоторых турецких масс-медиа были освещены его высказывания, его заявления по поводу армянского геноцида, опять обвинили... Так что надо иметь в виду, что в прошлом году они делали то, что смогли, т.е. их реакция ничего не изменила в поведении понтифика, и в этом плане не было никакого смысла опять поднимать такую бурю по поводу заявлений Папы.

Катерина Прокофьева: Иерархи Армянской апостольской и Римско-католической церкви в своих обращениях затрагивали вопросы нормализации отношений Армении и Турции. Пролетая над Турцией, по пути в Армению, Папа Франциск отправил телеграмму, адресованную президенту Эрдогану, с таким текстом: «По пути своего паломничества в Армению адресую вашему народу свои наилучшие пожелания и молюсь Всевышнему, чтобы он послал благословение всему народу». Во-первых, он назвал свой визит в Армению паломничеством – о чем это говорит, по-вашему, а во-вторых, какое в целом видение решения армяно-турецкой проблемы он привез с собой?

Степан Сафарян: Я не думаю, что у Папы есть какая-то повестка дня по поводу армяно-турецких отношений, но буду ссылаться на резолюцию решения немецкого Бундестага, которое я называю армяно-турецкой политикой Европы или хотя бы Германии. Я думаю, что особенно сейчас, когда кризис в российско-турецких отношениях продолжается, когда на Кавказе в апреле была война в Нагорном Карабахе, все понимают, что риски возобновления военных действий очень высоки и все эти кризисы могут этому способствовать. Поэтому и со стороны Европы, и со стороны Ватикана этому придается очень большое значение, и используются все рычаги, которые могут нормализовать ситуацию. С одной стороны, конечно, было закономерно то, что Германия признала армянский геноцид и какую-то свою вину в этом преступлении, но большое внимание приковано к нормализации армяно-турецких отношений, потому что это довольно взрывоопасный конфликт. Российско-турецкое напряжение, т.е. конфликт между Западом и Россией может влиять в глобальном плане и дестабилизировать ситуацию на Кавказе. Поэтому все европейские инструменты используются для стабилизации в регионе, и в этом плане, конечно, Ватикан, как видно, имеет большие рычаги.

Катерина Прокофьева: Да, но какие рычаги?

Степан Сафарян: Хотя бы влияние на общество. Вы сами видели, как тепло принимали Папу Римского, и в этом плане, конечно, это немалый ресурс.

Катерина Прокофьева: То, что Папа употребил слово «геноцид», повлечет какие-то юридические шаги, практические или пусть даже просто, как вы говорите, влияние на общество? На данный момент Армения ожидает признание геноцида от Германии. Несмотря на то, что немецкий Бундестаг признал геноцид, – это не полноценное признание. В католической Германии сильно прислушиваются к мнению Папы?

Степан Сафарян: Я думаю, да. И я думаю, что прошлогодние заявления Папы сыграли свою роль в признании Германией геноцида. То есть, я думаю, что все это взаимосвязано, и неслучайно я ссылался на это решение, потому что и Папа Римский, и его послание к турецкому народу во время своего пребывания в Армении, и резолюция Бундестага говорят о необходимости нормализации армяно-турецких отношений на признанном уже факте геноцида. То есть в этом плане хотя бы общественная поддержка такого процесса необходима, и я думаю, что, так как немецкая сторона уже провозгласила, они будут очень активны в этом плане. Я думаю, что визит Папы Римского как-то дополняет ту европейскую политику.

Катерина Прокофьева: Но если он имеет серьезное влияние на европейскую политику, то как насчет католических Испании, Ирландии, которые тоже не признают геноцид?

Степан Сафарян: Я думаю, что со временем все это будет, т.е. все-таки визит Папы Римского и его такой большой пиар, освещение со стороны мировых масс-медиа – все это способствует такому процессу. Я смотрю на это как на продолжение прошлогоднего процесса, когда признание самого факта армянского геноцида для европейской политики становится очень важным не только для сдерживания Турции, но и для стабилизации в регионе, потому что турецкая угроза, к сожалению, сохраняется по отношению к Армении. Недавние заявления турецкого истеблишмента, до апрельской войны и после нее, говорят о том, что Турция поощряет посягательства Азербайджана в отношении христианской Армении. В этом плане, конечно, послание Папы и его тезис, и вчерашняя церемония – экуменическая служба совместно с Эчмиадзином ради мира в Нагорном Карабахе, в Армении и т.д., – все это говорит о том, что, хотя католическая церковь не является субъектом глобальной политики, но то, что она делает, способствует стабилизации в регионе и является частью этой политики. В этом плане и Испания, и Ирландия, и другие страны, конечно, на сегодняшний день не могут признать геноцид. Влияние понтифика, скажем, продолжение процесса неизбежно.

Катерина Прокофьева: А почему они не могут? Они не хотят.

Степан Сафарян: Я думаю, что у них нет особого интереса как-то вмешиваться в кавказские дела. Германия – это совершенно другая страна. Германия – это лидирующая страна, у которой уже есть амбиции быть вовлеченной в разные регионы, и об этом несколько лет назад сам президент Германии и в дальнейшем немецкий истеблишмент очень четко, откровенно говорят, да еще и предпринимают какие-то действия. В этом плане понятно, почему Германия взялась за этот вопрос и сформулировала свою кавказскую и ближневосточную политику. А вот у Ирландии и Испании таких намерений нет, и они, с одной стороны, не хотят портить отношений с Турцией, а с другой стороны, у них нет никаких амбиций.

Катерина Прокофьева: Совместная литургия, которую вчера провели лидеры Ватикана и Эчмиадзина, была и по латинскому, и по армянскому обряду, т.е. были продемонстрированы очень теплые отношения...

Степан Сафарян: Это не в первый раз, и не первый случай проведения экуменической литургии совместно с Эчмиадзином. В 2001 году, когда бывший понтифик прибыл в Армению, была совместная экуменическая литургия, но разница в том, что отношение Папы Римского Франциска к Армении стало намного теплее, и это взаимно. Поэтому вчера это было намного масштабнее, и это показывает динамику, свидетельствует о том, что отношения между Ватиканом и Армянской церковью становятся все более дружественными и теплыми.

Катерина Прокофьева: Как в обществе реагируют на выступление Папы? В своих обращениях он упоминал армянских деятелей, цитировал Чаренца... Каков общественный резонанс и каково культурное значение визита главы католической церкви в Армению? Я так понимаю, что все его встречи собирали не только католиков...

Степан Сафарян: Да. Честно говоря, у нас в Армении не так уж много католиков, и, как было видно, из Гюмри или Эчмиадзина, или из Еревана было очень много людей, в том числе и последователей Апостольской церкви – они тоже там присутствовали, чтобы приветствовать Папу Римского. Я могу однозначно сказать, что отношение было абсолютно позитивным, вызвало восторг. Честно говоря, с точки зрения пиара его выступление было просто беспрецедентным, он делал все, чтобы завоевать сердца армян. Да, он цитировал Егише Чаренца – одного из видных писателей и поэтов Армении и, я бы сказал, очень революционного. Да, он в прошлом году во время литургии в Ватикане, посвященной жертвам армянского геноцида, провозгласил Григора Нарекаци святым католической церкви. Вчерашнее и позавчерашнее его выступления и высказывания по поводу неспокойных страниц армянской истории или тех страданий, которые мы пережили в прошлом, – все это было очень трогательным для армянского общества. Но, с другой стороны, есть очень известный факт: Папа Римский своим простым поведением и своей любовью дал урок даже правителям Армении, и общество в эти дни бурно это обсуждает, как надо жить, как надо служить людям. Он привез не только любовь, но и пример управления обществом не только в религиозном плане, но и в политическом. То есть он с собой привез абсолютно новую модель поведения, и в политической перспективе это будет иметь очень важные последствия.

Катерина Прокофьева: Вы, наверное, имеете в виду эпизод, как он одернул охранника, который отгонял от него монахинь...

Степан Сафарян: И не только! Таких примеров было очень много. Во-первых, он отказался от автомобиля высшего класса. Он пользуется Reno Logan – обыкновенным автомобилем. Был такой эпизод: в первый день наш Католикос ездил на очень дорогом «мердседесе», а на следующий день, увидев, что Папа Римский пользуется автомобилем не класса люкс, поменяли и автомобиль нашего Католикоса. То есть таких примеров очень много: как он обращался с инвалидами, которые приехали слушать литургию, как он общается с народом, – все это бурно обсуждалось в социальных сетях, в обществе и в прессе. Сегодня уже армянская пресса написала о том, каким должен быть духовный или политический лидер. Это совершенно другой тип поведения, совершенно другая модель государственности, и я думаю, что мы пока не осознаем до конца, к каким позитивным изменениям это может привести в Армении.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG